×

Суд не усмотрел признаков необходимой обороны в действиях юноши, защищавшего мать от избиения

Как указано в обвинительном приговоре, подсудимый своим присутствием предотвратил возможность проявления посягательства и умышленно причинил тяжкие телесные повреждения потерпевшему
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Нвер Гаспарян, защищающий осужденного, назвал приговор суда самым беспрецедентным за свою 25-летнюю адвокатскую практику, поскольку судья отправил в колонию невиновного, защищавшего мать от избиения.

23 апреля Георгиевский городской суд Ставропольского края вынес приговор, которым признал Эдуарда Хасапетова виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ. Его защитник, вице-президент АП Ставропольского края Нвер Гаспарян рассказал «АГ» об обстоятельствах дела, назвав решение суда беспрецедентным.

Защита матери обернулась уголовным делом

20 января 2018 г. на рынке произошел конфликт между предпринимателями Василием Кременским и Нелли Хасапетовой, в ходе которого Кременской ударил женщину. Находившийся там же Сергей Замкин крикнул 20-летнему Эдуарду Хасапетову, что его мать бьют. Прибежав к месту конфликта, юноша ударил Кременского по лицу, затем повалил на землю и продолжил наносить удары.

В дальнейшем экспертное заключение показало, что Кременскому были причинены телесные повреждения в виде ушиба левого глазного яблока, кровоподтеков на веках, перелома внутренней стенки левой орбиты, а также решетчатой кости основания черепа, который является опасным для жизни и влечет тяжкий вред здоровью. В отношении Эдуарда Хасапетова было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 111 УК.

Судебное рассмотрение дела

Кременской сообщил суду, что подошел к Рухият Салиховой, возле палатки которой находилась Хасапетова, и попросил кофе. Когда последняя ему отказала, он ответил, что обращался не к ней. После этого, по словам потерпевшего, Хасапетова стала его оскорблять. В ходе ссоры, как показал Кременской, он, возможно, ударил женщину ногой, а спустя некоторое время после окончания конфликта он и подвергся избиению.

В суде Хасапетов виновным себя не признал. Он пояснил, что увидел, как Кременской нанес матери удар по ноге, и предположил, что тот намерен продолжить избивать ее, поэтому попытался отвести его от матери. Подсудимый подчеркнул, что наносил потерпевшему удары с целью обороны, поскольку «другим способом его было не остановить». Также он отметил, что когда Кременской попытался встать, то ударил потерпевшего кулаком по голове, а впоследствии, пресекая его попытки подняться, пытался ударить ногой по руке, однако, возможно, попал в область туловища. После того как Кременской успокоился, Хасапетов его отпустил.

Защитник Хасапетова Нвер Гаспарян рассказал «АГ» о позиции стороны защиты в суде.

Он подчеркнул, что его доверитель, неоднократно допрошенный – сначала в качестве подозреваемого, обвиняемого, а затем подсудимого, – последовательно пояснял, что действительно причинил Кременскому телесные повреждения, защищая мать от избиения.

Защитник отметил, что в данном случае имелось общественно опасное посягательство со стороны потерпевшего, что установлено постановлением мирового судьи судебного участка № 2 г. Георгиевска и Георгиевского района от 12 февраля 2018 г. Тогда Кременской был признан виновным в совершении в отношении Хасапетовой правонарушения, предусмотренного ст. 6.1.1 КоАП РФ, с назначением административного штрафа. При этом, добавил адвокат, мировой судья в постановлении сослалась на заключение эксперта, в котором указывалось на выявление у Хасапетовой двух кровоподтеков. Кременской в свою очередь признал факт причинения женщине побоев.

В судебном заседании Нвер Гаспарян подчеркивал, что согласно п. 3 Постановления Пленума ВС от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных ч. 2 ст. 37 УК, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья). Таким образом, указал он, Кременской осуществлял в отношении Хасапетовой общественно опасное посягательство, причинив ей побои.

Кроме того, адвокат добавил, что общественно опасное посягательство было неожиданным для его подзащитного, поэтому согласно п. 13 Постановления № 19 при выяснении вопроса, являлись ли для оборонявшегося лица неожиданными действия посягавшего, вследствие чего оборонявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения (ч. 2.1 ст. 37 УК), суду следует учитывать время, место, обстановку и способ посягательства, предшествовавшие событию, а также эмоциональное состояние оборонявшегося (страх, испуг, замешательство в момент нападения и т.п.). Так, указал защитник, по обстоятельствам дела крик Сергея Замкина для подзащитного был неожиданным.

Нвер Гаспарян подчеркнул, что Хасапетов не превысил пределов необходимой обороны. Он указал, что в соответствии с п. 14 Постановления № 19 судам надлежит иметь в виду, что обороняющееся лицо из-за душевного волнения, вызванного посягательством, не всегда может правильно оценить характер и опасность посягательства и, как следствие, избрать соразмерные способ и средства защиты. Действия оборонявшегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны, если причиненный вред хотя и оказался большим, чем предотвращенный, но при причинении вреда не было допущено явного несоответствия мер защиты характеру и опасности посягательства.

Адвокат отметил, что явное несоответствие средств защиты и характера причиняемого при этом вреда нападающему было бы в том случае, если Хасапетов, защищая мать от удара ногой, достал нож и нанес им удар Кременскому либо стал стрелять из оружия.

В судебном заседании Хасапетова пояснила, что на лице потерпевшего к тому моменту, как он подошел, уже был синяк. Рухият Салихова в свою очередь пояснила суду, что Кременской стал оскорблять Хасапетову после того, как та ответила, что кофе не для него. В последующем он ударил женщину в плечо, а затем ногой в область колена. Свидетель указала, что, когда прибежал подсудимый, конфликт еще не был исчерпан, и Кременской вел себя агрессивно. Также она добавила, что без вмешательства Эдуарда Хасапетова потерпевший мог причинить женщине серьезные телесные повреждения. По словам Сергея Замкина, он не видел, как Хасапетов наносил удар потерпевшему.

Заслушав показания свидетелей, суд обратил внимание, что в ходе предварительного расследования Замкин указал, что после того, как Хасапетов подбежал к матери, он нанес Кременскому два удара выше груди, отчего тот упал. Несмотря на то что свидетель не подтвердил показания, пояснив, что, возможно, следователь неверно изложил их в протоколе, суд признал их объективными и соответствующими событиям, совершенным подсудимым.

Суд подчеркнул, что поскольку Салихова находится в хороших отношениях с матерью подсудимого, то пытается ему помочь. Вместе с тем он посчитал, что ее показания свидетеля «фактически подтвердили доказательства, приведенные стороной обвинения» и обоснованность предъявленного обвинения, в частности то, что Эдуард Хасапетов подбежал к Кременскому «спустя около одной минуты после нанесения последним удара ногой Хасапетовой». Также суд указал, что показания Салиховой свидетельствуют об отсутствии реальной угрозы и активных действий со стороны Кременского по отношению к матери подсудимого. «То, что свидетель Салихова Р.М. не видела, как Хасапетов Э.Г. наносил удары Кременскому В.В., не исключает факт умышленных действий подсудимого», – сообщается в приговоре (имеется в распоряжении «АГ»).

Суд также принял во внимание, что ни один свидетель обвинения не подтвердил наличие угрозы со стороны потерпевшего и внезапности его действий в адрес подсудимого и его матери до начала нанесения ударов Кременскому, что исключает в действиях подсудимого признаки необходимой обороны. При этом он заметил, что в описании преступного деяния указано приблизительное время, что не исключает возможность совершения Кременским действий, повлекших к нему неприязненные отношения, до причинения вреда его здоровью.

В приговоре отмечается, что, исходя из положений, закрепленных в правовом понятии необходимой обороны, состояние необходимой обороны возникает не только с момента начала общественно опасного посягательства, но и при наличии его реальной угрозы – то есть с момента, когда посягающий готов перейти к совершению соответствующего деяния.

В документе также указано, что после конфликта с Хасапетовой, как было установлено в ходе заседания, потерпевший принялся собирать разбросанный товар. При таких обстоятельствах у прибывшего на место происшествия подсудимого отсутствовали основания полагать, что на тот момент имела место реальная угроза посягательства со стороны Кременского.

В итоге суд подчеркнул, что алгоритм действий Хасапетова, который своим присутствием предотвратил возможность проявления посягательства в адрес матери, а также отсутствие насилия со стороны потерпевшего непосредственно в отношении подсудимого свидетельствуют, что действия последнего не могут быть признаны необходимой обороной.

Таким образом, Эдуард Хасапетов был признан виновным и приговорен к лишению свободы сроком на год с отбыванием наказания в колонии-поселении. В качестве смягчающих обстоятельств суд указал аморальное поведение потерпевшего, отсутствие у Хасапетова судимости и наличие заболеваний у него и у его родителей.

Приговор будет обжалован

Комментируя приговор, Нвер Гаспарян указал, что суд не захотел выносить оправдательный приговор и менять квалификацию действий подсудимого и с этой целью выдвинул заведомо ложный тезис в приговоре о том, что Хасапетов подбежал тогда, когда избиение его матери прекратилось. «Однако такой вывод противоречит показаниям самого потерпевшего на следствии и в ходе очной ставки, где он показывал, что в момент его удара ногой Хасапетовой он почувствовал удар сзади со стороны ее сына. Потерпевший в суде вначале пытался изменить показания, но в конце все же признал то, что показывал на следствии. Суд эти показания в приговоре исказил», – рассказал адвокат.

«Аналогичные показания о том, что Эдуард Хасапетов пресек продолжающееся избиение своей матери, дали как на следствии, так и в суде все свидетели – Салихова, Хасапетова, Замкин и др. Однако суд такие показания дезавуировал, желая тем самым сохранить квалификацию по ч. 1 ст. 111 УК РФ. Хасапетов действовал в состоянии необходимой обороны, и данный факт получил полное подтверждение в суде», – указал защитник. Нвер Гаспарян отметил, что за 25-летнюю практику не видел более беспрецедентного приговора, поскольку судья отправил в колонию невиновного, защищавшего свою мать от избиения. «Удивительно, что согласно установочной части приговора судья фактически расписал необходимую оборону, признав, что Хасапетов стал очевидцем избиения его матери и, возмущенный поведением потерпевшего, стал наносить ему удары», – пояснил он.

По словам Нвера Гаспаряна, не желая оправдывать подсудимого и даже изменять квалификацию на менее тяжкую статью (причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны), а также игнорируя совокупность имеющихся доказательств, свидетельствующих о правомерных действиях Хасапетова, суд изготовил неправосудный приговор. «Примечательно, что прокурор просил применить условное осуждение, но суд направил молодого человека в колонию», – указал защитник. Он добавил, что в данный момент готовит апелляционную жалобу.

Обновление: В новости была допущена неточность. Текст был скорректирован 16 мая. Также была представлена более полная позиция стороны защиты.
Рассказать: