×

Суд истории

70 лет назад начался знаменитый Нюрнбергский процесс
Материал выпуска № 23 (208) 1-15 декабря 2015 года.

СУД ИСТОРИИ

70 лет назад начался знаменитый Нюрнбергский процесс

Судебный процесс над главными нацистскими преступниками, проходивший с 20 ноября 1945 г. по 1 октября 1946 г., не имеет аналогов в истории по своей масштабности и значимости. Его часто называют «Судом народов», или «Судом истории». Многие эксперты по-прежнему критично оценивают основания, по которым был начат процесс, ход судебного разбирательства и его итоги. Возможно, в отдельных моментах стоит признать их правоту. Но само по себе проведение судебного процесса над высокопоставленными чиновниками и военными, участвовавшими в совершении поистине колоссальных преступлений, можно считать достижением, а проведение его на столь высоком уровне – большим успехом для цивилизованного человечества.

Основания
Правовая база для проведения судебного процесса была сформирована посредством принятия ряда соглашений и документов, среди которых стоит особо выделить Лондонское соглашение от 8 августа 1945 г. «О судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран "оси"» и Устав Международного военного трибунала, являвшийся частью указанного Соглашения. Документ был подписан в ходе лондонской конференции, проходившей с 26 июня по 8 августа 1945 г.

В августе 1945 г. также был согласован и опубликован первый список обвиняемых, состоящий из 24 немецких политиков и военных, а также идеологов нацизма. В список вошли Герман Геринг, Рудольф Гесс, Иоахим фон Риббентроп, Альфред Розенберг, Мартин Борман и ряд других лиц. В списке отсутствовали Адольф Гитлер, Генрих Гиммлер и Йозеф Геббельс, которых к этому моменту уже не было в живых.

Место проведения

В качестве места проведения был выбран Нюрнберг, что имело символическое значение. Именно в этом городе проходили съезды Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП), в том числе самый первый ее съезд, состоявшийся в 1927 г. В 1935 г. в Нюрнберге специальная сессия Рейхстага единогласно приняла акты, в настоящий момент известные как Нюрнбергские расовые законы: «Закон о гражданине Рейха» и «Закон об охране германской крови и германской чести».

Несмотря на то что большую часть строений в городе в ходе Второй мировой войны превратили в развалины, Дворец юстиции, в котором должен был состояться процесс, прекрасно сохранился. Размеры здания позволяли разместить в нем весь штат Международного военного трибунала – около 1000 человек. Обвиняемые во время процесса содержались в тюрьме, примыкавшей к Дворцу со стороны двора.

Процесс
Немецкий промышленник и финансовый магнат Густав Крупп, перенесший в 1943 г. инсульт, был освобожден от уголовной ответственности по состоянию здоровья. Заведующий организационным отделом НСДАП Роберт Лей покончил жизнь самоубийством в тюрьме незадолго до начала процесса. Местонахождение Мартина Бормана было неизвестно, он обвинялся заочно. Таким образом, фактически на скамье подсудимых во время процесса находился 21 человек.

Подсудимые обвинялись по четырем пунктам: 1) планы нацистской партии, включающие агрессию против всего мира; 2) преступления против мира; 3) военные преступления; 4) преступления против человечности.

В общей сложности было проведено 403 судебных слушания. Обвинению потребовалось 72 дня, чтобы представить все доказательства вины подсудимых. Были заслушаны показания 280 свидетелей. Все подсудимые заявили о своей полной невиновности (лишь Рудольф Гесс сказал, что признает свою вину, но «только перед Богом»).

Состязательность

Согласно Регламенту Международного военного трибунала, каждый из обвиняемых имел право самостоятельно защищать себя или быть представленным адвокатом. Состязательность на Нюрнбергском процессе не была фикцией. Главный обвинитель от США Роберт Джексон справедливо заметил: «Мы можем быть уверены в одном. Будущим поколениям никогда не придется с недоумением вопрошать, что же могли сказать нацисты в свое оправдание. История будет знать, что все, что они могли сказать, им было позволено сказать. Они получили возможность предстать перед судом такого рода, право на который в дни их процветания и славы они не предоставляли никому».

Во время процесса был организован синхронный перевод на четыре языка – английский, французский, русский и немецкий. Таким образом, все подсудимые понимали, о чем идет речь в тот или иной момент процесса. Подсудимые имели возможность знакомиться со всеми документами, которые представлялись во время процесса, причем также в переводе на немецкий язык.

Адвокаты обвиняемых получали вознаграждение в размере 4000 марок, что на тот момент являлось очень серьезной суммой. Подсудимые могли ходатайствовать о вызове свидетелей. В общей сложности количество свидетелей со стороны защиты примерно в два раза превышало количество свидетелей со стороны обвинения.

Цитаты обвинителей
Главный обвинитель от США Роберт Джексон: «Справедливость – это не слабость. Необычайная справедливость этого судебного разбирательства является атрибутом нашей силы. Обвинение сейчас, к концу процесса, оказалось внутренне неуязвимым потому, что оно покоилось столь основательно на германских документах, аутентичность которых неоспорима. Но именно долгие недели этого судебного разбирательства, в течение которых подсудимые один за другим пытались уязвить достоверность этих доказательств, продемонстрировали подлинную их силу. Несомненным фактом является то обстоятельство, что показания подсудимых устранили всякое сомнение в их виновности, которое, ввиду необычайного характера и размаха этих преступлений, могло существовать до того, как они выступили здесь. Они помогли написать себе обвинительный приговор. <…> Признать этих людей невиновными – значит с тем же основанием сказать, что не было войны, не было убийств, не совершалось преступлений».

Главный обвинитель от СССР Роман Руденко: «Судебное следствие полностью подтвердило обвинение. Мы вменяем подсудимым в вину только то, что на Суде доказано с полной несомненностью и достоверностью. <…> Большинство свидетелей защиты во время их допроса неизбежно превращались в свидетелей обвинения. Их самих изобличали “немые свидетели” – документы, причем преимущественно немецкие, и они сами принуждены были изобличать тех, кого они хотели оправдывать. <…> В данном случае не только гитлеровское государство нарушило нормы международного права, последствием чего являются меры, принятые в отношении государства, но и отдельные физические лица, совершая эти акты нарушений, персонально совершили уголовные преступления, за которые они в соответствии с Уставом Трибунала подлежат уголовной ответственности перед Международным военным трибуналом».

Итоги
По итогам процесса 12 подсудимых, включая Германа Геринга, Иоахима фон Риббентропа и Альфреда Розенберга, были приговорены к смертной казни (Мартина Бормана приговорили заочно, в 1973 г. его официально признали погибшим). Трех подсудимых приговорили к пожизненному заключению, еще четырех – к срокам тюремного заключения различной длительности. Ганс Фриче, Франц фон Папен и Ялмар Шахт были признаны невиновными.

P.S. Вторая мировая война – это не история о правых и виноватых, это одно из сложнейших событий в истории человечества, осмысление которого продолжается и в настоящее время. Критики Нюрнбергского процесса часто вспоминают о Мюнхенском сговоре, о секретных протоколах пакта Молотова – Риббентропа, о бомбардировке Дрездена, о Катынской трагедии, об атомных бомбардировках Хиросимы и Нагасаки, о других значимых событиях, которые, по их мнению, ставят под сомнения легитимность проведения странами-победительницами процесса над главными нацистскими преступниками. Действительно, не исключено, что не все, кто совершал преступления во время Второй мировой войны, понесли за это ответственность. Но возможная виновность третьих лиц не могла быть доказательством невиновности тех, кто находился на скамье подсудимых в Нюрнберге. Возможная виновность третьих лиц не может ставить под сомнение справедливость приговора Международного военного трибунала. Суд истории должен был свершиться, и это произошло. Хочется верить, что в будущем у человечества не появится оснований для проведения еще одного подобного процесса.

Сергей АНИСИМОВ,
корр. «АГ»