×

ВС указал на приоритет очередности погашения требований по текущим платежам над исполнением госконтракта

Суд заметил, что особый порядок распределения денег не может быть истолкован как исключающий судебный контроль над процедурой расходования руководителем должника или арбитражным управляющим денежных средств и соблюдения очередности погашения текущих обязательств в процедуре банкротства
Как посчитал один из адвокатов, Верховный Суд вышел за рамки имеющихся у него полномочий, предписав нижестоящим инстанциям проконтролировать правильность расчетов банкрота с налоговым органом и определить, куда были фактически потрачены выделенные на уплату налогов по госконтракту бюджетные деньги. Второй заметил, что ВС продолжил формирование практики по особенностям уплаты текущих обязательных платежей в процедурах банкротства, в том числе при продолжении исполнения государственного контракта в процедуре наблюдения.

Верховный Суд в Определении от 15 июля № 306-ЭС19-13670 (6, 7) указал нижестоящим судам на необходимость проверки бухгалтерии должника, исполняющего госконтракт в процедуре наблюдения.

13 ноября 2014 г. ФКУ «Федеральное управление автомобильных дорог “Большая Волга”» Федерального дорожного агентства заключило государственный контракт с АО «Волгомост» на строительство и реконструкцию автомобильной дороги М-5 «Урал», а также строительство транспортной развязки на 974 км этой дороги. Общая стоимость работ по контракту составляет более 6 млрд руб. с учетом НДС.

19 июля 2016 г. Арбитражный суд Саратовской области ввел в отношении АО «Волгомост» процедуру наблюдения. В последующем для получения финансирования должнику был открыт лицевой счет в УФК по Пензенской области Отделения Банка России г. Пенза, а 1 марта 2017 г. между должником и ОАО «Хотьковский автомост» был заключен договор субподряда.

Далее УФНС по Саратовской области обратило внимание, что, находясь пять лет в процедуре наблюдения, должник исполняет контракт по строительству автодороги, не уплачивая текущие обязательные платежи, т.е. нарушает требования ст. 134 Закона о банкротстве. В результате чего по расчету ведомства образовалась задолженность в размере 1,8 млрд руб., в том числе по второй очереди текущих платежей в размере 435,9 млн руб. Тогда налоговая служба обратилась в АС Саратовской области и попросила взыскать с генерального директора должника Игоря Вашунина и арбитражного управляющего Виталия Волкова убытки, причиненные нарушением очередности погашения требований по текущим платежам, приостановить рассмотрение вопроса о размере убытков до формирования конкурсной массы должника и расчетов с кредиторами.

Суд, руководствуясь ст. 20.3, 60, 129, 134 Закона о банкротстве, ст. 166.1, 220.1 Бюджетного кодекса, посчитал, что основания для удовлетворения жалобы отсутствуют. Он указал, что исполнение контракта осуществляет 1 из 17 филиалов должника, сумма начисленного НДФЛ данным филиалом погашена, тогда как основная недоимка по текущим платежам возникла в результате несвоевременного перечисления должником налоговых платежей за сотрудников головной организации должника, что не связано с расходованием денежных средств с лицевого счета в связи с исполнением контракта. Поступающие на лицевой счет бюджетные средства носят целевой характер и расходуются под контролем казначейства. Двенадцатый арбитражный апелляционный суд оставил решение без изменения, Арбитражный суд Поволжского округа в удовлетворении кассационной жалобы отказал.

Тогда УФНС по Саратовской области и Банк ВТБ обратились в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС сослался на абз. 9 п. 3 Постановления Пленума ВАС от 6 июня 2014 г. № 36 «О некоторых вопросах, связанных с ведением кредитными организациями банковских счетов лиц, находящихся в процедурах банкротства», согласно которому руководитель должника (в процедурах наблюдения или финансового оздоровления) либо арбитражный управляющий (в процедурах внешнего управления или конкурсного производства) обязан при наступлении срока исполнения соответствующего обязательства направлять распоряжение для его исполнения в кредитную организацию, не дожидаясь напоминания от соответствующего кредитора или предъявления им требования в суд.

ВС отметил, что в силу ст. 15 ГК, п. 4 ст. 20.4 и п. 1 ст. 61.13 Закона о банкротстве временный управляющий и руководитель должника обязаны возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, причиненные ими в результате нарушения законодательства. На такого рода нарушения, связанные с установленной ст. 134 Закона о банкротстве очередностью удовлетворения требований кредиторов, и ссылается УФНС в рамках спора, указывая на понесенные убытки при совершении должником текущих платежей в ненадлежащей последовательности, обратил внимание Верховный Суд.

Он также указал, что основная деятельность должника в период наблюдения связана с исполнением государственных контрактов. Выручка по контракту строительства автодороги М-5 в 2017 г. составила 27% от общего размера выручки компании, в 2018 г. уже 61%, в 2019 г. – 67%, а в 2020 – 84%. Таким образом, заметил ВС, можно сделать вывод о том, что в период с 2018 по 2020 г. основная деятельность должника связана с исполнением контракта по строительству автодороги М-5. По расчету налоговой в процедуре наблюдения на счета должника поступило 3,6 млрд руб., из которых 99% перечислено должником в адрес субподрядчика «Хотьковский автомост», а текущие обязательные платежи уплачены в минимальном размере (21 млн руб.), или менее 1% от выручки. Данные обстоятельства, заметил Суд, были оставлены без судебной проверки.

Кроме того, Верховный Суд указал, что особый порядок распределения денег, предусмотренный бюджетным законодательством, не может быть истолкован как исключающий судебный контроль над процедурой расходования руководителем должника или арбитражным управляющим денежных средств и соблюдения установленной очередности погашения текущих обязательств в процедуре банкротства. Более того, в письме Федеральное казначейство отметило, что расширенное казначейское сопровождение средств по контракту, т.е. проверка соответствия информации, указанной в государственном контракте, данным раздельного учета результатов финансово-хозяйственной деятельности юридических лиц и информации о структуре цены государственного контракта, территориальными органами казначейства в данном случае не осуществлялось. Таким образом, вопреки выводам судов, Федеральным казначейством не проверялась полнота уплаты обязательных платежей, включенных в контракт.

Учитывая, что основная деятельность должника связана с исполнением многомиллиардного госконтракта, в затратную часть которого включены все налоги и прибыль, финансирование по контракту получено должником в процедуре банкротства в полном объеме, а текущие налоги не уплачиваются, о чем указывает текущий кредитор – УФНС, суды должны были определить состав текущих обязательств должника, очередность их удовлетворения, в том числе календарную, и установить причину неплатежей, разрешив вопросы о добросовестности и разумности действий арбитражного управляющего и руководителя должника; о наличии (отсутствии) обстоятельств, свидетельствующих о необходимости отступления от предусмотренной законом очередности при расчете с текущими кредиторами и т.д. Суды по существу доводы УФНС не рассмотрели.

«Делая вывод о целевом характере и назначении денежных средств по контракту, судами не учтено, что при его исполнении должник обязан был исчислять и уплачивать в бюджет не только текущие обязательные платежи второй очереди, но и текущие обязательные платежи иных очередей, неразрывно связанные с ведением деятельности по исполнению контракта», – подчеркивается в определении.

Так, заметил Верховный Суд, УФНС ссылался на наличие у должника текущей задолженности по НДС в размере 507,4 млн руб., которая образовалась в связи с исполнением в период наблюдения контракта по строительству автодороги М-5. Кроме того, к уплате текущих обязательных платежей пятой очереди должник не приступал, вместе с тем погашая требования субподрядчика пятой очереди на сумму 3,6 млрд руб. Поскольку раздельный учет налогообложения по каждому филиалу должником не ведется, что подтвердил его представитель в судебном заседании, контракт и иные материалы дела не содержат информации о том, что он заключен и исполнялся только филиалом в Пензе, то ссылка судов об уплате данным филиалом суммы НДФЛ не имеет принципиального значения для разрешения спора.

«Осталась без внимания и информация о значительном снижении стоимости активов должника, что может свидетельствовать об отсутствии источника погашения постоянно возрастающей текущей налоговой задолженности. Не оценены доводы банка о необоснованности перечислений денежных средств в размере более 350 млн руб. в адрес третьих лиц, о наличии в действиях ответчиков признаков злоупотребления правом, выразившихся в выводе денежных средств из конкурсной массы должника по подозрительным основаниям. Вместе с тем указанные обстоятельства могут быть связаны с нарушением очередности уплаты текущих платежей», – указывается в определении. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в АС Саратовской области.

В комментарии «АГ» адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро ЕМПП Сергей Егоров назвал позицию ВС справедливой, но отметил, что ее нельзя назвать законной. «Полагаю, ВС вышел за рамки имеющихся у него полномочий, предписав нижестоящим судам проконтролировать правильность расчетов банкрота с налоговым органом и определить, куда были фактически потрачены выделенные на уплату налогов по государственному контракту бюджетные деньги. Это функция следствия и налоговых органов», – заметил Сергей Егоров.

По его мнению, ВС решил «подстраховать» налоговый орган, в связи с чем обязал нижестоящие суды применить в рассматриваемой ситуации более строгий стандарт проверки доводов заявителя. «Судебная практика в настоящий момент исходит из того, что исполнитель государственного контакта не вправе потратить выделенное финансирование на цели, не связанные с исполнением такого контракта. Иное чревато привлечением руководителя исполнителя к уголовной ответственности за растрату или злоупотребление полномочиями», – добавил адвокат.

Арбитражный управляющий Дмитрий Рынденко заметил, что Верховный Суд в очередной раз указал на недопустимость неполного и формального подхода к исследованию доказательств, в том числе подчеркнул, что предусмотренный бюджетным законодательством особый порядок распределения денежных средств не должен исключать судебный контроль над процедурой расходования руководителем должника или арбитражным управляющим денег и соблюдения установленной очередности погашения текущих обязательств в процедуре банкротства. Кроме того, ВС поддержал позицию ФНС и фактически сделал вывод об обязанности временного управляющего участвовать как в формировании реестра текущих обязательств должника, так и контролировать их погашение.

«Верховный Суд продолжил формирование практики по особенностям уплаты текущих обязательных платежей в процедурах банкротства, в том числе при продолжении исполнения государственного контракта в процедуре наблюдения», – резюмировал Дмитрий Рынденко.

Рассказать:
Яндекс.Метрика