×

ВС напомнил, что действие моратория на банкротство распространяется на споры по защите прав потребителей

При этом Суд также не согласился с выводами нижестоящих инстанций о том, что подлежащая взысканию с ответчика в пользу истца задолженность возникла до введения чрезвычайного положения, вызванного распространением коронавируса
По мнению одного эксперта «АГ», определение ВС РФ является продолжением уже устоявшейся позиции по вопросу о распространении правил банкротного моратория на правоотношения, возникающие из споров о защите прав потребителей. Другой полагает, что в рассматриваемом деле Суд оставил без внимания причины нарушения сроков удовлетворения прав потребителя, что с точки зрения всесторонности и объективности является существенным для правильного рассмотрения и разрешения дела. Третья полагает, что факт распространения Судом банкротного моратория в том числе и на правоотношения, связанные с защитой прав потребителей, является довольно неоднозначным поворотом практики, который не отвечает целям законодательства о потребителях.

18 января Верховный Суд вынес Определение № 16-КГ21-26-К4 по спору о взыскании с автозавода помимо прочего неустойки за изготовление некачественного автомобиля, большая часть которой была начислена в период действия правительственного моратория на возбуждение дел о банкротстве.

В декабре 2018 г. ООО «АМК Волгоград» продало Татьяне Мандригель автомобиль Lada Vesta, изготовителем которого было АО «АвтоВАЗ», за 619 тыс. руб. В период гарантийного срока женщина неоднократно обращалась на станцию технического обслуживания за устранением выявленных недостатков автомобиля.

В феврале 2020 г. владелица авто направила «АвтоВАЗу» претензию о возврате денежной суммы, уплаченной за машину. В связи с этим представитель изготовителя провел технический осмотр автомобиля, который был принят им по акту приема-передачи. Поскольку Татьяна Мандригель не получила денежные средства, она обратилась в суд с иском к производителю со ссылкой на нарушение ее прав как потребителя.

В ходе судебного разбирательства ответчик перечислил на банковский счет истицы стоимость нового автомобиля в размере 724 тыс. руб., что стало причиной уточнения последней исковых требований: Татьяна Мандригель просила взыскать с изготовителя автомобиля уплаченную за транспортное средство денежную сумму, убытки в виде разницы между ценой автомобиля, установленной договором, и стоимостью соответствующего автомобиля на день вынесения решения суда (в этой части решение суда не исполнять), а также неустойку за период с 7 марта по 15 июня 2020 г., компенсацию морального вреда и штраф в размере 50% от присужденной суммы за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя.

Суд счел, что приобретенный автомобиль имеет существенные недостатки, которые проявлялись неоднократно после проведения гарантийного ремонта, и данные дефекты не позволяют использовать спорный товар по назначению. Он пришел к выводу, что «АвтоВАЗ» нарушил срок удовлетворения требования потребителя о возврате уплаченной за товар денежной суммы. Суд удовлетворил иск частично, взыскав с ответчика неустойку в размере 724 тыс. руб. и штраф в размере 725 тыс. руб.

Решение устояло в апелляции и кассации, которые признали ошибочным довод ответчика о возможности распространения на правоотношения, связанные с защитой прав потребителей, действия положений Закона о банкротстве о введении моратория на возбуждение дел о банкротстве и его последствий в виде прекращения начисления неустоек (штрафов и пеней) и иных финансовых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, за исключением текущих платежей. Обе инстанции сочли, что нарушение права истца на передачу товара надлежащего качества имело место до введения моратория.

Читайте также
Пленум ВС утвердил постановление о применении моратория на возбуждение банкротных дел
После доработки редакционной комиссией документ подвергся некоторым изменениям
24 Декабря 2020 Новости

«АвтоВАЗ» обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, который, рассмотрев дело, напомнил: мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении включенных в соответствующие перечни организаций был введен на 6 месяцев со дня официального опубликования соответствующего Постановления Правительства РФ № 428 от 3 апреля 2020 г., то есть с 6 апреля.

С этой даты, пояснил Верховный Суд, в отношении включенных в перечень системообразующих организаций российской экономики, в том числе и «АвтоВАЗа», на полгода прекратилось начисление неустоек (штрафов и пеней) и иных финансовых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежных обязательств и обязательных платежей по требованиям, возникшим до введения моратория. Также ВС не согласился с выводами нижестоящих инстанций о том, что действие моратория не распространяется на правоотношения сторон, поскольку они связаны с защитой прав потребителей, а подлежащая взысканию с ответчика в пользу истца задолженность возникла до введения чрезвычайного положения, вызванного распространением новой коронавирусной инфекции.

«Таким образом, при определении размера подлежащего взысканию в пользу потребителя штрафа суду необходимо исходить в том числе из присужденной суммы неустойки за нарушение предусмотренных законом сроков удовлетворения требования потребителя о возврате уплаченных за товар денежных средств. Поскольку взыскание неустойки произведено судебными инстанциями в нарушение требований закона, то размер штрафа определен неправильно», – заключил ВС, который отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение.

Читайте также
ВС разъяснил, как определять срок прекращения поручительства, если договором он не установлен
Принято Постановление Пленума Верховного Суда о некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве
25 Декабря 2020 Новости

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар полагает, что определение является продолжением уже устоявшейся позиции ВС по вопросу о распространении правил банкротного моратория на правоотношения, возникающие из споров о защите прав потребителей, в частности по вопросу о правомерности начисления законной неустойки в период действия такого моратория.

«В Определении Верховного Суда от 7 июля 2021 г. № 46-КГ21-15-К6 были даны однозначные разъяснения по вышеуказанному поводу, в которых Суд указал о недопустимости начисления неустойки, предусмотренной Законом о защите прав потребителей, по требованиям, возникшим до введения моратория на возбуждение дела о банкротстве, к лицу, подпадающему под его действие. В указанном определении положения п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 2020 г. № 44 были распространены в том числе на споры о защите прав потребителей, поскольку, по всей видимости, как раз неопределенность в этом вопросе и препятствовала нижестоящим судам определиться о возможности распространения разъяснений Постановления Пленума на правоотношения между потребителем и продавцом (изготовителем). В рассмотренном в июле 2021 г. споре ответчиком также выступало ПАО «АвтоВАЗ». Впоследствии позиция, озвученная в данном определении, нашла свое отражение в Обзоре судебной практики по делам о защите прав потребителей, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20 октября 2021 г.», – отметил эксперт.

Читайте также
Верховный Суд обобщил судебную практику по делам о защите прав потребителей
Обзор включает 20 правовых позиций по гражданским спорам, большинство из которых связаны с договорами розничной купли-продажи товаров
23 Ноября 2021 Новости

В связи с этим, как пояснил адвокат, комментируемое определение – это окончательное закрепление ранее сформированной позиции с целью исключения иного ее применения нижестоящими судами.

Адвокат КА Самарской области «Дом Права» Андрей Носов полагает, что определение ВС РФ представляет повышенный интерес с точки зрения практического применения и правовой оценки последствий нарушения гражданско-правовых обязательств: «Суд фактически распространил правовой режим моратория на возбуждение дел о банкротстве и его последствий в виде прекращения начисления неустоек (штрафов и пеней) и иных финансовых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств на проценты, являющиеся мерой гражданско-правовой ответственности».

По словам эксперта, неустойка, как и иные меры гражданско-правовой ответственности, являясь правовым механизмом обеспечения стабильности гражданского оборота, фактически мотивирует участников гражданско-правовых отношений к правомерному поведению. Поэтому безусловный отказ от ее применения (пусть даже к ограниченному кругу субъектов и в ограниченный период времени) может создать условия, при которых нарушение гражданско-правовых обязательств перестанет влечь негативные правовые последствия для самого нарушителя, что, в свою очередь, открывает возможности для массовых злоупотреблений правом. «При анализе этого дела Суд оставил без внимания причины нарушения сроков удовлетворения прав потребителя, что с точки зрения всесторонности и объективности является существенным для правильного рассмотрения и разрешения дела», – подчеркнул адвокат.

Андрей Носов отметил, что целесообразным и обоснованным при рассмотрении дел о привлечении нарушителей к гражданско-правовой ответственности (в том числе и взыскании неустойки) будет не оставлять без внимания и добросовестность участников гражданско-правовых отношений. «Как известно, в соответствии с п. 2 ст. 10 ГК РФ в случае несоблюдения требований о недопустимости заведомо недобросовестного осуществления гражданских прав (злоупотребления правом) суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом», – заметил он.

Юрист АК «Бородин и Партнеры» Анна Бойко отметила, что факт распространения Судом банкротного моратория в том числе и на правоотношения, связанные с защитой прав потребителей, является довольно неоднозначным поворотом практики, который не отвечает целям законодательства о потребителях. «Дело в том, что подобные правоотношения в целом носят особый характер в силу своего субъектного состава, так как потребитель априори является слабой и более незащищенной стороной сделки. Здесь важно учитывать и тот факт, что при отказе потребителям во взыскании неустойки вследствие введения моратория на деятельность организаций возможно и злоупотребление правами со стороны продавца», – полагает она.

Эксперт добавила: чтобы избежать подобных злоупотреблений – нужно доказать тот факт, что ответчик, на которого распространяется мораторий, в действительности не пострадал от обстоятельств, послуживших основанием для его введения, и ссылки данного ответчика на указанные обстоятельства являются проявлением заведомо недобросовестного поведения. «Однако доказать указанные обстоятельства для потребителя как непрофессионального участника отношений весьма непросто. На мой взгляд, банкротный мораторий на неустойки по правам потребителей должен распространяться только на профессиональных участников гражданского оборота – предпринимателей – и тем самым не допускать возможного ущемления прав потребителей-граждан», – заключила Анна Бойко.

Рассказать:
Яндекс.Метрика