×

Солидная дебиторская задолженность спасает налогоплательщика от блокировки расчетного счета

Кассация поддержала нижестоящие суды, признавшие недействительным решение налоговой инспекции о приостановлении расходных операций кооператива в нескольких банках при наличии у него внушительной дебиторской задолженности
Фотобанк Лори
Один из экспертов «АГ» указал, что допущенная налоговым органом ошибка является вынужденной, а само решение о приостановлении операций по счетам в банке продиктовано скорее целесообразностью, а не правомерностью. Второй отметил, что положения норм Гражданского и Налогового кодексов, которые были верно применены судами по данному делу, направлены на сохранение нормальной хозяйственной деятельности и защиту оборотных денежных средств от налоговых претензий.

25 февраля Арбитражный суд Уральского округа рассмотрел дело об оспаривании налогоплательщиком блокировки его расходных операций в нескольких банках при наличии у него значительной суммы дебиторской задолженности.

В 2016 г. кредитный потребительский кооператив «Первый» прошел выездную налоговую проверку, по результатам которой общая сумма начисленных плательщику налогов, штрафов и пеней составила 55 млн руб. Так, инспекция оштрафовала кооператив на 12 млн руб. за неуплату налога на прибыль за два предшествующих года и за непредставление налоговых деклараций по указанному налогу, а также НДС (ст. 122 и 119 НК РФ). Кроме того, налогоплательщику была доначислена недоимка по налогу на прибыль организаций на сумму свыше 31 млн руб. и 11 млн руб. пеней.

Через два года налоговый орган вынес решение о принятии обеспечительных мер в виде запрета на отчуждение (передачу в залог) без его согласия имущества на общую сумму 6 млн руб. Инспекция также приостановила расходные операции кооператива на сумму 49,9 млн руб. в нескольких банках.

Обжалование решения инспекции в вышестоящем налоговом органе не увенчалось успехом, что побудило налогоплательщика оспаривать принятые в отношении него обеспечительные меры в суде.

Арбитражный суд Свердловской области удовлетворил требования кооператива, признав недействительным решение инспекции о принятии обеспечительных мер по приостановлению расходных операций кооператива и обязав инспекцию устранить допущенные нарушения. При этом суд исходил из того, что налоговый орган нарушил требования подп. 2 п. 10 ст. 101 НК РФ, согласно которому такая блокировка возможна только после наложения запрета на отчуждение имущества и только если совокупная стоимость такого имущества меньше общей суммы доначисленных обязательных платежей. Апелляция оставила в силе решение суда первой инстанции.

В кассационной жалобе в Арбитражный суд Уральского округа налоговая инспекция просила отменить судебные акты нижестоящих инстанций. В обоснование своих требований заявитель ссылался на то, что дебиторская задолженность является имущественным правом требования погашения задолженности к третьим лицам и не является реальным имуществом для целей налогообложения, так как она включается в состав активов только для целей бухучета. Также налоговый орган отметил, что текущее законодательство не предусматривает возможность обращения взыскания на дебиторскую задолженность, в результате чего ее наличие не может служить препятствием в принятии обеспечительных мер. Кроме того, заявитель полагал, что обеспечительные меры могут касаться лишь того имущества налогоплательщика, которое может быть отчуждено исключительно им самим.

Изучив обстоятельства дела № А60-45664/2018, Арбитражный суд Уральского округа не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы заявителя.

Со ссылкой на п. 30 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 57 окружной суд отметил, что при применении подп. 2 п. 10 ст. 101 НК РФ следует учитывать, что специальные правила, предусмотренные абз. 2 этого подпункта, применяются только при блокировке счетов на основании ст. 101 и не распространяются на схожую обеспечительную меру, применяемую в соответствии со ст. 76 НК РФ для обеспечения исполнения решения о взыскании налога, пеней, штрафа.

С учетом того что по состоянию на 30 июня прошлого года дебиторская задолженность кооператива составляла 104 млн руб., право на получение такой задолженности является имущественным правом, а сама она – частью имущества организации, кассация поддержала доводы нижестоящих судов о неправомерности оспариваемого решения инспекции.

При этом суд округа отметил, что согласно ст. 128 ГК РФ дебиторская задолженность относится как имущественное право к объектам гражданских прав и является иным имуществом, на которое может быть наложен запрет на отчуждение, прежде чем у налогового органа возникнет право на принятие обеспечительной меры в виде приостановки на расчетных счетах в банках всех расходных операций налогоплательщика.

Кроме того, кассация отметила, что в оспариваемом решении не указаны обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестных действиях кооператива по сокрытию или отчуждению принадлежащего ему имущества, совершении им иных действий по неисполнению решения о привлечении его к налоговой ответственности.

В связи с этим суд округа вынес Постановление № Ф09-313/2019, которым оставил в силе решения судов нижестоящих инстанций.

Адвокат МКА «Железников и партнеры» Вячеслав Голенев отметил редкость судебных актов (за исключением Верховного Суда РФ), принятых в пользу налогоплательщика и вынесенных со ссылкой на основные принципы и фундаментальные понятия налогового и гражданского права. «Приведенное постановление Арбитражного суда Уральского округа – приятное исключение из общей массы судебных актов по вопросам обоснованности/необоснованности обеспечительных мер, – отметил он. – Его мотивировка весьма обоснованна».

При этом эксперт подчеркнул, что допущенная налоговым органом ошибка является вынужденной, а само решение о приостановлении операций по счетам в банке продиктовано скорее целесообразностью, а не правомерностью. «Так, ст. 128 ГК РФ прямо указывает на имущественные права как иное имущество в перечне объектов гражданских прав, а в п. 2 ст. 39 НК РФ имущественные права исключены из имущества для целей налогообложения и в зависимости от типа операции облагаются НДС, налогом на прибыль организаций, НДФЛ в соответствии со специальными правилами второй части НК РФ, – пояснил он. – Налоговый орган попытался воспользоваться “старой” правовой неопределенностью, возникшей в НК РФ в связи с отсутствием в нем понятия “имущественное право” в том смысле, который ему придает ГК РФ». Однако, по мнению эксперта, эта неопределенность в налоговых спорах, в частности по НДС, толкуется в пользу налоговых органов, хотя такой подход в корне неверен.

Вячеслав Голенев выразил недоумение, почему применительно к аресту имущества в рамках обеспечительных мер должен применяться обратный подход, при котором имущественные права в данном случае не учитываются вовсе. По его мнению, весьма спорно, когда «имущественные права облагаются налогами как экономический актив, а для мгновенного ареста расходных операций в банке, чтобы не налагать арест на “неинтересную” налоговому органу дебиторскую задолженность налогоплательщика, они уже не считаются экономическим активом».

Эксперт добавил, что эта проблема имеет важное значение, и ее можно разрешить только внесением поправок в НК РФ либо разъяснениями соответствующих высших судебных инстанций.

Адвокат, управляющий партнер юридической консалтинговой группы «Шашкин и Партнеры» Денис Шашкин также отметил, что выводы суда кассационной инстанции достаточно обоснованы и абсолютно верно основаны на положениях ст. 128 ГК и ст. 101 НК, которые определяют дебиторскую задолженность наравне с иным имуществом юридического лица. «Достаточно верным является вывод суда о том, что в первую очередь налоговый орган должен обратить взыскание на имущество компании, к которому относится дебиторская задолженность, а уже только после этого, при недостаточности имущества, на денежные средства налогоплательщика», – подчеркнул адвокат.

Кроме того, Денис Шашкин указал, что с учетом того, что общая практика судов направлена на «бюджетопополняющие решения», судебный акт показывает независимость и объективность арбитражных судов в спорах по защите прав налогоплательщиков. «При этом стоит отметить, что такая практика может создавать условия для злоупотреблений налогоплательщиками в форме создания искусственной дебиторской задолженности, которая будет ”дежурным щитом”, защищающим от обращения взыскания на денежные средства при возникновении претензий налогового органа по недоимкам», – указал адвокат.

В целом же, отметил Денис Шашкин, такие положения норм Гражданского и Налогового кодексов, которые были верно применены судами по данному делу, направлены на сохранение нормальной хозяйственной деятельности и защиту оборотных денежных средств от налоговых претензий.

Рассказать: