×

ВС разберется с порядком рассмотрения обращений осужденного, поданных начальнику ИУ через защитника

Юрист оспаривает положения Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, которые позволяют 30 дней рассматривать заявления заключенных о конфиденциальных свиданиях с защитником
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» юрист Владимир Шмидт пояснил, что существует порочная практика, когда обращения заключенных начальнику исправительного учреждения, переданные через сотрудников администрации, не рассматриваются, а обращения переданные через защитника, упираются в волокиту.

Юрист, помощник адвоката в АК «Реальное право» Владимир Шмидт обжаловал решение коллегии по административным делам ВС РФ, которая отказала в удовлетворении его административного иска о признании ряда пунктов Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений недействующими.

В апелляционной жалобе (имеется в распоряжении «АГ») он настаивает, что оспариваемые положения нарушают права осужденного (обвиняемого) и защитника наряду с адвокатом на рабочие встречи наедине и конфиденциально, поскольку такое право получается полностью иллюзорным и нереализуемым. 

В своем административном иске Владимир Шмидт просил признать недействующими п. 65, 66 и 67 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста РФ № 295 от 16 декабря 2016 г. Он указал, что они противоречат положениям норм УПК, УИК, Закону об адвокатуре, Конституции РФ и другим нормативно-правовым актам.

По его мнению, оспариваемые положения допускают ограничение конституционного права осужденного на подачу письменных заявлений на имя начальника ИУ или СИЗО, на порядок приема, регистрации и срока рассмотрения письменного заявления осужденного к лишению свободы на имя начальника, которые поступили в канцелярию через представителя по доверенности или защитника наряду с адвокатом.

Кроме того, Владимир Шмидт посчитал, что оспариваемые пункты допускают ограничение конституционного права осужденного на подачу письменных заявлений на имя начальника ИУ или СИЗО, на порядок приема, регистрации и срока рассмотрения письменного заявления осужденного к лишению свободы на имя начальника о предоставлении рабочей встречи (свидания) с адвокатом или иным лицом, имеющим право на осуществление защиты, наедине (конфиденциально), вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания.

Отказывая в удовлетворении иска, ВС отметил, что оспариваемые положения гл. XIII Правил регулируют отношения, возникающие в связи с предложениями, заявлениями, ходатайствами и жалобами осужденных, и не регламентируют отношения, связанные с порядком предоставления подзащитным свиданий, в том числе с адвокатами, иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, описанным в гл. XIV Правил. 

В связи с этим, по мнению Суда, по своему содержанию оспариваемые пункты не устанавливают каких-либо не предусмотренных законом ограничений права осужденных подавать письменные заявления на имя начальника исправительного учреждения или следственного изолятора, отсутствуют в них и предписания, ограничивающие право адвоката или иного лица осуществлять защиту и право осужденного на защиту в указанных административными истцами аспектах. 

Суд отметил, что из содержания административного искового заявления и устных объяснений истца следует, что подобные доводы мотивированы несогласием с имевшими место действиями и ответами сотрудников тюрьмы, в которой отбывает наказание осужденный Б., однако проверка законности и обоснованности таких действий и ответов не относится к предмету данного дела.

В апелляционной жалобе Владимир Шмидт указал, что согласно доверенности осужденного Б. на его имя и правам защитника, закрепленным нормами УПК и УИК РФ, он имеет право в ходе рабочей встречи с подзащитным получить от него письменные обращения на имя начальника исправительного учреждения или СИЗО, чтобы в последующем после окончания встречи под отметку сдать их в канцелярию соответствующего учреждения. Однако начальник ИК отказался рассматривать такие обращения осужденного Б. со ссылкой на нормы п. 65, 66, 67 Правил, поскольку считает, что обращения поступили в нарушение действующего законодательства. 

Владимир Шмидт указал, что оспариваемые нормы противоречат Закону о порядке рассмотрения обращений граждан РФ, ч. 1 ст. 185 ГК РФ, ч. 4 ст. 12 УИК РФ и п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, поскольку позволяют не рассматривать по существу письменные обращения осужденного на имя начальника исправительного учреждения, которые были поданы под отметку в канцелярию через представителя по доверенности и защитника наряду с адвокатом.

Кроме того, он отметил, что п. 65, 66 и 67 Правил позволяют администрации исправительного учреждения нигде и никак не регистрировать факт передачи письменных обращений на имя начальника ИУ осужденными к лишению свободы, которые находятся в камерах, ее сотрудникам, поскольку последние заинтересованы в сокрытии таких обращений, что позволяет в дальнейшем вообще не их рассматривать. Владимир Шмидт пояснил, что в случае же, когда такое письменное обращение поступило под отметку в канцелярию через представителя по доверенности или защитника, создается препятствие для злоупотребления властью и служебными полномочиями. 

Защитник указал, что, как устанавливает ч. 4 ст. 89 УИК РФ, для получения юридической помощи осужденным предоставляются свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание такой помощи, без ограничения их числа продолжительностью до 4 часов. По заявлению осужденного свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания. При этом согласно нормам п. 65, 66, 67 Правил заявления осужденных принимает администрация ИУ, регистрация осуществляется в течение трехдневного срока, а ответы по результатам рассмотрения заявлений, которое длится до 30 дней, не позднее чем в трехдневный срок выдаются осужденным на руки. 

Владимир Шмидт отметил, что заявление передается в присутствии адвоката или защитника во время рабочей встречи, после чего она прекращается. Он указал, что, таким образом, заявление будет рассмотрено уже после того, как состоялась рабочая встреча (свидание), то есть право на свидания наедине и конфиденциально по факту не предоставляется. Таким образом, по мнению защитника, оспариваемые нормы Правил нарушают как права осужденного Б., так и его самого на рабочие встречи наедине и конфиденциально, поскольку такое право получается полностью иллюзорным и нереализуемым.

В комментарии «АГ» Владимир Шмидт пояснил, что существует порочная практика, когда начальник исправительного учреждения никак не реагирует на переданные ему через сотрудников обращения заключенных, а при попытке передать их через представителя возникает описанная выше ситуация. «Начальник учреждения не рассматривает эти заявления, основываясь на том, что не предусмотрено поступление обращений от осужденного, минуя администрацию. Хотя есть доверенность, в которой прописано право получения и подачи обращения в органы госвласти от осужденного, и есть ордер, если это адвокат», – пояснил юрист. 

Кроме того, он отметил, что в УПК закреплено право защитника на рабочие встречи с подзащитным конфиденциально. «Допустим, подзащитный отбывает наказание на Ямале. Прилетает к нему защитник, которого наняли родственники с целью изучить уголовное дело и составить кассационную жалобу. Сам заключенный не знает, что родственники наняли адвоката и заключили с ним соглашение. Адвокат по ордеру заходит в учреждение, предоставляется рабочая встреча в присутствии сотрудника администрации. Согласно ч. 4 ст. 89 УИК, осужденный в присутствии этого сотрудника и своего адвоката пишет заявление на имя начальника учреждения с просьбой предоставить рабочую встречу конфиденциально. Сотрудник заявление забирает, встречу прерывает, осужденного отводят обратно в колонию, а защитнику говорят: “Заявление будет рассматриваться 30 дней и три дня регистрироваться. Разбивайте палатку и ожидайте, когда вам предоставят (если предоставят) конфиденциальную встречу”. Так это происходит во всей стране», – заключил Владимир Шмидт.

Рассказать: