×

ВС: Законодательство о банкротстве физических лиц является специальным по отношению к семейному

Верховный Суд указал, что при проверке действительности условий алиментного соглашения в рамках дела о банкротстве граждан судам следует оценивать факт совместного проживания супругов, экономические мотивы заключения соглашения в период существования режима совместной собственности и добросовестность сторон
Фото: «Адвокатская газета»
Одна из экспертов «АГ» отметила, что Верховный Суд ввел новое основание признания соглашения об уплате алиментов недействительным – злоупотребление правом при его заключении при наличии совокупности определенных обстоятельств, что выходит за пределы содержания норм СК РФ и является грубым вмешательством в осуществление семейных прав и исполнение семейных обязанностей.

В 2017 г. в рамках дела о банкротстве Андрея Журавеля, инициированного в 2016 г., его супруга Алла Коняева обратилась с заявлением о включении в реестр требований кредиторов требования в размере 17,2 млн руб. задолженности по алиментам с учетом индексации и 153,3 млн руб. неустойки по их уплате. Соглашение об уплате алиментов супруги заключили еще в 2008 г. Согласно ему Журавель обязался выплачивать алименты с 26 сентября того же года в размере 100 тыс. руб. ежемесячно, а также выплатить задолженность по алиментам за 2005–2008 гг. в размере 360 тыс. руб. в течение трех дней с момента заключения соглашения. Кроме того, стороны согласовали ответственность в виде неустойки за нарушение сроков уплаты алиментов в размере 0,5% от суммы невыплаченных алиментов за каждый день просрочки.

Суд удовлетворил требования Коняевой, исходя из доказанности наличия и размера задолженности по алиментам на основании нотариально удостоверенного соглашения об уплате алиментов. Он счел, что алименты подлежат включению в реестр с учетом индексации за весь период начиная с 2008 г., так как задолженность по алиментам образовалась по вине должника. Кроме того, суд пришел к выводу, что ст. 333 ГК РФ к неустойке по алиментам неприменима, а потому включил неустойку в полном объеме в третью очередь реестра. На том же основании суд отклонил заявление финансового управляющего о снижении размера алиментов.

Вынесенное решение оспорили ООО «ТЭК Транслин» – конкурсный кредитор и финансовый управляющий должника. Однако апелляция и кассация поддержали выводы суда. После этого общество обратилось с жалобой в Верховный Суд.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ проверила материалы спора и пришла к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене. В Определении № 305-ЭС18-9309 она указала, что в деле о банкротстве суд не рассматривает спор о присуждении, а должен лишь правильно исчислить размер алиментов, исходя из условий соглашения об их уплате. Причем, поскольку в реестр могут быть включены только требования, которые возникли до возбуждения дела о банкротстве, суд вправе установить размер алиментов только за прошедший период.

ВС напомнил, что согласно п. 1 ст. 113 Семейного кодекса взыскание алиментов за прошедший период производится в пределах трехлетнего срока, предшествовавшего предъявлению соглашения к взысканию. Это означает, что в реестр включаются только требования в пределах указанного срока, возникшие до возбуждения дела. При этом, согласно п. 2 этой же статьи, если удержание алиментов на основании соглашения не производилось по вине плательщика, взыскание производится за весь предшествующий период и трехлетний срок не применяется.

Как отметил ВС, суд первой инстанции счел, что п. 2 ст. 113 СК носит общий характер по отношению к п. 1, поскольку вина неплательщика алиментов презюмируется, поэтому установил алименты за весь период с момента заключения соглашения до возбуждения дела. Однако Верховный Суд не согласился с этим выводом. Он указал, что содержащаяся в п. 1 норма является общей, а п. 2 закрепляет исключение, потому для его применения лицо, ссылающееся на вину плательщика алиментов, должно ее доказать. Учтя это, Суд пришел к выводу, что суд неправильно распределил бремя доказывания обстоятельств и сделал неверный вывод о периоде взыскания основной задолженности по алиментам. Также он указал, что, поскольку требование о взыскании неустойки является дополнительным по отношению к требованию о взыскании основной задолженности по алиментам, неустойка могла быть установлена в реестре только за тот период, за которой мог быть включен основной долг.

Читайте также
Неустойка по алиментам не устояла в КС РФ
Не согласившись с позицией ВС РФ, Конституционный Суд разъяснил, что неустойка по алиментным обязательствам может быть снижена судом
10 Октября 2017 Новости

Кроме того, Верховный Суд обратил внимание, что первая инстанция сделала вывод о неприменимости к неустойке по алиментам ст. 333 ГК РФ о ее снижении без учета позиции Конституционного Суда, изложенной в Постановлении от 6 октября 2017 г. № 23-П, о котором ранее писала «АГ». Согласно разъяснениям КС суд обязан оценить обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки. Более того, напомнил Верховный Суд, в семейное законодательство была введена норма, устанавливающая возможность уменьшения неустойки ввиду ее явной несоразмерности. 

КС указал, что при рассмотрении вопроса о снижении неустойки должны быть учтены материальные возможности плательщика алиментов в период образования задолженности. При этом инициирование процедуры несостоятельности в отношении плательщика предполагает, что он испытывает финансовые трудности. С учетом позиции Конституционного Суда ВС сделал вывод, что суд должен был дать оценку доводам о снижении размера неустойки.

Также ВС заметил, что, как указывало общество, Журавель и Коняева состоят в браке, живут совместно, на момент заключения соглашения не делили имущество и не утратили режима совместной собственности супругов. С 2008 по 2017 г. Коняева ни разу не предъявляла соглашение в Службу судебных приставов, несмотря на то, что должник не платил алименты. 

Читайте также
ВС: Алименты в 8 млн руб. в месяц имеют явно завышенный характер
Верховный Суд исправил ошибку трех инстанций, которые не заметили, что соглашение об уплате алиментов причиняет вред кредиторам отца-банкрота
28 Августа 2018 Новости

Верховный Суд указал на наличие оснований сомневаться в добросовестности сторон соглашения. ВС отметил, что супруги должны раскрыть экономические мотивы его заключения и непредъявления его к исполнению. В противном случае совокупность приведенных обстоятельств может свидетельствовать о злоупотреблении правом, а этого достаточно для отказа в установлении требования, основанного на ничтожном соглашении.

Первая инстанция, заключил Верховный Суд, неверно применила нормы права, а апелляция и кассация не исправили допущенные ошибки. В связи с изложенным спор был направлен на новое рассмотрение, при этом ВС указал, что суду следует определить период, за который подлежат установлению алименты и неустойка, и оценить сделку, на которой основано требование Коняевой, в том числе на предмет наличия в действиях сторон злоупотребления правом. 

Адвокат АП г. Москвы, медиатор Виктория Дергунова, ранее комментировавшая это дело, отметила, что высказанные Верховным Судом правовые позиции дали ответы на два важных вопроса. Во-первых, из определения ВС следует, что законодательство о банкротстве физических лиц фактически является специальным по отношению к семейному законодательству, поскольку в рамках оценки условий алиментных соглашений и проверки их действительности суды должны оценивать добросовестность сторон, факт их совместного проживания, экономические мотивы заключения алиментного соглашения в период существования режима совместной собственности и т.д. Вместе с тем, заметила адвокат, семейное законодательство не ставит право сторон заключить алиментное соглашение или даже взыскивать алименты в судебном порядке в зависимость от указанных обстоятельств.

Во-вторых, отметила Виктория Дергунова, Суд через оценку мотивов заключения алиментного соглашения фактически предложил при некоторых обстоятельствах ограничивать свободу сторон в определении его условий вне зависимости от срока давности его подписания относительно наступления у должника признаков банкротства.

Читайте также
Алиментные соглашения как мнимые сделки
ВС решит, было ли заключено алиментное соглашение для создания искусственной кредиторской задолженности
18 Сентября 2018 Мнения

«Верховный Суд фактически ввел новое основание признания алиментного соглашения недействительным – злоупотребление правом при его заключении при наличии совокупности вышеупомянутых обстоятельств, что явно выходит за пределы содержания ст. 102 СК РФ и является грубым вмешательством в осуществление семейных прав и исполнение семейных обязанностей в контексте ст. 7 СК РФ», – считает Виктория Дергунова. По ее мнению, открытым остался вопрос о передаче имущества детям по алиментным соглашениям. «Как будет высказанная Верховным Судом правовая позиция применяться к оценке действительности подобных условий алиментных соглашений, мы увидим в ближайшее время», – предположила адвокат.

Адвокат «Инфралекс» Ирина Зимина рассказала, что судам часто приходится выяснять вопрос о действительности соглашений об уплате алиментов на содержание несовершеннолетних детей. Она пояснила, что в рамках рассмотрения дел о банкротстве возникают требования, заявленные финансовыми управляющими и кредиторами должника, об исключении из первой очереди реестра требований кредиторов задолженности по алиментам. При этом обычно выдвигаются доводы о том, что должники и их супруги путем заключения соглашений злоупотребляют своими правами, сделки направлены на причинение вреда кредиторам либо на вывод совместного имущества супругов в целях исключения возможного обращения на него взыскания по обязательствам должника (Определение ВС РФ от 27 октября 2017 г. № 310-ЭС17-9405; постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 4 декабря 2017 г. № Ф08-9301/2017 по делу № А53-21453/2016).

Рассказать: