×

Адвокатские образования будут придерживаться стандарта

Ульяновские «кабинетчики» попытались обжаловать решение Конференции Адвокатской палаты о принятии перечня требований к размещению адвокатских образований
Материал выпуска № 16 (105) 16-31 августа 2011 года.

АДВОКАТСКИЕ ОБРАЗОВАНИЯ БУДУТ ПРИДЕРЖИВАТЬСЯ СТАНДАРТА

Ульяновские «кабинетчики» попытались обжаловать решение Конференции Адвокатской палаты о принятии перечня требований к размещению адвокатских образований

Адвокаты С.М. Логинов и В.Г. Лиллепео, осуществляющие свою профессиональную деятельность в форме адвокатского кабинета, обратились в Ленинский районный суд г. Ульяновска с иском к Адвокатской палате Ульяновской области, требуя признать недействительным решение ежегодной Конференции ее членов от 27 ноября 2010 г. о принятии «Профессионального стандарта «Требования к размещению адвокатских образований» (далее — Стандарт).

Так как суд первой инстанции встал на сторону Адвокатской палаты, «кабинетчики» обратились с кассационной жалобой в Ульяновский областной суд.

По мнению истцов, при утверждении Стандарта Конференция членов АПУО вышла за пределы своих полномочий, предусмотренных Федеральным законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» в части требований, предъявляемых к созданию и деятельности адвокатского кабинета. В соответствии с этим законом, Адвокатская палата должна действовать в интересах защиты прав адвокатов, а не создавать дополнительные препятствия в осуществлении ими своей деятельности, дополняя закон более жесткими условиями к организации деятельности адвокатских кабинетов, считают заявители.

Аргументируя свою позицию, адвокаты ссылаются на невозможность исполнения некоторых положений Стандарта.

Во-первых, сложность представляет выполнение предписания о необходимости вывески на здании, в котором находится адвокатское образование, так как ее размещение требует согласия всех собственников этого здания. В кассационной жалобе истцы добавили, что требование обязательно указывать на вывеске режим работы адвоката и время приема граждан не учитывает того обстоятельства, что адвокат не имеет возможности вести прием в заранее установленное время в связи с выездами для участия в судебных заседаниях и следственных действиях.

Во-вторых, положение об обязательном оборудовании помещения телефонной связью и выходом в Интернет ограничивает права адвоката на размещение адвокатского кабинета в здании, где такие возможности отсутствуют.

В-третьих, требование разместить в адвокатском образовании информацию о порядке определения минимальных ставок гонорара за оказание юридической помощи, утвержденном решением Совета АПУО, противоречит ст. 25 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре. В соответствии с этой статьей адвокатская деятельность осуществляется на основании соглашения между адвокатом и доверителем, при составлении которого они в праве самостоятельно определять размер вознаграждения за оказываемую услугу.

В-четвертых, предписание Стандарта о размещении адвокатского образования в изолированном помещении, оборудованном сейфом, в целях обеспечения адвокатской тайны, ущемляет право адвоката самостоятельно определять конкретные меры для возможности соблюдения адвокатской тайны.

Кроме того, в тексте Стандарта предусмотрена возможность привлечения к дисциплинарной ответственности за невыполнение предписанных требований, что, по мнению адвокатов, нарушает положение ст. 3 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре, так как устанавливает дополнительные основания для привлечения к дисциплинарной ответственности.

Адвокаты также указали на нарушение процедуры принятия Стандарта. Согласно протоколу Конференции, на ней присутствовали не только делегаты с правом голоса, но и адвокаты, такого права не имеющие. Последние могли принять участие в голосовании. К тому же, вопрос о принятии Стандарта не ставился на голосование отдельно, а был включен в категорию «разное» без раскрытия содержания. В связи с этими обстоятельствами результаты голосования вызывают сомнение, считают истцы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражение на нее, судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда не увидела нарушений в процедуре принятия Стандарта.

Суд разъяснил, что согласно Решению Совета АПУО норма представительства членов палаты составляла одного делегата от трех адвокатов, работающих в любом адвокатском образовании. Делегаты избираются на общих собраниях коллегий адвокатов, адвокатских бюро и адвокатских кабинетов по установленной норме представительства, исходя из реального количества адвокатов, участвующих в собрании. Поэтому доводы о том, что в голосовании на Конференции, состоявшейся 27 ноября 2010 г. участвовали адвокаты без права голоса, являются несостоятельными.

Из протокола Конференции следует, что утверждение Стандарта действительно было включено в вопрос «разное», но это не только обсуждалось членами Конференции, о чем свидетельствует, в частности, изменение редакции одного из положений Стандарта, но было поставлено президентом АПУО Валерием Чернышовым на голосование сразу после обсуждения.

Доводы кассационной жалобы о том, что, принимая решение об утверждении указанного Стандарта, Конференция членов АПУО вышла за пределы своих полномочий, предусмотренных законом, коллегия судей признала несостоятельными.

Суд указал, что компетенция Конференции не ограничена перечнем, который прописан в ст. 30 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре. Исходя из смысла подп. 12 п. 2 ст. 30 рассматриваемого закона, Конференция вправе принимать решения, не только прямо указанные в законе, но и вытекающие из функций Конференции как высшего органа Адвокатской палаты субъекта РФ.

Установленные в стандарте требования к размещению адвокатского образования в отдельном помещении, оборудование его сейфом, согласно решению суда, направлены исключительно на соблюдение адвокатской тайны, сохранности полученных от доверителя документов, а также гонорара до сдачи его в банк.

Предписание обязательного размещения вывески со всей необходимой информацией суд посчитал выполнением положения ст. 1 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в части обеспечения физических и юридических лиц доступом к правосудию. Деятельность адвоката является публичной и должна быть доступна для лиц, обратившихся за юридической помощью, отметил суд.

Кассация в ответ на довод истцов о неправомерности установления дополнительных оснований для привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности, разъяснила, что в соответствии с п. 9 ст. 29 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре решения органов Адвокатской палаты, принятые в пределах их компетенции, обязательны для всех ее членов.

При неисполнении адвокатом этих решений статус адвоката может быть прекращен по решению Совета Адвокатской палаты субъекта РФ.

На основании этих выводов, кассация не увидела причин для отмены решения суда первой инстанции, оставив без удовлетворения жалобу адвокатов С.М. Логинова и В.Г. Лиллепео.

Екатерина ГОРБУНОВА,
корр. «АГ»