×

В круге третьем

В результате неправильной квалификации следствием действий обвиняемого уголовное дело трижды рассматривалось судом первой инстанции
Материал выпуска № 23 (208) 1-15 декабря 2015 года.

В КРУГЕ ТРЕТЬЕМ

В результате неправильной квалификации следствием действий обвиняемого уголовное дело трижды рассматривалось судом первой инстанции

Больше года адвокат АБ «Мусаев и партнеры» Ага Манафов пытался добиться от следствия правильной квалификации действий своего подзащитного и восстановления его нарушенных прав. За это время суд первой инстанции дважды возвращал дело в прокуратуру, а апелляционная инстанция Мосгорсуда дважды подтверждала законность данного решения. В результате к началу третьего разбирательства следствие было вынуждено уступить и изменить статью УК РФ, по которой обвинялся доверитель, с более тяжкой на менее тяжкую. В настоящий момент подзащитный Аги Манафова на свободе.

Ключевое постановление
Дело, одним из обвиняемых по которому стал доверитель Аги Манафова Айрат Мингалеев, было возбуждено в декабре 2013 г. по ч. 2 ст. 213 УК РФ «Хулиганство». По данным следствия, неустановленное лицо обратилось к Мингалееву с просьбой за вознаграждение причинить тяжкий вред здоровью А. Ткачевой из-за личных неприязненных отношений с ней. Мингалеев согласился и для исполнения преступления привлек Александра Картануса (ему также было предъявлено обвинение) и еще двух не установленных следствием лиц. Первая попытка совершить задуманное была совершена в августе 2013 г., однако реализовать замысел не удалось в силу ряда причин. В результате замысел был реализован в декабре 2013 г. Два не установленных следствием лица, привлеченные Мингалеевым, нанесли вред здоровью потерпевшей Ткачевой в подъезде жилого дома. Мингалеев и Картанус помогли данным лицам скрыться с места преступления на автомобилях.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, имеющемуся в материалах дела, потерпевшей были причинены травмы, не являющиеся опасными для жизни и имеющие квалифицирующие признаки легкого вреда здоровью. Несмотря на это, следователь УМВД М. Исаев 26 июля 2014 г. вынес постановление о квалификации действий Мингалеева по ч. 3 ст. 30 УК РФ «Приготовление к преступлению и покушение на преступление» и ч. 3 ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Айрат Мингалеев был заключен под стражу.

«Неправильность квалификации действий Мингалеева по статье УК “Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью” была очевидна с самого начала, – считает адвокат Ага Манафов, – есть конкретный результат преступных действий – причинение легкого вреда здоровью потерпевшей, это подтверждено данными судебно-медицинской экспертизы. Моего доверителя обвинили в покушении на причинение тяжкого вреда здоровью. Однако, согласно теории уголовного права, это невозможно. Покушаться можно на совершение конкретного деяния, а предположить, что покушаешься на причинение тяжкого вреда здоровью, – это что-то из области юридической фантастики. Каким образом можно оценить это заранее?»

Адвокат обратился в прокуратуру СЗАО Москвы с жалобой на постановление следователя о переквалификации. В ответе надзирающего органа сообщалось, что «нарушений со стороны органов предварительного расследования при производстве следственных действий не установлено, оснований для мер прокурорского реагирования не имеется».

Начало долгого пути
В результате обвинительное заключение было утверждено прокуратурой и дело было направлено в Хорошевский районный суд Москвы. В суде помощник Хорошевского межрайонного прокурора С. Устаева попросила назначить Мингалееву наказание в виде 9 лет лишения свободы. «Я был искренне удивлен, когда услышал просьбу помощника прокурора назначить столь строгое наказание, – вспоминает Ага Манафов, – для меня было непонятным, как при практически полном отсутствии доказательств вины подсудимого можно просить о 9 годах лишения свободы».

В своем выступлении адвокат обратил внимание суда на то, что в данном случае нарушен принцип вины, согласно которому человек должен нести ответственность только за те деяния, в отношении которых установлена его виновность: «Фактически вина Мингалеева подтверждается только его собственными показаниями. В обвинительном заключении указано, что соучастники скрылись с места преступления, считая, что они причинили тяжкий вред здоровью потерпевшей. Но в материалах уголовного дела нет никаких доказательств того, что планировалось причинить тяжкий вред здоровью потерпевшей. Обвинение не может строиться только лишь на предположениях». Ага Манафов попросил суд переквалифицировать действия его подзащитного на иную статью УК РФ.

В своем постановлении от 30 января 2015 г. суд указал, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, «что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения».

Суд отметил, что в обвинительном заключении не указан умысел подсудимых на совершение вменяемого им преступления, не конкретизировано, какие именно противоправные действия совершил каждый из них. Также суд обратил внимание на то, что в заключении судебно-медицинской экспертизы указано, что травмы, причиненные потерпевшей, имеют квалифицирующие признаки легкого вреда здоровью. Суд постановил возвратить дело прокурору «для устранения препятствий рассмотрения дела судом», в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Прокуратура попыталась отменить постановление Хорошевского районного суда, но Мосгорсуд подтвердил его законность и обоснованность.

Вскоре после этого Ага Манафов вновь попытался обжаловать постановление о квалификации действий его подзащитного по ч. 3 ст. 111 УК РФ, однако обращения в ГСУ ГУ МВД по Москве и прокуратуру СЗАО Москвы вновь не принесли результата.

Сергей АНИСИМОВ,
корр. «АГ»

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 23 за 2015 г.