×

Верховный Суд истолковал пункт договора о неустойке с учетом переписки сторон о его заключении

Как указал ВС, несмотря на то, что формулировку о неустойке предложил истец, исходя из переписки нельзя считать, что стороны достигли соглашения по этому пункту, поэтому спорное условие толкуется в пользу ответчика
Фото: «Адвокатская газета»
Эксперты «АГ» положительно оценили определение ВС РФ. При этом одна из них отметила глубокий и неформальный подход Суда к толкованию договора с учетом переписки по его заключению. По мнению другого эксперта, определение формирует новый подход в судебной практике при разрешении вопроса неясности условия договора о неустойке, когда оно толкуется в пользу лица, привлекаемого к ответственности.

27 сентября Верховный Суд РФ отменил решение окружного суда и оставил в силе постановление апелляции в споре между двумя компаниями в части взыскания неустойки, начисляемой на авансовые платежи по оплате поставляемой электроэнергии.

В 2014 г. ПАО «ФСК ЕЭС» и ООО «ОЭК» заключили договор, по условиям которого первая компания оказывала второй услуги по передаче электроэнергии, а та оплачивала их. По условиям договора оплата происходила в два этапа: первый платеж уплачивался до 15-го числа расчетного месяца, а окончательный расчет происходил до 25-го числа месяца, следующего за расчетным. Также п. 5.9 договора предусматривал неустойку, уплачиваемую заказчиком, за каждый день просрочки платежа от суммы задолженности из расчета учетной ставки банковского процента, существующей в месте нахождения кредитора на дату фактической оплаты задолженности в случае добровольной оплаты или на дату вынесения судебного решения. 

Во исполнение условий договора с января по сентябрь 2016 г. исполнитель оказал услуги заказчику в полном объеме и надлежащего качества. Однако в связи с неполной оплатой электроэнергии поставщик обратился в суд с иском, в котором просил о взыскании с ответчика 2 млн руб. задолженности, а также неустойку за просрочку исполнения денежного обязательства.

В рамках спора ответчик погасил в полном объем задолженность по основному долгу. В связи с этим истец отказался от иска в части основного долга и требовал взыскать 1,2 млн руб. неустойки, начисленной с 16 января 2016 г. по 28 апрель 2017 г. Ответчик же полагал, что неустойка не начисляется на просрочку по первые этапы платежей, носящих авансовый характер.

Арбитражный суд полностью удовлетворил требования истца в части неустойки, рассчитанной истцом с 16-го числа каждого спорного месяца, то есть и на просрочку по первому этапу платежей. Однако апелляция отменила решение суда, взыскав с ответчика 1,2 млн руб. неустойки и отказав в остальной части иска. При этом вторая инстанция исходила из того, что ни закон, ни договор не предусматривали условия о возможности начисления неустойки на промежуточные платежи, а расчет за оказанные услуги должен был осуществляться до 25-го числа месяца, следующего за расчетным. 

Кассация отменила постановление апелляции, оставив в силе решение суда первой инстанции. Окружной суд отметил правомерность начисления неустойки в соответствии с пунктом договора за каждый день просрочки всех платежей.

Далее ООО «ОЭК» подало кассационную жалобу в Верховный Суд РФ, в которой просило отменить постановление окружного суда и оставить в силе решение апелляции, ссылаясь на нарушение третьей инстанцией норм права, касающихся ответственности за нарушение сроков внесения платежей. Заявитель полагал, что законная неустойка начисляется только на фактически оказанные услуги по передаче электроэнергии (п. 2 ст. 26 Закона об электроэнергетике от 26 марта 2003 г. № 35-ФЗ и п. 5.9 договора) и расчет суммы неустойки должен производиться от суммы долга, а не с авансовых платежей. 

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ Определением от 27 сентября по делу № А40-49067/2017 отменила решение окружного суда и оставила в силе постановление апелляции. При этом она отметила, что правоотношения по передаче электроэнергии опосредуются публичным договором о возмездном оказании услуг. По его условиям исполнитель осуществляет комплекс организационно и технологически связанных действий по передаче электроэнергии через технические устройства электросетей в точке поставки потребителя, качество и параметры которой должны соответствовать обязательным нормативным требованиям, а потребитель оплачивает эти услуги в соответствии с ГК РФ, Законом об электроэнергетике и утвержденными Правительством РФ Правилами недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг.

Также Верховный Суд пояснил, что при исполнении договора потребитель услуг обязан оплачивать услуги сетевой организации по передаче электроэнергии в размере и сроки, которые определены Правилами, а объем услуг определяется за расчетный период, который для целей оплаты услуг составляет, как правило, один календарный месяц. Со ссылкой на п. 2 ст. 26 Закона об электроэнергетике ВС указал, что законная неустойка (пени в размере 1/130 ставки рефинансирования ЦБ РФ за каждый день просрочки) начисляется со следующего дня после дня наступления установленного срока оплаты оказанных потребителям услуг. Она обеспечивает лишь обязательства по оплате фактически оказанных услуг, которые окончательно формируются, как правило, по окончании расчетного периода.

Кроме того, Верховный Суд отметил, что по условиям договора объем фактически оказанных услуг фиксируется по итогам календарного месяца, оформляется актом оказанных услуг и оплачивается до 25-го числа месяца, следующего за расчетным. Суд пояснил, что на 15-е число расчетного периода, то есть на дату внесения первого платежа, объем фактически оказанных услуг не определялся, следовательно, данные платежи носят авансовый или промежуточный характер (Определение ВС РФ от 6 октября 2016 г. № 305-ЭС16-8210; п. 7 Обзора судебной практики ВС РФ № 4(2016)); Постановление ВАС РФ от 8 мая 2007 г. № 15651/06 по делу № А40-72454/05-26-452).

При этом поясняется, что в силу принципа свободы договора обеспечение неустойкой своевременного внесения авансовых (промежуточных) платежей само по себе не противоречит законодательству. Однако, по мнению Суда, такое условие должно быть согласовано сторонами в договоре (п. 2 ст. 1, ст. 421 ГК РФ; п. 16 Обзора судебной практики ВС РФ № 3(2016)) и не должно допускать двоякого или расширительного толкования. 

Со ссылкой на п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ о свободе договора и ее пределах от 14 марта 2014 г. № 16 ВС указал, что при неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон спорное условие толкуется в пользу стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия. Однако, как отметил Суд, несмотря на то, что формулировка условия о неустойке предложена «ФСК ЕЭС», исходя из переписки по поводу заключения договора, нельзя считать, что стороны достигли соглашения по указанному пункту, поэтому спорное условие толкуется в пользу лица, привлекаемого к ответственности. 

В итоге Верховный Суд РФ заключил, что в рассматриваемом споре договором не предусмотрена неустойка за просрочку аванса. 

Руководитель практики разрешения споров ФБК «Право» Александра Герасимова считает, что в рассматриваемом деле ВС в очередной раз поддержал ранее сформированную ВАС РФ позицию о начислении неустойки на авансовые платежи только в том случае, если это прямо предусмотрено договором. Но интересным в данном деле, по мнению эксперта, является подход к толкованию условий договоров. 

«Суд указал, что при толковании условий договора нужно исследовать, какая из сторон предложила соответствующее положение и что она имела в виду. При этом существенное значение имеют переписка сторон и изложенные в ней намерения, – отметила Александра Герасимова. – Также ВС РФ отметил, что если воля сторон явно не выражена и при толковании договора суды разных инстанций приходят к разным выводам о намерении сторон, то соответствующий пункт нужно толковать в пользу лица, привлекаемого к ответственности».

Эксперт считает, что определение является хорошим примером уважения судом принципа свободы договора. Также она отметила намерение ВС разобраться в действительной воле сторон и подойти к толкованию договора не формально, а более глубоко, с учетом переписки и других обстоятельств.

Старший юрист юридической компании «Дювернуа Лигал» Анна Сенаторова полагает, что с появлением Постановления Пленума ВАС РФ о свободе договора и ее пределах суды всех инстанций стали достаточно активно применять положения его п. 11, в соответствии с которым риски неясного толкования условия договора несет предложившая его сторона: «При этом данным судебным актом также презюмируется, что, пока не доказано иное, такая сторона является профессионалом в соответствующей сфере, требующей специальных познаний».

По мнению эксперта, в рассматриваемом споре Верховный Суд пошел немного дальше и не ограничился лишь ссылкой на упомянутое разъяснение Пленума ВАС и иные нормы. «Суд дополнительно указал, что спорное условие касательно неустойки подлежит толкованию в пользу лица, привлекаемого к ответственности. При этом Суд не стал рассуждать, кто является профессионалом в соответствующей сфере, хотя предполагается, что в данном споре профессионалами являются обе стороны», – отметила Анна Сенаторова. 

Как считает юрист, этим решением ВС сформирован новый самостоятельный подход в судебной практике при разрешении вопроса неясности условия договора о неустойке. Согласно ему «неясные договорные условия об ответственности должны трактоваться в пользу лица, привлекаемого к ответственности, то есть плательщика». Анна Сенаторова полагает, что такой подход является справедливым и согласуется с основными началами гражданского законодательства и общими принципами гражданского права.

Рассказать: