×

Суд округа встал на строну госоргана, несмотря на несостоятельность избранного им способа защиты

Кассация обосновала решение тем, что если истец прибегнет к надлежащему способу защиты нарушенного права, то его виндикационный иск будет отклонен в связи с пропуском срока давности
Фото: «Адвокатская газета»
Эксперты «АГ» назвали решение кассационного суда неоднозначным. Один из них отметил, что суд встал на сторону истца, хотя по смыслу закона и существующих разъяснений высших судебных органов не должен был этого делать. Второй указал, что в данной ситуации не совсем понятна правовая позиция истца, который имел возможность подать иск, по которому он добился бы положительного решения. Третий подчеркнул, что постановление красноречиво подтверждает общую тенденцию отхода судов от строгого профессионального процесса даже при разбирательстве в арбитражных судах.

Земельный участок принадлежал на праве безвозмездного срочного пользования Министерству регионального развития России. 28 апреля 2010 г. оно заключило на два года соглашение с компанией «Технопарк» по размещению временных движимых объектов на его территории в целях исполнения федеральной целевой программы. 

Компания возвела эти объекты, а также благоустроила территорию участка, в частности обустроив набережную, спортивные и детские площадки, парковку, установив ограждение, пункт охраны и шлагбаум для ограничения проезда автотранспорта. 

Вскоре право срочного безвозмездного пользования Министерства было прекращено, однако компания «Технопарк» продолжила пользоваться участком. Владельцем земли при этом стал Дальневосточный федеральный университет. В ходе проведенной 25 марта 2013 г. проверки территориального управления Росимущества был установлен факт незаконного использования участка. При этом выяснилось, что возведенными на нем объектами пользуется общество «Спортивный клуб острова Русский». 

Спортивному клубу было предложено до 20 апреля 2013 г. представить в Росимущество правоустанавливающие и разрешительные документы на использование спорного земельного участка. В случае непредставления документации обществу предписывалось в срок до 15 мая 2013 г. его освободить. Так как спортивный клуб не сделал этого, Росимущество обратилось в арбитражный суд и иском к обществу и спортклубу. Спор был квалифицирован судебными инстанциями как требование уполномоченного лица по защите права федеральной собственности на земельный участок путем сноса самовольных построек. 

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что оснований для применения в данном случае ст. 222 ГК РФ не имеется с учетом разъяснений п. 29  Постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 и п. 1 Обзора судебной практики по делам, связанным с оспариванием отказа в осуществлении кадастрового учета, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 30 ноября 2016 г. Суды исходили из того, что положения названных норм права о самовольной постройке не распространяются на отношения, связанные с возведением объектов, не являющихся недвижимым имуществом. 

Было установлено, что согласно характеристикам конструктивных элементов трехэтажного здания, расположенного на спорном участке, оно возводилось как некапитальный объект, внутренние и наружные стены которого спроектированы и изготовлены как сборно-разборные конструкции. При этом, согласно технической документации, конструктивная схема здания предусматривает возможность его сбора и разбора без нарушения целостности и функционального назначения. В связи с этим судебные инстанции не усмотрели оснований для понуждения общества к сносу временных объектов. 

В обоснование своих выводов суды указали, что материалами дела подтверждается факт выбытия части данного участка под спорными постройками из фактического владения титульного собственника, что исключает применение негаторного способа защиты нарушенного права. Также суды отметили, что с момента подписания договора компания «Технопарк» осуществляла эксплуатацию объектов, которые огорожены и находятся под постоянной охраной, совместно с обществом «Спортивный клуб острова Русский».

В отсутствие доказательств фактического владения (господства) Росимуществом спорной частью земельного участка, в том числе в виде содержания, обслуживания, эксплуатации тем или иным способом, беспрепятственного доступа на огороженную и охраняемую ответчиком территорию земельного участка, суды пришли к выводу о том, что в такой ситуации единственно возможным способом защиты нарушенного права будет являться предъявление иска об истребовании из чужого незаконного владения ответчиков незаконно занимаемого ими земельного участка, и на основании этого отказали в удовлетворении требований по мотиву избрания ненадлежащего способа защиты. 

Управление Росимущества не согласилось с судебными актами и подало кассационную жалобу, в которой указало, что возведение спорных построек на земельном участке федеральной собственности было согласовано как размещение временных сооружений для обеспечения строительства объектов Саммита АТЭС. Однако в настоящее время они продолжают незаконно эксплуатироваться ответчиками, создавая угрозу причинения вреда жизни и здоровью людей, поэтому данные постройки подлежат сносу по правилам ст. 222 ГК РФ и ст. 60, 62 Земельного кодекса РФ.

При этом заявитель посчитал недопустимым доказательством положенное судами в основу обжалуемых актов экспертное заключение об отсутствии у спорных объектов признаков капитальных строений и настаивал на том, что они являются недвижимым имуществом, неразрывно связанным с земельным участком ввиду наличия фундамента и коммунальных сетей. Кроме того, заявитель указал, что предложенный судами виндикационный способ защиты нарушенного права в данном случае неприменим, поскольку намерений истребовать спорные постройки истец не имеет.

В кассационной инстанции представитель истца указал, что конечной целью обращения в суд по настоящему делу является освобождение спорного участка от размещенных на нем построек и обеспечение беспрепятственной реализации правомочий собственника по владению, пользованию и распоряжению участком.

Рассмотрев материалы дела № А51-40899/2013, суд кассационной инстанции вынес решение об удовлетворении жалобы истца. Кассация пояснила, что суд первой инстанции, установив факт утраты владения истцом частью спорного участка ввиду существующего ограждения и ограничения открытого доступа на него, не поставил на обсуждение перед сторонами вопрос о надлежащей квалификации сложившихся отношений, не принял мер по выяснению действительной воли истца и не предложил уточнить заявленные требования с учетом фактических обстоятельств спора. 

Суд округа отметил, что объективная составляющая рассматриваемого требования, по сути, имеет необходимые признаки, позволяющие его квалифицировать в качестве виндикационного иска, поскольку с учетом специальных норм ст. 60, 62, 76 Земельного кодекса устранение имеющихся нарушений позволит истцу восстановить свое право путем возврата господства над спорным земельным участком в результате его освобождения от незаконно размещенных на нем построек. 

Такой подход, по мнению суда, соответствует разъяснениям п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 9 декабря 2010 г. № 143 и п. 13 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 3(2016), утвержденного 19 октября 2016 г. Президиумом ВС РФ. При этом кассация пояснила, что по смыслу приведенных разъяснений требование о сносе постройки, созданной без согласия истца, при утрате владения земельным участком, на котором такая постройка расположена, может быть предъявлено лишь в пределах общего срока исковой давности, однако он истек. 

Суд округа указал, что так как предусмотренные ст. 202, 203 ГК РФ основания для перерыва и/или приостановления течения данного срока отсутствуют, отказ в удовлетворении заявленных по настоящему делу требований существенным образом ограничивает право истца на судебную защиту, что является недопустимым. Таким образом, кассационный суд постановил отменить нижестоящие акты и направить дело на новое рассмотрение. 

Адвокат АБ «Яблоков и партнеры» Александр Тамодлин указал, что Пленум ВС и ВАС в Постановлении № 10/22 еще 8 лет назад разъяснил, что спор о возврате имущества, вытекающий из договорных отношений, разрешается в соответствии с законодательством, регулирующим данные отношения.

Он пояснил, что по вопросу судьбы строений, расположенных на земельном участке, срок аренды которого закончился, сложилась в большинстве своем однообразная судебная практика: при прекращении договора аренды земельного участка арендатор обязан освободить его от всех временных и неузаконенных объектов. Александр Тамодлин добавил, что наличие таких строений является нарушением предусмотренного ст. 622 ГК РФ обязательства арендатора по возврату имущества в том состоянии, в котором он его получил. 

«Например, такая позиция содержится в определениях ВАС РФ от 12 ноября 2010 г. № ВАС-15266/10, ВС РФ от 26 октября 2015 г. № 310-ЭС15-12759. При этом не имеет существенного значения, обладают ли такие строения признаками недвижимости или нет.

Защита прав собственника земельного участка должна осуществляться обязательственными, а не вещными способами», – пояснил адвокат. 

Комментируя постановление, адвокат АБ «Ковалёв, Рязанцев и партнеры» Виктор Глушаков отметил, что в решении суд отошел от стандартного подхода к оценке способа защиты, избранного истцом, и потому он воспринимается двойственно. 

«С одной стороны, при вынесении кассационного постановления суд руководствовался собственным пониманием социальной справедливости. Очевидно, что отказ в иске означал бы невозможность для истца понимаемыми способами освободить земельный участок от находящихся на нем строений. Суд рассуждает о пропуске срока исковой давности, который может быть применен в случае, если после рассмотрения настоящего дела истец прибегнет к надлежащему способу защиты права. При этом сложно спорить, что, исходя из обстоятельств дела, явно виден незаконный характер пользования земельным участком. Соответственно, вынесение такого судебного постановления – акт защиты закона и правопорядка. С другой стороны, избранный подход свидетельствует об игнорировании требований, предъявляемых к выбору способа защиты», – указал адвокат. Он пояснил, что, несмотря на формальные нарушения и несостоятельность избранного способа защиты, суд встал на сторону истца, хотя по смыслу закона и существующих разъяснений не должен был этого делать. 

При этом Виктор Глушаков отметил, что у него возникает вопрос о том, какой подход был бы избран судом, если бы на месте истца был не государственный орган, а коммерческая организация. «Кассационная инстанция сделала бы аналогичный вывод или указала бы на то, что истец мог узнать об отнесении спорного объекта к движимому имуществу на стадии досудебного урегулирования спора, и поддержала бы позицию нижестоящих инстанций?» – задался вопросом эксперт. 

Адвокат агентства недвижимости и юридической безопасности «ПравовестЪ» Кирилл Иванов указал, что в данной ситуации не совсем понятна правовая позиция истца, поскольку у него была возможность обратиться в суд с виндикационным иском и по другим основаниям добиться положительного решения, на что указывали суды первой и апелляционной инстанций: «Однако истец проявил упорство и настоял на своих исковых требованиях». 

«В моей практике были случаи, когда суды под самовольной постройкой понимали все что угодно. Имелись все документы для строительства, надлежащим образом было оформлено право собственности на землю. Несмотря на это, они произвольно называли строения самовольными постройками. В вышестоящих инстанциях нам удавалось оспорить эти незаконные решения», – приводит пример Кирилл Иванов. Кроме того, он пояснил, что в данной ситуации согласен с правовой позицией судов. «Считаю, что истцу нужно изменить основания иска и выбрать иной способ защиты, так как его права действительно нарушены», – заключил Кирилл Иванов. 

Партнер юридической фирмы «БИЭЛ» Николай Сапожников пояснил, что, хотя дело посвящено спору вокруг самовольных строений, примечательность его в другом. По его мнению, кассационная инстанция весьма широко истолковала и применила разъяснения п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25. «Особо примечательна аргументация суда кассационной инстанции, который согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций по фактическим обстоятельствам дела, а также их правовой квалификацией, но указал на то, что в настоящее время для предъявления истцом нового самостоятельного виндикационного иска уже истек срок исковой давности, а значит, истец не сможет защитить свои права», – указал он. 

Николай Сапожников пояснил, что в целом это постановление весьма красноречиво подтверждает общую тенденцию отхода судов от строгого профессионального процесса даже при разбирательстве в арбитражных судах. «Плюсами являются упрощение и ускорение процесса, а вот существенным минусом – утрата судом своей роли независимого арбитра между двумя состязающимися сторонами», – заключил эксперт.

Рассказать: