×

Александр коновалов: «нормативно гарантировать стандарт оказания юридических услуг – дело ближайшего будущего»

Перед пленарным заседанием прошел брифинг министра юстиции РФ Александра Владимировича Коновалова
Материал выпуска № 13 (174) 1-15 июля 2014 года.

АЛЕКСАНДР КОНОВАЛОВ: «НОРМАТИВНО ГАРАНТИРОВАТЬ СТАНДАРТ ОКАЗАНИЯ ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГ – ДЕЛО БЛИЖАЙШЕГО БУДУЩЕГО»

Перед пленарным заседанием прошел брифинг министра юстиции РФ Александра Владимировича Коновалова

Во вступительном слове министр юстиции отметил возрастающую популярность Форума и практическую полезность прошедших в предыдущие два дня дискуссионных сессий. Затем он ответил на вопросы журналистов. Приводим фрагмент выступления А.В. Коновалова, а также изложение некоторых вопросов и ответов.

Итоги Форума
«…Самым главным результатом и итогом Форума мы считаем качество проведенных дискуссий на площадках, которые предоставляем участникам. И в этой части мы считаем задачу Форума выполненной. Наш акцент на практическом результате выразился в работе более чем 50 дискуссионных сессий, посвященных разным, в том числе и узким, вопросам практики права. Отмечу, что впервые настолько широким было участие юридического сообщества, партнеров Форума в подготовке его контента. Мы рассмотрели, изучили, использовали более 1000 обращений из самых разных источников с предложениями по темам и аспектам дискуссий. В этом году были, конечно, определенные опасения, что отказ по политическим мотивам ряда наших традиционных партнеров существенно снизит качественный уровень Форума, но этого не произошло. Мы не потеряли ни в географии, ни в количестве иностранных участников, ни, что самое главное, в качестве дискуссий».

Юридическое образование
Вопрос: Что, на ваш взгляд, нужно изменить в системе высшего юридического образования для того, чтобы повысить профессионализм юристов и, как следствие, качество оказываемых юридических услуг?

Ответ: Мы как организаторы Форума содействовали проведению конференции, посвященной развитию юридического образования. Ее лейтмотив в том, что Россия сегодня страдает от переизбытка плохих юристов и недостатка хороших. На решение этой проблемы как на конечную цель должно быть ориентировано все юридическое образование в стране. Не исключено, что для этого оно должно быть организовано достаточно дифференцированно. Наверное, ряд крупных ведущих вузов страны должны быть ориентированы на традиционные способы подготовки, но с учетом новых подходов в практике. Не исключено, что наряду с ними должны существовать вузы, которые готовят юристов по отдельным узким специальностям. Но самое главное, чтобы и те и другие готовили юристов качественно и обязательно соотносили свои программы подготовки с запросами общества и страны, в том числе с запросами различных сфер экономики, гуманитарной и социальной сфер. Крайне важна, наверное, общая предпосылка, которая касается не только юридического образования, но и всех видов высшего образования в России: вузы должны быть заинтересованы и напрямую связывать свои благополучие, благосостояние, популярность и успешность не только с качеством образования, которое они дают своим выпускникам, но и с последующим их карьерным ростом. Это дает дополнительную возможность пополнять так называемые целевые фонды вузов и в целом ориентирует их на то, какие коррективы они должны вносить в свою работу, чтобы обеспечивать запрос на достаточное количество квалифицированных юристов.

Нотариат

Вопрос: С 1 июля должны заработать реестры движимого имущества, в том числе публичные. Успеет ли Министерство юстиции выпустить к этому времени все необходимые подзаконные акты? Будет ли эта система работать?

Ответ: Конечно, успеет. Что касается перспектив, то планов достаточно много, сложно сейчас спрогнозировать, насколько быстро эта система станет эффективной. В целом нам кажется правильной генеральная идея, что будущее нотариата в России зависит во многом от объема компетенции нотариусов. Не секрет, что, по сравнению с подходами стран традиционного латинского нотариата, она сильно усечена, что российскому нотариату, безусловно, на пользу не идет. Зарабатывать и видеть свою роль только в нотариальном удостоверении копий и оформлении доверенностей – не слишком достойная, хотя и очень важная функция. Но это не все, что может делать российский нотариат с учетом его традиций и возможностей. Поэтому мы считаем, что введение этих реестров является шагом в правильном направлении. Другое дело, что, конечно, оно не должно оставаться единственным шагом, и полномочия нотариата в целом должны переосмысляться и дополняться.

Сделка с правосудием
Вопрос: У юристов, исключая следственные органы, очень много претензий к институту сделки со следствием и особому порядку судопроизводства, связанному с ним. Они считают, что это понижает качество следствия, хоть и упрощает работу. Будет ли этот институт как-то меняться?

Ответ: Вряд ли я тот человек, который должен отвечать на этот вопрос. Мы можем только сопровождать юридической экспертизой те или иные законодательные инициативы, новеллы, в том числе корректируя в этих законах те порядки, которые существуют у нас в уголовном процессе. Сам по себе институт сделки со следствием применяется во многих странах мира и применяется довольно успешно. Другое дело, что, наверное, подлежат очень тщательной оценке и при необходимости корректировке те пределы, в которых он применяется, категории уголовных дел, к которым он относим в первую очередь. Наверное, он должен быть прежде всего направлен на обеспечение оперативности правосудия и, конечно, по делам менее значимым, менее важным для государства, для общества, для людей, в первую очередь. В конечном счете он должен гарантировать соблюдение прав потерпевших и адекватное наказание виновных. Наверное, он должен применяться по более тяжким составам, по более дерзким, серьезным преступлениям. Как определить критерии отнесения к этим категориям – дело процессуалистов. В целом, мне существование этого института не кажется чем-то аномальным, не приемлемым для российской системы.

Конкурентоспособность права
Вопрос: Что Министерство юстиции планирует сделать для повышения конкурентоспособности права и правовой системы России?

Ответ: Конечно, Министерство юстиции должно отвечать за определенные аспекты правовой политики, развитие правовой системы. Другое дело, что в целом традиционно у нас в стране за создание условий для развития бизнеса, инвестиционной активности, защиты собственности отвечают другие ведомства, такие как Минэкономразвития. Вчера я был на круглом столе, посвященном международному третейскому арбитражу, выслушал выступление главного спикера – господина Хоффмана, судьи из Великобритании. Он сказал что, по сути, они своим правосудием сегодня торгуют, и международные третейские инстанции компилируют, модифицируют формат своих услуг под запрос потребителя. Возможны различные варианты, в зависимости от того, какое право, какая юрисдикция, какая конкретная инстанция, в каких терминах будет рассматриваться тот или иной спор, обслуживаться тот или иной контракт. Но он назвал две главные вещи: максимальная свобода контракта, которая интересует любого участника экономических отношений, и определенное исполнение этого контракта, в том числе в части принятия судебных решений. Наверное, надо понимать, что сегодня и право становится товаром в том смысле, что оно может быть дифференцировано и применяться в разных сферах на разных уровнях по-разному. Главное, чтобы товар был качественным, главное, чтобы принципы права, концептуальные подходы к правоприменению гарантированно соблюдались, в каком бы третейском арбитраже они ни применялись. Нам нужно учиться быть конкурентоспособными, учиться перенимать что-то лучшее, что есть в мировых практиках, где-то какие-то фрагменты переносить на свою почву в формате тех же самых третейских арбитражных инстанций, которые могут и должны существовать в России именно как престижные инстанции, привлекательные и популярные в том числе и у российского бизнеса, у крупного бизнеса, у среднего бизнеса.

Обжалование действий адвокатов
Вопрос: Почему в Законе об адвокатской деятельности и адвокатуре и в Кодексе профессиональной этики адвоката не закреплено право клиента обжаловать в суд решения президента либо вице-президента адвокатской палаты, когда они отказывают клиенту в приеме жалобы на адвоката, считая ее недопустимой?

Ответ: Что касается закона, то, конечно, это дело в первую очередь самой адвокатской корпорации, мы можем только предлагать, корректировать, оптимизировать, дополнять. Мы это делаем в обычном диалоге с адвокатским сообществом и убеждены в том, что в целом ответственность за развитие сообщества, его оптимизацию лежит в первую очередь на самой адвокатуре. Так во всем мире, так и должно быть, и мы убеждены, что чем быстрее адвокатская корпорация станет полностью самоорганизованной, самодостаточной, самоответственной, тем будет лучше.

Что касается обжалования действий адвокатов, ненадлежащего качества адвокатских услуг, то это, безусловно, важная проблема. Я, наверное, с вами соглашусь в том, что существующий порядок решения этих вопросов можно было бы оптимизировать. Наверное, стоит об этом подумать. Мы этой перспективы не отвергаем, но в целом надо понимать, что очень многое здесь зависит не только от самоорганизации адвокатского сообщества, но и от уровня правовой культуры наших граждан.

Сейчас люди начинают понимать, что без сопровождения юридической консультацией, по крайней мере, наиболее важные шаги в своей жизни им делать не следует. Пока что, к сожалению, не хватает уровня привычки, уровня культуры, а подчас и уровня достатка людей для того, чтобы понимать, что эта помощь должна быть также квалифицированной и добросовестной. Поэтому сегодня, к сожалению, есть достаточно большой пласт юридических услуг, которые мы называем «трэшем». Часто они не имеют ничего общего с юриспруденцией, содержат противозаконные рекомендации либо просто представляют собой элементарное мошенничество по отношению к людям. Умение противостоять таким негативным, низкоквалифицированным проявлениям квази-юридического бизнеса – это, конечно, очень важная задача. С одной стороны, нужно нормативно гарантировать некий стандарт оказания юридических услуг, и это тоже дело, надеюсь, ближайшего будущего. Но при этом важнейшая задача, чтобы общество умело очень четко реагировать на недобросовестные, низкоквалифицированные услуги юристов. Это двоякий, двусторонний процесс. Надеюсь, что наша работа поможет нашим гражданам разобраться в том, кто есть кто в юридическом мире.

Что касается возможности для клиента оспорить в судебном порядке решение президента или вице-президента в судебном порядке, то я считаю, что для этого не должно быть препятствий, это нормальная практика.

Екатерина ГОРБУНОВА,
корр. «АГ»