×

ВС напомнил, что роскошное жилье не всегда подлежит продаже при банкротстве должника

Суд призвал оценивать иное имущество перед тем, как обращаться в суд с ходатайством об утверждении положения о порядке продажи двух принадлежащих должнику квартир, объединенных в одну
В комментарии «АГ» эксперты поддержали правовую позицию ВС. При этом они обратили внимание на то, что подобные дела уже встречались в практике Верховного Суда и что имеются свидетельства разобщенной практики судов по данному вопросу. Одна из них подчеркнула, что именно пробелы в правоприменительной деятельности судов нижестоящих инстанций привели к необходимости передачи дела на новое рассмотрение.

Верховный Суд опубликовал Определение № 309-ЭС20-15448 по делу № А50-34786/2017, в котором разобрался в вопросе о том, подпадают ли под исполнительский иммунитет две принадлежащих должнику квартиры, объединенных в одну, если вопрос о разрешении на перепланировку рассматривается одновременно с настоящим спором.

Перепланировка и объединение квартир банкрота

В рамках дела о банкротстве Александра Поздеева финансовый управляющий помимо прочего включил в конкурсную массу расположенные в одном доме две квартиры, являющиеся совместной собственностью должника и его супруги. В одной из них зарегистрированы Александр Поздеев и его несовершеннолетний сын; супруга и несовершеннолетняя дочь зарегистрированы по второму адресу.

Уже после возбуждения производства по делу должник согласовал перепланировку и переустройство квартир, в результате чего они были объединены: они имеют единственный вход, межквартирные перегородки отсутствуют. Так как в помещениях продолжаются строительные и отделочные работы, семья проживает в доме матери должника. Стоит отметить, что жилые помещения как единый объект зарегистрированы не были.

Финансовый управляющий обратился в Арбитражный суд Пермского края с ходатайством об утверждении положения о порядке продажи двух принадлежащих должнику квартир, тогда как Поздеев заявил об исключении их из конкурсной массы. Он сослался на то, что фактически квартиры являются единым объектом недвижимости, который для него и его семьи служит единственным пригодным для проживания жилым помещением.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что квартиры по своим объективным характеристикам очевидно не соответствуют разумному уровню для удовлетворения конституционно значимых потребностей должника, его супруги и детей в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения. Суд отметил, что вопрос о порядке и условиях реализации квартир подлежит дополнительной проработке, в том числе с учетом необходимости приобретения жилого помещения для должника и членов его семьи. Таким образом, квартиры подлежат реализации в ходе процедуры банкротства в порядке, установленном п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве. С выводами первой инстанции согласился апелляционный суд.

Отменяя судебные акты и исключая имущество из конкурсной массы должника, суд округа, ссылаясь на ст. 213.25 Закона о банкротстве и ст. 446 ГПК, исходил из наличия иммунитета на объединенные квартиры как единственное пригодное для проживания должника и его семьи жилье. При этом суд отметил, что на дату рассмотрения спора перепланировка и переустройство квартир согласованы органом местного самоуправления, а также указал на наличие акта, согласно которому разделение спорных жилых помещений без проведения капитального ремонта невозможно.

Вопрос о продаже роскошного жилья

Один из кредиторов должника, АО Государственный специализированный Российский экспортно-импортный банк подал кассационную жалобу в Верховый Суд.

Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС заметила, что так как в процедуре банкротства (реализации имущества) граждан последние претерпевают негативные последствия, связанные в том числе с ухудшением ранее существовавших жилищных условий, одной из задач судов при рассмотрении таких дел является обеспечение баланса между имущественными интересами кредиторов и личными правами (правами на достойную жизнь) гражданина-должника.

Суд указал, что в рассматриваемом случае кредиторами перед судом был поставлен вопрос о возможности продажи принадлежащего должнику жилого помещения (учитывая его площадь) как роскошного и приобретения вместо него замещающего жилья. Должник в свою очередь просил об исключении спорных квартир из конкурсной массы.

Верховный Суд сослался на Постановление КС от 14 мая 2012 г. № 11-П, согласно которому имущественный (исполнительский) иммунитет в отношении жилых помещений, установленный положением абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК, предназначен не для того, чтобы в любом случае сохранить за гражданином-должником принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение, а для того, чтобы, не допуская нарушения самого существа конституционного права на жилище и умаления человеческого достоинства, гарантировать гражданину-должнику и членам его семьи уровень обеспеченности жильем, необходимый для нормального существования.

Коллегия заметила, что механизм обращения взыскания на единственное жилье должника, не отвечающего критериям разумности, законодателем на данный момент не разработан, соответствующие изменения в положения ст. 446 ГПК не внесены, новое регулирование федеральным законодателем не установлено, правила обмена роскошного жилья на необходимое не выработаны, критерии определения последнего не закреплены. «Таким образом, в настоящее время гражданин-должник вправе сохранить за собой как минимум одно находящееся в его собственности помещение, которое может быть использовано для проживания», – резюмируется в определении.

По смыслу абз. 2 ч. 1 ст. 446 ГПК, обратил внимание Суд, наличие у гражданина фактической возможности временно (например, в связи с проведением ремонтных работ) проживать по иному адресу (без права собственности на помещение) не означает допустимость безусловного неприменения к находящемуся в его собственности единственному жилью исполнительского иммунитета. Он также указал, что наличие у должника иных принадлежащих ему на праве собственности жилых помещений судами не установлено.

В связи с этим ВС посчитал, что в нарушение положений ст. 35 Конституции действия по реализации спорного помещения фактически приведут к лишению должника частной собственности, на которую не может быть обращено взыскание, против его воли и навязыванию ему права собственности на иное имущество, заинтересованность в приобретении которого он не выражал.

Вопрос о разделении квартир

«Второй вопрос, стоящий перед судами в настоящем обособленном споре, заключался в допустимости разделения принадлежащего должнику помещения на две квартиры и продажи одной из них», – заметила Коллегия ВС.

Суд указал, что в собственности должника находятся два жилых помещения, каждое из которых имеет достаточную площадь (229 кв. м и 459 кв. м) для проживания семьи из четырех человек. В такой ситуации, посчитал он, ключевое значение для решения вопроса о допустимости продажи одной из квартир имеет, во-первых, добросовестность должника при осуществлении действий по их объединению, во-вторых, оценка потенциально необходимых затрат для фактического разделения помещений на две функционально обособленные квартиры (установка перегородок, раздельные входы, оборудование в каждой квартире кухонь, санузлов и т.п.) на предмет их соразмерности потенциальной выгоде для конкурсной массы в случае продажи одной из квартир (учитывая при этом режим собственности на недвижимость ввиду нахождения должника в браке).

Формальные действия по получению необходимых разрешений на перепланировку и объединение квартир предприняты должником после принятия заявления по настоящему спору к производству, тогда как квартиры приобретены в 2006 г., подчеркнул ВС. При этом он отметил, что в случае если до возбуждения дела о банкротстве квартиры действительно представляли собой два обособленных (юридически и функционально) объекта недвижимости, действия должника по осуществлению перепланировки и инициированию ремонта для их объединения в связи с угрозой обращения взыскания на одну из квартир могут быть квалифицированы как недобросовестные.

«Вместе с тем не исключено, что фактическое объединение квартир произошло значительно раньше возбуждения дела о банкротстве, и запоздалые действия должника, направленные на оформление перепланировки, связаны с внесением ясности в уже существующий статус имущества для проведения банкротных процедур. В таком случае следует признать, что поведение должника являлось скорее неосмотрительным (неразумным), чем недобросовестным», – подчеркивается в определении. Однако, посчитал Суд, в таком случае следует выяснить причины длительности ремонтных работ, производимых вплоть до рассмотрения спора, учитывая дату приобретения квартир и необходимость в связи с этим продолжительного проживания в другом помещении.

Экономколлегия заметила, что вопрос о затратах, связанных с разделением спорных квартир и сопоставимости этих затрат с потенциальной выручкой от реализации имущества судами не исследовался. Заключение специализированной экспертной организации о невозможности разделения данных помещений, приведения их в первоначальное состояние (две отдельные квартиры с независимыми коммуникациями) и целесообразности их совместной реализации не представлено. Соответствующая судебная экспертиза также не проводилась. «Таким образом, вывод суда округа об исключении спорных квартир из конкурсной массы является преждевременным», – резюмировал ВС.

Кроме этого, обратил внимание Суд, Александр Поздеев пояснил, что среди его активов имеется доля в уставном капитале ООО «ЗУМК-Инжиниринг» в размере 95%, мероприятия по реализации которой приостановлены судом до разрешения Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Российской Федерации дела по заявлению ООО «ЗУМК-Инжиниринг» о взыскании задолженности с АО «Дехканабадский калийный завод». «В связи с этим судам следует проверить доводы должника о том, что стоимость спорной доли значительно превышает выручку от продажи одной из квартир и что денежных средств от ее реализации может быть достаточно для погашения всех оставшихся требований, включенных в реестр требований кредиторов должника», – указал ВС.

Суд отметил, что в ситуации, когда части имущества несостоятельного лица достаточно для удовлетворения требований кредиторов, при решении вопроса об очередности обращения взыскания на принадлежащее ему имущество должна быть учтена воля самого должника. Возникшие между должником и кредиторами по вопросу об очередности обращения взыскания на имущество разногласия разрешаются арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве (п. 1 ст. 6 ГК, ч. 5 ст. 69 Закона об исполнительном производстве).

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Эксперты поддержали решение ВС

По мнению адвоката АК «Бородин и Партнеры» Ольги Туренко, фабула дела является примером многообразия форм жизненных ситуаций, с которыми приходится сталкиваться судам при отправлении правосудия. Верховный Суд, как правоприменитель, выполняя свою основную функцию по защите и восстановлению нарушенных прав, абсолютно обоснованно указал как на пробелы в законодательстве, так и на ошибки, допущенные судами первой и последующих инстанций по данному делу.

Ольга Туренко отметила, что ВС предельно конкретизировал все существенные обстоятельства, подлежащие установлению и оценке при производстве по делам со схожей фабулой:

  • добросовестность должника при осуществлении действий по объединению спорных квартир;
  • оценку потенциально необходимых затрат для фактического разделения помещений на две функционально обособленные квартиры на предмет их соразмерности потенциальной выгоде для конкурсной массы в случае продажи одной из квартир;
  • волю самого должника при решении вопроса об очередности обращения взыскания на принадлежащее ему имущество;
  • доводы должника о том, что стоимость иного реализуемого в рамках процедуры банкротства имущества значительно превышает выручку от продажи одной из спорных квартир и что денежных средств от его реализации может быть достаточно для погашения всех оставшихся требований, включенных в реестр требований кредиторов должника.

В заключение Ольга Туренко указала, что именно пробелы в правоприменительной деятельности судов первой и последующих инстанций привели к необходимости передачи дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Юрист KPMG Александр Беляев отметил, что после Постановления Конституционного суда № 11-П, в котором КС указал на необходимость законодателю разработать правила в отношении ограничения исполнительского иммунитета, они так и не были разработаны. «К слову, именно на это обстоятельство обычно ссылаются судьи при разрешении споров по включению единственного жилья в конкурсную массу должника. Однако в данном деле ссылку на отсутствие механизма приводит именно Верховный Суд, а не нижестоящие суды. Вероятно, это результат отсутствия единообразия судебной практики по вопросу, являвшемуся предметом спора (т.е. обращение взыскание на единственное жилье)», – посчитал юрист.

По мнению Александра Беляева, относительно вопроса о том, являются ли квартиры единственным жильем или нет, Верховный Суд верно направил дело на новое рассмотрение, так как для вынесения по делу судебного акта с противоположной нижестоящим судам позицией ему не хватило «фактуры».

Читайте также
ВС: Кредиторы не вправе принять решение о размене квартиры должника для включения разницы цены в конкурсную массу
Принимая решение, Суд сослался на постановление КС от 2012 г., во исполнение которого законодатель должен урегулировать данный вопрос на случай, когда недвижимость явно превышает уровень, достаточный для удовлетворения разумной потребности должника
09 Ноября 2020 Новости

Руководитель ООО «Юридическая Контора “Щит и Меч”» Андрей Коновалов заметил, что ситуации с отказом в обращении взыскания на единственное жилье должника, которое по своим критериям превышает разумные пределы, а также с отказом в его включении в конкурсную массу в деле о банкротстве в практике Верховного Суда – не новость (например, определения от 11 июля 2017 г. № 78-КГ17-28; от 29 октября 2020 г. № 309-ЭС20-10004; от 6 октября 2015 г. № 308-ЭС15-12342 и др.). «В этой связи тот факт, что столь простой вопрос пришлось разрешать на уровне ВС РФ, сам по себе вызывает сомнения относительно качества разбирательства, проведенного в судах нижестоящих инстанций», – подчеркнул он.

То же самое, по мнению юриста, можно сказать и о необходимости оценки действий должников, ходатайствующих об исключении единственного жилья из конкурсной массы, на предмет их соответствия стандарту добросовестности (например, Определение ВС от 29 ноября 2018 г. № 305-ЭС18-15724, о котором писала «АГ»; от 31 марта 2020 г. № 309-ЭС18-17793(2,3) и др.).

При этом, указал Андрей Коновалов, возможность квалификации судом действий лица как злоупотребления правом не зависит от наличия заявления другой стороны и может быть произведена судом по собственной инициативе (Определение ВС 27 января 2020 г. № 305-ЭС18-18763, о котором писала «АГ»).

Рассказать:
Яндекс.Метрика