×

ВС пояснил, когда нельзя наказывать за несвоевременную подачу заявления о банкротстве

Суд указал, что руководитель компании-банкрота не должен привлекаться к субсидиарной ответственности за то, что отозвал заявление о банкротстве, если информация о неплатежеспособности размещена в КАДе по заявлению кредитора
Фото: «Адвокатская газета»
Один из экспертов отметил, что ВС пришел к верному выводу, поскольку, во-первых, решение об отзыве заявления о банкротстве было принято советом директоров общества, новый директор просто исполнял волю, а, во-вторых, информация о банкротстве уже была раскрыта и доведена до сведения кредиторов. Второй обратил внимание на то, что на уровне Верховного Суда сложилась практика, что привлекаться к ответственности должен руководитель за те долги общества, которые возникли после неисполнения им обязанности по подаче заявления о банкротстве, а не за все долги, которые возникли после наступления факта неплатежеспособности.

Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС19-13378 (3), в котором разобрался, возможно ли привлечение руководителя организации к субсидиарной ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления общества о банкротстве, если аналогичное заявление уже было подано кредитором.

7 августа 2014 г. АО «Государственный проектно-изыскательский институт земельно-кадастровых съемок имени П.Р. Поповича» подало заявление о собственном банкротстве, которое определением от 18 сентября 2014 г. было принято к производству (дело № А40-62032/2014). 21 августа 2014 г. Гарий Прилуцкий был назначен врио генерального директора.

7 октября 2014 г. в Арбитражный суд г. Москвы поступило заявление ООО «Полиграфический центр» о признании должника банкротом. Это заявление сначала было оставлено судом без движения, а затем определением от 18 ноября 2014 г. было принято к производству в рамках настоящего дела. При этом 9 октября 2014 г. должник в лице Гария Прилуцкого представил письменное заявление об отказе от ранее поданного заявления о собственном банкротстве, в связи с чем производство по этому делу было прекращено (определение суда от 16 октября 2014 г.).

Посчитав, что Прилуцкий и несвоевременно подал заявление о банкротстве, конкурсный управляющий АО обратилась в АС г. Москвы с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника его мажоритарного акционера – АО «Роскартография», Гария Прилуцкого, а также бывшего руководителя общества Георгия Смирнова.

Арбитражный суд г. Москвы сослался на ст. 61.12 Закона о банкротстве и пришел к выводу о наличии оснований для привлечения Прилуцкого к субсидиарной ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве. Данный вывод мотивирован тем, что с 2012 г. должник стал отвечать признакам неплатежеспособности и недостаточности имущества. Несмотря на это Гарий Прилуцкий лично создал условия для прекращения уже возбужденного дела о банкротстве должника.

Суд посчитал доказанным наличие оснований для привлечения к субсидиарной ответственности Смирнова и Прилуцкого за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о собственном банкротстве. Производство по заявлению управляющего в части определения размера их ответственности было приостановлено до окончания расчетов с кредиторами.

Гарий Прилуцкий подал апелляционную жалобу, однако постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 ноября 2019 г. определение первой инстанции оставлено без изменения. 24 декабря 2019 г. Арбитражный суд Московского округа согласился с апелляцией.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд, врио гендиректора общества попросил отменить нижестоящие акты в части, касающейся привлечения его к субсидиарной ответственности.

Изучив материалы дела № А40-162830/2014, ВС указал, что невыполнение руководителем требований ст. 9 Закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением должника о его собственном банкротстве свидетельствует, по сути, о недобросовестном сокрытии от кредиторов информации о неудовлетворительном имущественном положении юридического лица. Подобное поведение руководителя влечет за собой принятие несостоятельным должником дополнительных долговых обязательств в ситуации, когда не могут быть исполнены существующие, заведомую невозможность удовлетворения требований новых кредиторов, от которых были скрыты действительные факты, и, как следствие, возникновение убытков на стороне этих новых кредиторов, введенных в заблуждение в момент предоставления должнику исполнения. Хотя предпринимательская деятельность и не гарантирует получение результата от ее осуществления в виде прибыли, тем не менее она предполагает защиту от рисков, связанных с неправомерными действиями (бездействием), нарушающими установленный законом режим осуществления хозяйственной деятельности.

Высшая инстанция отметила, что одним из правовых механизмов, обеспечивающих защиту кредиторов, не осведомленных по вине руководителя должника о возникшей существенной диспропорции между объемом обязательств должника и размером его активов, является возложение на руководителя субсидиарной ответственности по новым обязательствам при недостаточности конкурсной массы. В связи с этим в п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона от 29 июля 2017 г., которым в него и в КоАП были внесены поправки) и в ст. 61.12 Закона о банкротстве (в действующей редакции) законодатель презюмировал наличие причинно-следственной связи между обманом контрагентов со стороны руководителя должника в виде намеренного умолчания о возникновении признаков банкротства, о которых он должен был публично сообщить в силу ст. 9 Закона о банкротстве, подав заявление о несостоятельности, и негативными последствиями для введенных в заблуждение кредиторов, по неведению предоставивших исполнение лицу, являющемуся в действительности банкротом, т.е. явно неспособному передать встречное исполнение.

В настоящем деле, заметил ВС РФ, суды установили, что 7 августа 2014 г. (до назначения Прилуцкого врио генерального директора АО) должником было подано заявление о собственном банкротстве в рамках дела № А40-62032/2014. При этом 7 октября 2014 г., за два дня до отзыва Прилуцким упомянутого заявления, в суд уже поступило заявление ООО «Полиграфический центр» о признании должника банкротом в рамках настоящего дела. Сведения о поступлении заявления центра в суд были публично раскрыты путем размещения в общедоступной информационной системе «Картотека арбитражных дел», обеспечивающей автоматический централизованный сбор информации о движении судебных дел из арбитражных судов и представление этой информации в интернете.

Таким образом, резюмировал Верховный Суд, на стороне Гария Прилуцкого не возникла обязанность по подаче заявления о признании должника банкротом, поскольку указанная обязанность на момент его назначения на должность уже была исполнена предыдущим руководителем, а заявление центра о признании должника банкротом, поданное по настоящему делу о банкротстве должника, поступило в суд до прекращения первого дела о банкротстве.

«Иными словами, в рассматриваемом случае отсутствовал сам факт обмана потенциальных кредиторов в виде сокрытия от них информации о наличии у должника признаков несостоятельности. При таких обстоятельствах у судов не имелось оснований для возложения на Прилуцкого Г.И. субсидиарной ответственности по обязательствам должника за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника о банкротстве. Требование о привлечении Прилуцкого Г.И. к субсидиарной ответственности по иному основанию, связанному с доведением должника до банкротства, конкурсный управляющий на разрешение суда не передавал, такого рода обстоятельства не приводил и не обосновывал», – подчеркнул Верховный Суд.

ВС отменил решения нижестоящих инстанций относительно привлечения Гария Прилуцкого к субсидиарной ответственности и отказал в удовлетворении заявления в этой части.

В комментарии «АГ» генеральный директор ООО Юридическое бюро «Падва и Эпштейн» Павел Герасимов заметил, что определение соответствует тренду разрешения споров по субсидиарной ответственности директора за неподачу и несвоевременную подачу заявления о банкротстве. «На уровне ВС РФ сложилась практика, что привлекаться к ответственности должен руководитель за те долги общества, которые возникли после неисполнения им обязанности по подаче заявления о банкротстве, а не за все долги, которые возникли после наступления факта неплатежеспособности», – отметил Павел Герасимов.

По его мнению, Верховный Суд в текущем споре особенно подчеркнул, почему законодатель и практика должны идти именно по такому пути – чтобы в указанный период, когда должник, по сути, был неплатежеспособен, его кредиторы не были введены в заблуждение о его финансовой состоятельности, а если оказались введены в заблуждение за счет бездействия руководителя, то такой руководитель должен нести субсидиарную ответственность по таким долгам. «Нижестоящие суды не приняли во внимание, что такой обман и введение в заблуждение в конкретной ситуации со стороны Прилуцкого Г.И. отсутствовали, поэтому его не должны были привлекать к ответственности», – указал эксперт.

Адвокат практики реструктуризации и банкротства ART DE LEX Юлия Шилова согласилась с выводами Верховного Суда. «Во-первых, решение об отзыве заявления о банкротстве было принято советом директоров общества, новый директор просто исполнял волю. Во-вторых, информация о банкротстве уже была раскрыта и доведена до сведения кредиторов», – заметила она.

По мнению Юлии Шиловой, это первый случай на практике, который достиг публичной огласки. «Примеров отзывов заявлений, поданных предшественниками не было, или же они не на слуху», – подчеркнула она.

Рассказать: