×

В Думу внесен проект об ответственности юрлиц за сделки с имуществом, полученным преступным путем

Согласно поправкам, юридическое лицо может освободиться от административной ответственности, в случае если оно способствовало выявлению данного правонарушения
По мнению одного из адвокатов, примечание к норме об освобождении от административной ответственности юрлица вызывает серьезные вопросы в плане создания ею условий для коррупции. Другой отметил, что трехлетний срок давности привлечения к ответственности, который хоть и сократился в два раза по сравнению с первоначальным вариантом законопроекта, по-прежнему никак обоснован, не мотивирован и не увязан с процессуальными сроками в сфере уголовного судопроизводства.

Правительство внесло в Госдуму законопроект № 1197680-7, которым предусматривается установление в КоАП РФ административной ответственности юридического лица за совершение сделок с денежными средствами и иным имуществом, полученными преступным путем.

Как ранее писала «АГ», поправки были разработаны Росфинмониторингом еще в апреле 2020 г. – ведомство представило на общественное обсуждение два связанных законопроекта.

Читайте также
Ответственность юрлиц за сделки с имуществом, полученным преступным путем, может появиться в КоАП
Росфинмониторинг полагает, что из-за отсутствия обязанностей по предупреждению легализации преступных доходов у организаций отсутствует мотивация к соблюдению закона в ситуации, когда его нарушение позволяет извлечь экономическую выгоду
20 Апреля 2020 Новости

В соответствии с первым проектом ст. 13 Закона о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма было предложено дополнить указанием на возможность применения мер ответственности к юридическому лицу, в интересах которого осуществлены сделки или финансовые операции с денежными средствами или иным имуществом, полученными преступным путем. Данный проект получил отрицательное заключение Минэкономразвития при оценке регулирующего воздействия: указано, что редакция проекта акта не содержит базовых гарантий для юридических лиц и способствует утверждению единообразного подхода в административной практике о заранее вмененной виновности юридическому лицу без возможности доказать обратное. На настоящий момент доработанная версия в Думу не внесена.

По мнению разработчиков, угроза наказания побудит юридических лиц более ответственно подходить к обеспечению безопасности, инвестиционной стратегии и будет способствовать реальному контролю над членами органов управления и работниками. С учетом этого вторым законопроектом было предложено установить административную ответственность юридических лиц по аналогии с ответственностью, применяемой в отношении организаций за причастность к коррупции (ст. 19.28 КоАП). В случае реализации инициативы Кодекс об административных правонарушениях будет дополнен ст. 15.27.3, согласно которой совершение в интересах юридического лица физическим лицом сделок или финансовых операций с денежными средствами или иным имуществом, полученным заведомо для совершающего вышеуказанные действия лица преступным путем, повлечет для организации штраф в размере до трехкратной суммы денежных средств (стоимости имущества), но не менее 1 млн руб., либо административное приостановление деятельности на срок до 30 суток.

В пояснительной записке к проекту поправок в КоАП РФ отмечено, что введение ответственности юрлиц обусловлено необходимостью создания новых эффективных мер противодействия преступности, совершаемой в интересах организаций либо с использованием их возможностей. По словам авторов проекта, это также позволит привести законодательство РФ в соответствие с положениями Рекомендации Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) и положениями ст. 10 Конвенции СЕ об отмывании, выявлении, изъятии, конфискации доходов от преступной деятельности и финансировании терроризма, которая ратифицирована РФ в июле 2017 г. Данный международный договор предусматривает обязанность государства-участника обеспечить привлечение юридических лиц к ответственности за предусмотренные Конвенцией преступления.

Примечательно, что проектом указывается: «в целях обеспечения неотвратимости наказания» штраф за нарушение ст. 15.27.3 должен быть уплачен в течение семи дней с момента вступления в законную силу постановления о его наложении. Планируется, что дела о таких административных правонарушениях будут рассматривать судьи, а составлять протоколы – должностные лица органов прокуратуры и Росфинмониторинга.

На ст. 15.27.3 КоАП предлагается распространить установленный ч. 3 ст. 1.8 КоАП экстерриториальный принцип действия закона, в соответствии с которым организация, совершившая административное правонарушение за пределами России, привлекается к ответственности по КоАП, если оно направлено против интересов государства, а также в случаях, предусмотренных международным договором, если указанное юридическое лицо не было привлечено за соответствующие действия к уголовной или административной ответственности в иностранном государстве.

Несмотря на то что основные положения внесенного проекта закона не претерпели значительных изменений в сравнении с изначальной редакцией, вынесенной на общественное обсуждение, некоторые детали все же были скорректированы в соответствии с замечаниями Минэкономразвития России, также негативно оценившего регулирующее воздействие поправок в исходной редакции.

Так, в изначальном проекте Росфинмониторинга в ст. 15.27.3 в части наказания предлагалось очертить конкретную сумму штрафа для юрлица – не менее 1 млн руб. В доработанной версии данное положение исключили. Помимо этого, в первом проекте предлагалось, что денежные средства или имущество, выступающее в качестве предмета правонарушения, в любом случае были бы конфискованы. В новой редакции указывается, что конфискация возможна, но не обязательна.

Ранее Росфинмониторинг предлагал установить срок давности привлечения к административной ответственности и применения меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении в виде ареста денежных средств и имущества юридического лица по ст. 15.27.3 КоАП до шести лет. Во вносимом проекте разработчики сократили данный срок до трех лет.

При этом до шести лет увеличен срок давности привлечения к административной ответственности за неисполнение осуществляющей операции с денежными средствами или иным имуществом организацией законодательства о ПОД/ФТ, повлекшее установленные вступившим в законную силу приговором суда легализацию или финансирование терроризма, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния (ч. 4 ст. 15.27 КоАП). Из пояснительной записки следует, что необходимость этого обусловлена тем, что в течение годичного срока давности с момента совершения правонарушения объективно невозможно привлечь к ответственности, поскольку вменение состава поставлено в зависимость от установленного приговором суда факта легализации преступного дохода.

В законопроекте появилось положение о том, что юридическое лицо имеет возможность освободиться от административной ответственности, если оно способствовало выявлению данного правонарушения, проведению административного расследования и (или) выявлению, раскрытию и расследованию преступления, связанного с данным правонарушением. В прежней редакции проекта данное предложение отсутствовало.

Во внесенном законопроекте также вводится порядок рассмотрения ходатайств прокурора, лица, уполномоченного возбуждать дела об административных правонарушениях по ст. 15.27.3, согласно которому оно рассматривается судьей не позднее следующего дня после дня его поступления в суд без извещения об этом привлекаемого к ответственности юридического лица.

В новую редакцию законопроекта внесено примечание 2 к ст. 15.27.3 КоАП, согласно которому вина юридического лица в совершении правонарушения, предусмотренного настоящей статьей, определяется в зависимости от вины физического лица. Под физическим лицом здесь понимаются гражданин, уполномоченный совершать действия на основании закона, иного правового акта, договора или доверенности, бенефициарный владелец организации, а также лицо, занимающее должность в органах управления данного юрлица или органах, осуществляющих контроль за финансово-хозяйственной деятельностью организации.

Адвокат АК «СанктаЛекс» Павел Гейко отметил, что поправки направлены на развитие законодательства в соответствии с принятыми РФ международными обязательствами в части борьбы с коррупцией, а также вызваны объективной необходимостью в наличии таких норм.

Эксперт предположил, что если физическое лицо создает правомерный вид владению, пользованию, распоряжению преступно нажитым им или иным лицом имуществом в собственных целях, не задумываясь об интересах юридического лица, но при этом в сделках закладывает некоторую маржу для создания видимости соответствия сделки обычной коммерческой деятельности, то такое юридическое лицо, получив эту маржу, должно будет нести ответственность по новой норме, так как заведомость преступного происхождения имущества есть, интерес у общества создан. «Об интересе организации, видимо, придется судить по размеру этой маржи. Кто и как будет устанавливать, интересна ли была та или иная доходность, пока не ясно. Например, налоговые органы не должны оценивать расходы налогоплательщика с позиции их экономической целесообразности», – считает он.

По словам адвоката, примечание к норме об освобождении от административной ответственности при способствовании юридического лица правоохранительным органам в их работе вызывает серьезные вопросы в плане создания ею условий для коррупции. «Очевидно, что в том виде, как она сейчас сформулирована, у правоохранителей возникнут широкие дискреционные полномочия в части признания юридического лица способствовавшим раскрытию/расследованию или нет», – указал Павел Гейко.

Помимо этого, у эксперта вызвала большое сомнение необходимость введения порядка рассмотрения ходатайств прокурора, например об аресте имущества, без извещения об этом привлекаемого к ответственности юридического лица. По его мнению, лишение возможности принимать участие при рассмотрении вопросов о судьбе имущества юридического лица ставит привлекаемое лицо в заведомо ущемленное положение.

Меру по снижению срока давности до трех лет Павел Гейко считает оправданной. Вместе с тем он отметил, что, с учетом того что факт получения имущества должен быть установлен приговором суда, данного срока может оказаться недостаточно, так как уголовные дела иногда очень долго расследуются и рассматриваются.

Адвокат АК «Судебный адвокат» Валерий Саркисов считает, что предложенная редакция ст. 15.27.3 КоАП РФ является сырой и не учитывает российские реалии, что может повлечь дополнительную нагрузку на бизнес в результате злоупотреблений правоприменителей. По его мнению, в случае принятия закона в таком виде при доказывании субъективной стороны правонарушения будут возникать серьезные проблемы.

Валерий Саркисов указал, что изложенное в п. 2 Примечания положение об определении вины юридического лица через призму вины физического лица, совершившего правонарушение, не соответствует определению вины юридического лица, изложенному в общей части КоАП РФ (ч. 2 ст. 2.1). Помимо этого, он считает, что предлагаемая мера приведет к противоречивости закона и возможности привлечения к ответственности действующего добросовестно юридического лица за виновные действия лиц, представляющих данное юридическое лицо по доверенности. «Сложности в определении заведомости осознания совершения действий с преступным имуществом в интересах юридического лица наверняка приведут к тому, что данное требование не будет камнем преткновения, а при привлечении к ответственности достаточно будет иметь на руках вступивший в силу приговор о совершении преступления, в результате которого было получено имущество», – отметил эксперт.

По мнению адвоката, определение в проекте закона трехлетнего срока давности привлечения к ответственности является совершенно непонятным: «Хоть он и сократился в два раза по сравнению с первоначальным вариантом, но по-прежнему никак обоснован, не мотивирован и не увязан с процессуальными сроками в сфере уголовного судопроизводства».

Рассказать:
Яндекс.Метрика