×

Адвокат против адвоката

О проблемах принятия к производству дела против коллеги-адвоката
Материал выпуска № 23 (208) 1-15 декабря 2015 года.

АДВОКАТ ПРОТИВ АДВОКАТА

О проблемах принятия к производству дела против коллеги-адвоката

2 ноября 2015 г. на сайте Федеральной палаты адвокатов было размещено разъяснение Совета Адвокатской палаты Республики Адыгея по проблеме этичного поведения адвоката при ведении дела против своего коллеги. Вопросы, поднятые в этом разъяснении, являются актуальными, а сложившаяся в России процессуальная практика позволяет дать на них достаточно ясные ответы.

Речь идет о ситуациях, в которых адвокат совершает юридически значимые действия в отношении и одновременно во вред своего коллеги по корпорации. Например, адвокат инициирует в отношении другого адвоката проверку. Так, адвокат Д. в своем заявлении в прокуратуру просила дать уголовно-правовую оценку сведениям, содержащимся в жалобах адвоката З. Или не менее распространенная ситуация, когда адвокат принимает в производство гражданское дело по иску к другому адвокату о ненадлежащем исполнении последним своих профессиональных обязанностей.

Этические правила, регулирующие эту весьма неприятную для адвокатов и адвокатуры ситуацию, закреплены в ч. 4 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката (далее – Кодекс). Этих правил в Кодексе три:
1. Обязанность сообщить в Совет.
2. Обязанность сообщить коллеге.
3. Обязанность примирить.

Это достаточно разнообразные правила и поэтому имеет смысл рассмотреть их по отдельности.

Обязанность сообщить в Совет
Это правило сегодня буквально звучит так: «Адвокат обязан уведомить Совет о принятии поручения на ведение дела против другого адвоката». И тут сразу же возникает вопрос о цели данного правового предписания: зачем? и кому это нужно? На этот вопрос дал ответ президент ФПА РФ Ю.С. Пилипенко, который указал на связь ст. 15 КПЭА с правом адвоката обращаться в Совет за разъяснением, т.е. у защитника есть право на получение рекомендаций Совета палаты. Презюмируется, что ситуация, связанная с принятием поручения на ведение дела против другого адвоката, является этически сложной. И потому адвокат обязан уведомить Совет. Поддерживая эту идею, считаем, что дача совета является задачей этого нормативного предписания. За этой задачей стоит какая-то цель, вернее, цели, а именно: балансировка отношений, помощь в трудной жизненной ситуации и имидж корпорации.

Балансировка отношений. Положение адвоката как непосредственного субъекта для нападения со стороны другого адвоката может привести к созданию неприязненной атмосферы в адвокатской корпорации. Именно поэтому советы адвокатских палат призваны нейтрализовать данную угрозу. Эта цель, заложенная п. 4 ст. 15 Кодекса, подтверждается и советами адвокатских палат: «Положения рассматриваемой нормы (п. 4 ст. 15 Кодекса. – Прим. авт.) имеют своей целью сбалансировать возможные проблемы между членами адвокатского сообщества, а также позволить органам адвокатского корпоративного самоуправления при необходимости контролировать возникший между двумя адвокатами конфликт в целях недопущения дестабилизации внутрикорпоративных взаимоотношений между адвокатами».

Это весьма мудрая и важная цель. Дело в том, что органы адвокатского самоуправления часто воспринимаются адвокатами как карательные. Но ведь карательная функция у них всего лишь субсидиарная. Основная же функция – создание благоприятной корпоративной среды. И потому необходимо усилить эту «балансирующую» цель п. 4 ст. 15 Кодекса. Дело в том, что адвокаты часто обращаются в Совет за разъяснением с целью использовать Совет адвокатской палаты как «дубинку» для давления на адвоката – процессуального противника. И советы (в том числе и квалификационные комиссии), как правило, эту функцию исполняют. Они часто «давят» на адвоката-ответчика с целью принудить последнего признать иск, тем самым прекратив спор.

Советы воспринимают уведомление о наличии иска против адвоката как сообщение о нарушении Кодекса адвокатской этики, т.е. они воспринимают цель п. 4 ст. 15 Кодекса как выявление дисциплинарного проступка. И это вроде бы верно. В Совет поступает информация о возможном профессиональном правонарушении. Но, погнавшись за целью – наказать нарушителя, мы упускаем главное – дача совета адвокату в сложной этической ситуации и разряжение напряжения между членами корпорации. «Додавив» одну сторону, мы не добьемся корпоративного умиротворения. Целесообразно дать следующие рекомендации адвокатам и советам адвокатских палат: «В случае обращения в Совет с уведомлением о принятии поручения на ведение дела против другого адвоката дисциплинарное производство может быть возбуждено по этому факту только по окончании производства по делу».

Помощь в тяжелой жизненной ситуации. Адвокат, находясь под юридическим ударом, нуждается в помощи своей корпорации. Это означает, что корпорация должна сделать все возможное, чтобы смягчить этот удар. Корпорация может, например, проконтролировать, чтобы «нападающий» коллега-адвокат вел себя максимум корректно, или создать условия для мирного разрешения конфликта с наименьшими потерями для адвоката, находящегося в подобной ситуации.

Имидж корпорации. Быть ответчиком, подозреваемым – дело, социально не привлекательное. Когда член корпорации оказывается в подобном статусе, это негативно влияет на имидж всего сообщества. К сглаживанию подобных ситуаций и направлены требования ч. 4 ст. 15 Кодекса. Взятие под контроль «сора из избы», точный и милосердный механизм урегулирования конфликтной ситуации – это именно то, что будет способствовать сохранению и даже укреплению положительного имиджа российской адвокатуры.

Срок обращения. Проблема, которая возникла в правоприменительной практике при выполнении п. 4 ст. 15 Кодекса, – срок обращения в Совет с уведомлением. Так, адвокат Р. пояснил, что в ст. 15 Кодекса не установлен четкий срок, в течение которого адвокат должен уведомить Совет адвокатской палаты, членом которой он является, о принятии им поручения. Адвокат Р. считал, что уведомление должно быть сделано в разумных пределах – до вступления решения суда в законную силу.

Действительно, если не поторопиться с обращением, то задача дать совет адвокату в трудной этической ситуации окажется недостижимой. Следует напомнить, что в самой первой редакции Кодекса ч. 4 ст. 15 выглядела так: «Поручение на ведение дела против адвоката в связи с его профессиональной деятельностью может быть принято другим адвокатом только после предварительного уведомления Совета». Понятно, что на практике выполнить данное требование было весьма проблематично. Адвокату приходится принимать быстрые решения, но отсутствие сроков для уведомления, как мы убедились на приведенном примере, может привести к нивелированию института уведомления. И поэтому мы согласны с разъяснением Совета Адвокатской палаты Республики Адыгея о том, что: «Адвокат, принявший поручение на представление доверителя в споре с другим адвокатом, должен уведомить Совет адвокатской палаты субъекта в течение трех рабочих дней с момента, когда стало известно (письменно либо путем электронной почты или факсом) о том, что им принято данное поручение на представление доверителя в споре против другого адвоката».

Уведомление доверителя. Первый, кто должен узнать о намерении адвоката обратиться в Совет адвокатской палаты с уведомлением о принятии поручения на ведение дела против другого адвоката, – это доверитель адвоката. Здесь мы предлагаем следующую формулировку рекомендаций: «В первую очередь адвокат, принявший поручение на представление доверителя в споре с другим адвокатом, должен уведомить своего доверителя о требованиях КПЭА в этой части (уведомление Совета АП, уведомление адвоката, принятие мер о разрешении спора мирным путем)».

Согласие доверителя. В иерархии ценностей адвокатской профессии ценность воли доверителя стоит выше корпоративных целей. Именно поэтому при обращении в Совет адвокатской палаты с уведомлением о принятии поручения на ведение дела против другого адвоката необходимо испросить согласие на это от своего доверителя. В случае если доверитель не даст на это своего согласия, руководствуясь его волей, а также требованием института адвокатской тайны, адвокат должен отказаться от намерения обратиться с уведомлением в Совет. Однако при этом он должен осознавать о возрастающих рисках своего возможного неэтичного поведения в данной ситуации. Предлагаем сделать следующие разъяснения: «Один вариант уведомления составляется в письменной форме, на котором ставится одна из двух резолюций доверителя “одобряю” или “запрещаю”. В случае последней отметки адвокат не направляет уведомление в Совет адвокатской палаты, но осознает возрастающий риск своего возможного неэтичного поведения в данной ситуации в отношении своего коллеги. Если риск слишком велик, адвокат должен отказаться от ведения дела».

Роман МЕЛЬНИЧЕНКО,
доцент, к.ю.н.

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 23 за 2015 г.