×

Управляющий должника обязан резервировать деньги для удовлетворения всех потенциальных кредиторов

ВС счел необоснованными действия по возврату залоговому кредитору денег, вырученных при реализации предмета залога, до того как требования ФНС к банкроту были включены в реестр
Фотобанк Freepik
По мнению одного адвоката, Верховный Суд придал универсальное значение п. 6 ст. 142 Закона о банкротстве. Второй назвал важной позицию о том, что эта норма применяется в том числе и в случае реализации предмета залога. Третий заметил, что ВС РФ продолжает последовательно проводить позицию о том, что конкурсный управляющий не может отдавать преимущество одному из кредиторов по отношению к другим.

Верховный Суд вынес Определение № 302-ЭС17-11347 (10) по делу № А19-15388/2015, в котором рассмотрел вопрос об обязанности конкурсного управляющего резервировать поступившие от реализации предмета залога средства для удовлетворения требований кредиторов, которые еще не включены в реестр.

В мае 2017 г. АО «Производственная компания «Дитэко» была признана банкротом. Несколько месяцев спустя ФНС России обратилась в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника доначисленных по результатам выездной налоговой проверки сумм налогов, а также пеней и штрафа. Помимо прочего налоговая служба просила включить во вторую очередь реестра НДФЛ на сумму свыше 35 млн руб.

В период рассмотрения требования ФНС проводились торги по реализации части имущества должника, в ходе которых ООО «Международный финансовый центр «Капитал», будучи залоговым кредитором, решило оставить это имущество за собой. В связи с этим 2 марта 2018 г. залоговый кредитор перечислил на специальный счет должника более 357 млн руб., в том числе 15% от цены реализации заложенного имущества, для погашения требований кредиторов первой и второй очереди. Тогда же конкурсный управляющий должника Виктор Тимашков направил часть полученной суммы на погашение требований кредиторов, включенных к тому времени в реестр, а оставшиеся 212 млн руб. возвратил залоговому кредитору.

В марте 2018 г. конкурсный управляющий от имени компании-банкрота оспорил решение налогового органа (дело № А19-4617/2018), на котором было основано его требование в деле о банкротстве, после чего подал ходатайство о приостановлении производства по нему, которое было удовлетворено судом. Далее суд отказал в удовлетворении требования ФНС России об обязании конкурсного управляющего зарезервировать 35 млн руб. из средств, поступивших от залогового кредитора для погашения требований кредиторов первой и второй очереди.

Однако позднее суд отказал в удовлетворении заявления управляющего о признании недействительным решения налоговиков о привлечении компании-банкрота к ответственности за совершение налогового правонарушения, производство по требованию ФНС было возобновлено. В июле 2019 г. требование было признано обоснованным, задолженность по НДФЛ была включена во вторую очередь реестра требований кредиторов.

ФНС обратилась в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего, в которой, в частности, просила признать незаконными его действия по преждевременному возврату залоговому кредитору денежных средств со специального счета компании. Налоговая служба также просила суд отстранить Виктора Тимашкова от исполнения обязанностей конкурсного управляющего и взыскать с него убытки в размере около 11 млн руб. В обоснование налоговый орган сослался на то, что управляющий неправомерно не зарезервировал денежные средства для расчетов по спорному требованию в сумме 35 млн руб. в соответствии с положениями п. 6 ст. 142 Закон о банкротстве, – то есть, не дожидаясь рассмотрения вопроса об обоснованности данного требования второй очереди, вернул денежные средства залоговому кредитору.

Три судебные инстанции отказали в удовлетворении жалобы со ссылкой на то, что на момент распределения выручки от реализации заложенного имущества не был принят судебный акт о включении 35 млн руб. в реестр требований кредиторов. Они отметили, что на момент разрешения заявления ФНС России спорные средства были уже возвращены залоговому кредитору, а значит, невозможно судебное понуждение к исполнению в натуре обязанности по резервированию суммы, фактически не находящейся под контролем управляющего. В судебных актах также указывалось, что ст. 138 Закона о банкротстве не предусматривает возможность резервирования денежных средств, а п. 6 ст. 142 Закона неприменим к процедуре расчетов за счет выручки от реализации заложенного имущества. Кроме того, подчеркнули суды, конкурсное производство в отношении компании не завершено, а потому не утрачена возможность удовлетворения требований ФНС России, относящихся ко второй очереди, за счет иного имущества должника.

Рассмотрев кассационную жалобу налоговой службы, Верховный Суд указал на ошибочность позиции нижестоящих инстанций. Он указал, что ст. 138 Закона о банкротстве не является специальной по отношению к п. 6 ст. 142 этого Закона, поскольку она не признает условия общей нормы неприменимыми, не содержит положений, отличных от тех, что закреплены в общей норме, не дополняет и не детализирует общую норму. «Кроме того, согласно п. 2 ст. 138 Закона о банкротстве 15% выручки расходуется на погашение требований кредиторов первой и второй очереди лишь при недостаточности незаложенного имущества должника для их погашения. При этом в банкротстве цена незаложенного имущества должна формироваться на торгах исходя из объективно действующих рыночных механизмов, на основе спроса и предложения. Эта цена обладает большей точностью по сравнению с ценой, определенной оценщиком, которая, несмотря на наличие экономических оснований, образует условную величину. Поэтому, если иное явно не следует из обстоятельств дела, до момента фактической реализации незаложенного имущества вопрос о том, хватит ли этого имущества для проведения расчетов с кредиторами первой и второй очереди, не всегда может быть разрешен с высокой степенью достоверности», – отмечено в определении.

Как пояснил ВС, в таком случае посредством резервирования 15% выручки от реализации заложенного имущества до момента устранения неопределенности относительно действительной цены незаложенного имущества достигается баланс прав залоговых кредиторов и кредиторов первой и второй очереди. Так, первые приобретают реальную возможность получить залоговое приоритетное удовлетворение за счет резерва, если имевшиеся к моменту продажи предмета залога требования кредиторов первой и второй очереди впоследствии будут погашены за счет незаложенного имущества, вторые – подлинные гарантии удовлетворения в пределах суммы резерва на случаи изменения конъюнктуры рынка (падения спроса на незаложенное имущество), несовпадения предварительной оценки с ценой заключенной на торгах сделки и т.п.

В рассматриваемом случае, подчеркнул Суд, вывод нижестоящих инстанций о том, что имеется возможность удовлетворения требований ФНС России, относящихся ко второй очереди, за счет иного имущества компании, основан на предположении и ничем не подкреплен. Соответствующие доказательства не исследовались и не оценивались судами. Сам конкурсный управляющий должника, направив часть 15% суммы на погашение требований кредиторов первой и второй очереди, включенных в реестр по состоянию на 2 марта 2018 г., подтвердил недостаточность незаложенного имущества для расчетов с такого рода кредиторами.

Верховный Суд добавил, что эта сумма подлежала резервированию и не могла быть незамедлительно возвращена залоговому кредитору. Однако при разрешении вопроса о том, имелись ли в поведении управляющего Виктора Тимашкова признаки недобросовестности и неразумности, существенное значение имеет, действовал ли он в ситуации правовой неопределенности в отношениях, связанных с порядком расчетов при реализации заложенного имущества. Соответствующие обстоятельства не были предметом проверки судов, а требование об отстранении конкурсного управляющего от исполнения возложенных обязанностей не могло быть правильно рассмотрено до надлежащего разрешения указанного вопроса. При этом ВС подчеркнул, что Виктор Тимашков не мог руководствоваться судебными актами, вынесенными по результатам рассмотрения заявления ФНС России об обязании конкурсного управляющего зарезервировать денежные средства, поскольку распределил выручку до их принятия.

Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций в части отказа в признании незаконными действий конкурсного управляющего по возврату залоговому кредитору денежных средств и отказа в удовлетворении требования об отстранении Виктора Тимашкова от исполнения обязанностей конкурсного управляющего. В этой части обособленный спор был направлен на новое рассмотрение в первую инстанцию, которой предстоит оценить действия последнего с точки зрения добросовестности и разумности, после чего рассмотреть вопрос о возможности применения к нему такой меры ответственности, как отстранение от исполнения возложенных обязанностей.

Адвокат АП г. Москвы Иван Белов назвал небесспорной позицию Верховного Суда о том, что вынесенные ранее судебные акты о разрешении разногласий в пользу конкурсного управляющего не освобождают его от убытков. «Такой подход является продолжением линии по “закручиванию гаек” в отношении арбитражных управляющих. Теперь управляющие рискуют быть привлеченными к ответственности не только при нарушении закона, но и при правовой неопределенности, в том числе когда их действия ранее были признаны правомерными судом», – заметил он.

По словам эксперта, Верховный Суд придал универсальное значение п. 6 ст. 142 Закона о банкротстве, который обязывает конкурсного управляющего зарезервировать часть конкурсной массы для кредитора, с которым не разрешен спор о размере требования, если при распределении конкурсной массы до завершения спора последний может остаться без пропорционального удовлетворения. «Как указал ВС, часть выручки от реализации заложенного имущества, которая должна идти на погашение установленных требований кредиторов первой и второй очереди, также должна резервироваться управляющим, если известен потенциальный кредитор этой очереди, требования которого еще устанавливаются судом. Это справедливое решение, в том числе и в отношении требований ФНС России, хотя для ее требований действует весьма льготный порядок заявления и рассмотрения. Практика показывает, что налоговая служба заявляет требования не только на основании акта налоговой проверки, но даже имея лишь проект такого документа. Поэтому, если ФНС России успела подать заявление о включении в реестр с любым расчетом налоговых претензий, конкурсный управляющий должен зарезервировать под требование часть средств, даже если ждать решения суда придется очень долго», – полагает Иван Белов.

Адвокат практики банкротства АБ «Инфралекс» Владимир Исаенко считает, что ВС фактически установил для управляющих обязанность резервировать денежные средства от реализации предмета залога до рассмотрения требования налогового органа о включении во вторую очередь реестра. «Особо важным для правоприменительной практики является вывод Суда о том, что общая норма о резервировании денежных средств до рассмотрения требований кредиторов (п. 6 ст. 142 Закона о банкротстве) применяется в том числе и в случае реализации предмета залога», – подчеркнул он.

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян отметил, что Верховный Суд продолжает последовательно проводить позицию о том, что конкурсный управляющий не может отдавать преимущество одному из кредиторов по отношению к другим. «Да, в этой ситуации конкурсный управляющий был формально прав: обязанности резервировать денежные средства у него не было в ситуации, когда другие кредиторы (в данном случае налоговый орган) в реестр требований кредиторов еще не были включены, а процедура банкротства еще не была завершена. Но фактически он мог нарушить принцип, закрепленный в п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве, согласно которому при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества», – заметил он.

Читайте также
ВС разъяснил, когда требования залогового кредитора подлежат удовлетворению из необремененного имущества
Верховный Суд отметил, что если стоимость залогового имущества окажется недостаточной, то залоговый кредитор занимает место рядового кредитора третьей очереди
25 Июля 2019 Новости

По мнению эксперта, в такой ситуации, когда конкурсный управляющий лучше, чем кто-либо иной, понимал, что иного имущества у должника, кроме выручки от реализации заложенного имущества, нет и не будет, он должен был зарезервировать денежные средства за счет той части выручки, которая подлежала направлению на удовлетворение требований кредиторов первой и второй очереди. А при наличии возражений со стороны залогового кредитора конкурсный управляющий вполне мог вынести данный вопрос на решение арбитражного суда в рамках разрешения разногласий.

Ранее, по словам адвоката, ВС уже рассматривал сходную ситуацию (Определение ВС РФ от 11 июля 2019 г. № 310-ЭС18-17700 (2) по делу № А62-6145/2015), когда при распределении выручки от реализации незаложенного имущества в пользу залогового кредитора ничего зарезервировано не было, хотя фактические обстоятельства дела говорили о том, что за счет стоимости заложенного имущества требования такого кредитора в полном объеме удовлетворены не будут, соответственно, оставшиеся неудовлетворенными требования залогового кредитора будут подлежать удовлетворению наравне с незалоговыми кредиторами третьей очереди. «И в той ситуации также не было прямой нормы, обязывающей арбитражного управляющего осуществлять такое резервирование. Тем самым правовая позиция ВС позволяет вывести такую максиму: в любой непонятной ситуации нужно выносить разногласия на решение суда», – заключил Артур Зурабян.

Рассказать:
Яндекс.Метрика