×

ВС решал, может ли вознаграждение организатора банкротных торгов зависеть от вырученной суммы

Как указал Суд, в делах о банкротстве произвольное установление вознаграждения в процентах от суммы продажи реализуемого имущества, зависящего от спроса третьих лиц, необоснованно
В комментарии «АГ» один из экспертов указал на позицию Верховного Суда, согласно которой непредложение арбитражным управляющим своей кандидатуры для организации торгов не мешает суду по своей инициативе возложить на него эту обязанность, если это будет наиболее разумным решением. Другой отметил, что Судебная коллегия ВС напомнила нижестоящим инстанциям об истинной роли суда в правовом государстве, указав, что они не должны уклоняться от обязанности по разрешению спора между сторонами со ссылкой на то, что спорные действия вписываются в рамки формальных правил.

20 мая Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 308-ЭС19-449, которым решила, возможно ли поставить вознаграждение организатора торгов в зависимость от размера выручки при продаже имущества.

В рамках дела о банкротстве №А53-34228/2016 на рассмотрение суда был передан обособленный спор о разрешении разногласий, возникших между ПАО «Донхлеббанк» и финансовым управляющим относительно содержания Положения о порядке, сроках и условиях продажи имущества должника, являющегося предметом залога.

20 сентября 2017 г. требования банка в размере 4,8 млн руб. были включены в третью очередь реестра требований кредиторов должника как обеспеченные залогом. В целях продажи предмета залога банк направил финансовому управляющему проект Положения, которым в том числе было предусмотрено, что организатором торгов будет выступать ООО «Юридическая фирма «РСПРАВО», оператором электронной площадки – ООО «Единая торговая электронная площадка». Размер вознаграждения организатора составит 3% от итоговой цены продажи имущества, поступившей на счет должника, но не менее 20 тыс. руб. В случае если на торгах не будет представлено ни одной заявки либо участник откажется от заключения договора – вознаграждение организатора торгов будет составлять 10 тыс. руб. по итогам каждых торгов.

Учитывая, что начальная продажная цена реализуемого имущества составляет более 41 млн руб., финансовый управляющий обратился в суд. Он указал, что сумма вознаграждения организатора торгов является завышенной, в связи с чем предложил других организатора торгов и оператора электронной площадки – расходы на проведение торгов с помощью услуг названных лиц должны были составить 10 тыс. руб. за каждый этап торгов, без процентов от выручки. Кроме того, финансовый управляющий указал, что требования банка будут полностью удовлетворены из 80% вырученных от продажи средств.

Суды отклонили данные доводы управляющего, указав на предположительный характер таких аргументов. Они также сослались на положения ст. 110, 138 и 213.26 Закона о банкротстве с учетом разъяснений п. 9 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя». Суды исходили из того, что закон предоставляет залоговому кредитору преимущественное право определять порядок реализации заложенного имущества, а также его начальную продажную цену.

Они пришли к выводу, что предложенная банком редакция Положения не противоречит действующему законодательству и является экономически целесообразной, отметив также, что установление вознаграждения организатора торгов в процентном отношении от цены реализации само по себе не свидетельствует о завышенном размере такого вознаграждения и не может негативно отразиться на правах иных незалоговых кредиторов.

Суды отметили, что проведение торгов с минимальными расходами могло быть осуществлено, если бы финансовый управляющий предложил в качестве организатора торгов свою кандидатуру, однако им этого сделано не было.

Рассмотрев жалобу управляющего, Верховный Суд посчитал выводы нижестоящих судов ошибочными. «Коль скоро разногласия передаются на разрешение суда, он должен определить наиболее целесообразные правила продажи заложенного имущества, учитывающие баланс интересов всех вовлеченных в процесс несостоятельности должника лиц, а не только интересы залогового кредитора», – указано в определении.

ВС отметил, что само по себе условие о выплате вознаграждения в зависимости от размера выручки при продаже имущества не является неправомерным с точки зрения действующего правового регулирования. Однако, указал Суд, по общему правилу, размер подобного вознаграждения должен устанавливаться в твердой фиксированной сумме, так как набор действий организатора торгов или оператора электронной площадки является стандартным (абз. 2–9 п. 8, п. 20 ст. 110 Закона о банкротстве). «Учитывая, что в конечном счете (косвенно) расходы по организации и проведению торгов переносятся на должника или его кредиторов, произвольное установление вознаграждения в процентном отношении от суммы продажи, зависящей от такого фактора, как спрос третьих лиц на реализуемое имущество, является неразумным и необоснованным», – подчеркивается в определении.

В то же время Суд указал, что в исключительных случаях такой порядок определения размера вознаграждения может быть применен, если лицо, предлагающее включение в Положение соответствующего условия, приведет конкретные доводы, опровергающие необходимость применения общего подхода и указывающие на то, что итоговая выручка будет зависеть от качества услуг организатора торгов или оператора электронной торговой площадки. Например, может быть указано, что организатор торгов имеет эксклюзивную (недоступную иным потенциальным организаторам) возможность осуществить какие-либо действия по поиску и привлечению покупателей с учетом особенностей выставленного на торги имущества (применительно к абз. 2 п. 9 ст. 110 Закона о банкротстве), что приведет к существенному увеличению итоговой цены. Однако, подчеркнул Суд, подобные доводы при рассмотрении спора участвующие в нем лица не приводили.

Кроме того, ВС отметил, что при разрешении разногласий суд не связан исключительно позицией сторон спора, в том числе относительно личностей организатора торгов или оператора электронной площадки. Непредложение управляющим своей кандидатуры не препятствовало суду утвердить его в качестве организатора торгов, если такое решение спора представлялось наиболее разумным, целесообразным и сбалансированным.

Таким образом, Суд определил отменить решения нижестоящих инстанций и направить дело на новое рассмотрение.

В комментарии «АГ» советник АБ «Бартолиус» Сергей Будылин отметил, что в этом деле Судебная коллегия ВС напомнила нижестоящим инстанциям об истинной роли суда в правовом государстве, указав, что они не должны уклоняться от обязанности по разрешению спора между сторонами со ссылкой на то, что спорные действия вписываются в рамки формальных правил. «Иначе говоря, суд должен не разрешать спор формально, а по существу вникнуть в проблему, учтя в том числе назначение применяемого закона и легитимные интересы сторон», – подчеркнул он.

Сергей Будылин добавил, что назначение законодательства о банкротстве – максимально полное удовлетворение требований всех кредиторов. «Очевидно, что выплата завышенных комиссий за реализацию предмета залога противоречит этой цели, особенно когда стоимость предмета залога существенно превышает долг перед залоговым кредитором (то есть когда основная часть выручки должна пойти другим кредиторам)», – указал эксперт.

Он посчитал, что ситуация, когда один из кредиторов определяет комиссию, выплачиваемую «из кармана» других кредиторов, является аномальной. «Задача суда – нейтрализовать эту аномалию, оценив обоснованность размера комиссии с учетом интересов не только залогового, но и других кредиторов», – заключил Сергей Будылин.

Управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры» Владимир Старинский отметил, что в данном определении Верховный Суд сделал несколько важных выводов. В частности, он указал, что суд не связан исключительно позицией сторон спора и вправе отойти от предложений как залогового кредитора, так и арбитражного управляющего, поставив во главу баланс интересов сторон. «Очень часто, утверждая порядок реализации имущества, суды забывают о навязанном залоговым кредитором способе реализации, в рамках которого организатору торгов уходит сумма, сопоставимая с размером задолженности перед иными кредиторами, хотя в большинстве случаев набор действий организатора действительно является стандартным. В данном конкретном случае суды нижестоящих инстанций не установили, что стоимость реализации у предложенного банком организатора торгов в десятки раз выше, чем у предложенных финансовым управляющим. Такое явное злоупотребление должно быть предметом активного внимания не только суда, но и арбитражного управляющего и иных кредиторов, в том числе и потому, что между залоговым кредитором и организатором торгов нередко есть связь», – посчитал Владимир Старинский.

Кроме того, адвокат указал на позицию ВС, согласно которой, по общему правилу, организация торгов возлагается на арбитражного управляющего, в связи с чем непредставление доказательств его неэффективности или сложности самостоятельной реализации имущества позволяет суду по своей инициативе возложить на управляющего организацию торгов.

Рассказать: