×

ВС счел невозможным вывод дома из адресной программы по переселению из аварийного жилья

Суд отметил, что нельзя отказать в предоставлении квартиры из-за отсутствия на это законных оснований, когда МКД включен в региональную программу по переселению и собственник изъявил желание в получении жилья
Фотобанк Лори
Одна из экспертов отметила, что включение МКД в региональную программу по переселению является ключевым моментом при определении способа обеспечения прав собственников жилых помещений при переселении из аварийного жилья. Вторая добавила, что при наличии региональной адресной программы по переселению, где предметом является жилищный фонд как совокупность многоквартирных домов, выделить отдельное жилое помещение из нее, применив по отношению к нему общий порядок, не является верным.

В Определении от 27 января № 48-КАД20-12-К7 Верховный Суд разобрался, можно ли вывести из региональной адресной программы квартиру и отказать в предоставлении жилья взамен аварийного.

Зоя Осолодкова является единственной наследницей матери, которая до момента смерти 5 мая 2007 г. являлась собственником квартиры в многоквартирном доме.

На основании заключения межведомственной комиссии о признании жилого дома аварийным и подлежащим сносу и акта обследования многоквартирного дома от 7 декабря 2011 г. жилой дом был признан аварийным и подлежащим сносу. Объект недвижимости указан в перечне аварийных МКД, расположенных на территории Пластовского муниципального района и включенных в областную адресную программу «Переселение в 2013–2017 годах граждан из аварийного жилищного фонда в городах и районах Челябинской области». Постановлением администрации муниципального района дом включен в муниципальную программу «Переселение в 2015 году граждан из аварийного жилищного фонда на территории Пластовского муниципального района».

30 декабря 2016 г. администрация района приняла решение об изъятии жилого помещения в связи с изъятием земельного участка под многоквартирным жилым домом. Зое Осолодковой было отказано в предоставлении жилого помещения взамен изъятого аварийного жилья, поскольку у администрации на то отсутствуют законные основания. При этом, согласно свидетельству о праве на наследство по закону, женщина является собственником данной квартиры, что также подтверждается выпиской из Единого государственного реестра недвижимости.

Посчитав, что после смерти матери она является наследником первой очереди и со дня открытия наследства обладает имущественными правами и обязанностями наследодателя, которому должно быть предоставлено жилье взамен аварийного в соответствии со списком жителей, Зоя Осолодкова обратилась в Пластовский городской суд с иском к администрации района о признании отказа незаконным.

Удовлетворяя требования административного истца, суд первой инстанции исходил из того, что многоквартирный дом, в котором расположено жилое помещение, признан аварийным, включен в соответствующие муниципальную и региональную программы переселения, фактически изъят у владельцев, ссылаясь на специальный характер норм права, содержащихся в Законе о Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства (по отношению к положениям ст. 32 Жилищного кодекса), пришел к выводу о наличии у заявителя по его выбору права требования выкупа жилого помещения либо предоставления другого жилого помещения в собственность.

Суд апелляционной инстанции, сославшись на положения ч. 8 ст. 32 Жилищного кодекса, указал на отсутствие заключенного с административным истцом соглашения, а также решения администрации об изъятии квартиры, принадлежащей Зое Осолодковой, и ее заявления о выборе способа обеспечения своих жилищных прав в период действия региональной адресной программы по переселению граждан. Суд пришел к выводу о возможности защиты прав Зои Осолодковой исключительно в общем порядке, предусмотренном Жилищным кодексом, и, следовательно, законности оспариваемого решения органа муниципальной власти. Судебная коллегия по административным делам Седьмого кассационного суда общей юрисдикции согласилась с выводами апелляции.

Рассмотрев жалобу Зои Осолодковой, Верховный Суд заметил, что вывод апелляции и кассации о том, что женщина в связи с отсутствием соглашения об изъятии спорной квартиры не имеет права на предоставление другого жилого помещения взамен жилья, признанного аварийным, является ошибочным, поскольку земельный участок, на котором расположен указанный дом, был изъят в соответствии с ч. 1, 2 ст. 32 Жилищного кодекса.

Кроме того, обратил внимание ВС, учитывая, что объектом региональной адресной программы является жилищный фонд как совокупность жилых помещений многоквартирных домов, признанных в установленном порядке аварийными, подлежащих сносу и расселению, административный ответчик был не вправе произвольно выводить за рамки действия указанной программы квартиру, принадлежащую на праве собственности заявителю.

Вместе с тем, указал Суд, Зоя Осолодкова избрала способ обеспечения своих жилищных прав, предусмотренный Законом о Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства и действующий в рамках реализации региональной адресной программы, – предоставление другого жилого помещения взамен жилья, признанного аварийным. ВС заметил, что на момент обращения истицы с заявлением в администрацию она была лишена возможности проживать в квартире, поскольку дом частично разрушен. Это свидетельствует о том, что жилое помещение фактически изъято из собственности.

«Учитывая изложенное, отказ администрации Пластовского муниципального района Челябинской области в предоставлении заявителю жилого помещения взамен фактически изъятого аварийного жилья нельзя признать законным», – резюмировал ВС, оставив в силе решение первой инстанции.

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина назвала позицию ВС верной, поскольку законодательством в случае включения дома в региональную адресную программу по переселению из аварийного жилья предусмотрено предоставление либо иного жилого помещения, либо его выкуп. Этот выбор является правом лица – невозможно ограничить его в указанных в законодательстве вариантах.

Адвокат указала, что суды второй и кассационной инстанций не учли, что первоначально жилой дом включен в региональную адресную программу по переселению из аварийного жилья. Позднее же земельный участок, на котором был расположен жилой дом, признан подлежащим изъятию, а дом – сносу. Ориентируясь на указанное решение, суды определили, что применим общий порядок, предусмотренный ЖК РФ, а не специальный, как изначально указал суд первой инстанции.

«Однако указанное не представляется верным. По сути, ВС РФ в определении указал применимый порядок в ситуациях, когда имеются основания для двух способов реализации жилищных прав граждан при признании жилья аварийным. Так, ВС указал, что при наличии региональной адресной программы по переселению, где предметом является жилищный фонд как совокупность многоквартирных домов, выделить отдельное жилое помещение из данной совокупности, применив по отношению к нему общий порядок, не является верным», – заключила Анна Минушкина.

Помощник юриста в Содружестве Земельных Юристов Арина Шмойлова отметила, что включение МКД в региональную программу по переселению является ключевым моментом при определении способа обеспечения прав собственников жилых помещений при переселении из аварийного жилья. Если МКД в такую программу не включен, то в предоставлении нового жилого помещения может быть правомерно отказано. В таком случае в качестве возмещения собственнику будут предоставлены денежные средства.

«В рассматриваемом деле истец приобрел право на квартиру в порядке наследования, при этом квартира уже была включена в региональную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда. Реализуя свое право на выбор способа возмещения за изымаемое жилье, истец выбрал предоставление другого жилого помещения. Суд первой инстанции правомерно удовлетворил требования истца о возложении обязанности предоставить жилое помещение на районную администрацию. Такой способ защиты жилищных прав законен и правомерен, в полной мере соответствует устоявшейся практике Верховного Суда. Кассационная и апелляционная инстанции, несмотря на распространенную практику, неправомерно отменили решение первой инстанции, лишив истца предусмотренного Законом о Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства права выбора способа обеспечения прав собственников», – указала эксперт.

Арина Шмойлова отметила, что Верховный Суд отменил определения апелляции и кассации, в очередной раз указав на незаконность лишения собственников права выбора способа возмещения. Решение суда первой инстанции оставлено в силе, что подтверждает устоявшуюся практику по разрешению споров, связанных с обеспечением жилищных прав собственников.

Рассказать: