×

Из жизни фруктов

Интерес к адвокатской тайне может сыграть злую шутку с ковровской прокуратурой.
Материал выпуска № 12 (15) 16-30 ноября 2007 года.

ИЗ ЖИЗНИ ФРУКТОВ

Интерес к адвокатской тайне может сыграть злую шутку с ковровской прокуратурой

Как мы сообщали, 40 ковровских адвокатов были вынуждены обратиться за помощью к президенту Адвокатской палаты Владимирской области, члену Совета ФПА РФ Юрию Васильевичу Денисову с просьбой защитить их от произвола: сотрудники Ковровской городской прокуратуры предприняли попытку запугать адвокатов, деятельность которых мешала фабриковать обвинения против некоторых представителей бизнеса и власти (см.: «“Подковровные” методы» в № 6 (009) «АГ»).

Совет Адвокатской палаты Владимирской области назвал методы и действия руководства прокуратуры г. Коврова в отношении адвокатов «недопустимыми и неприемлемыми, противоречащими принципам судопроизводства в Российской Федерации и Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Члены Совета проинформировали о происходящем ФПА РФ и приняли решение обратиться к прокурору Владимирской области с ходатайством о проверке законности и обоснованности действий руководства прокуратуры г. Коврова в отношении адвокатов.

Обязанность мотивировать процессуальные действия, попутно позволяющая работникам прокуратуры как следует подумать, прежде чем посягнуть на чьи-нибудь права, для многих оборачивается сущим наказанием. Даже законное постановление не так легко обосновать. Каково же приходится следователю, если он взял курс на прямое нарушение закона и вынужден подробно перечислять нормы, которыми намерен пренебречь, и права, которые ему хотелось бы растоптать? По сути, солдат правопорядка вынужден свидетельствовать против себя и при неудачном стечении обстоятельств рискует заработать судимость. Чашу таких унижений пришлось сполна испить работникам Ковровской городской прокуратуры, мечтавшим о достижении, на которое не способен никто, – допросить в качестве свидетеля хотя бы одного адвоката.

Честолюбивый замысел родился у следователя в связи с недостатком доказательств по одному из находящихся в его производстве уголовных дел – о недостойном поведении работников муниципального рынка. Как думалось следствию, указанные лица, используя свое служебное положение, в 2006 г . незаконно получили от большого числа индивидуальных предпринимателей, арендующих торговые площади на рынке, в качестве предмета коммерческого подкупа деньги за оказание им содействия в их коммерческой деятельности, а также совершили хищение вверенного им имущества МУП путем его растраты. Как известно, в прошлом году власти активно наводили порядок в рыночной торговле фруктами и овощами, преследовали там гастарбайтеров и, безусловно, такое злободневное дело, если бы его удалось каким-то образом довести до конца, стало большим плюсом для следователя Л. и исполняющего обязанности городского прокурора Дж. Однако в нем было много неясного, и начать распутывать клубок противоправных замыслов ковровские товарищи решили с самой аренды – не обнаружится ли в ней что-нибудь подозрительное.

В качестве своего пособника прокуратура наметила ковровца Р., который помогал составлять договоры аренды и, по ее мнению, хотел бы сделать достоянием общественности все подробности этого дела. Но к всеобщему удивлению Р. наотрез отказался послужить правосудию, сославшись на такой, казалось бы, надуманный предлог, как статус адвоката: в установленные следователем прокуратуры сроки Р. на допрос не явился.

Составленные Л. документы содержат упоминание о ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 31мая 2002 г . № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», из которой следует, что проведение следственных действий в отношении адвоката допускается только на основании судебного решения. Другими словами, следователь сознавал или должен был сознавать, что доказательства по делу ему придется черпать в другом месте. Однако в то, что человек, рожденный женщиной, может уклоняться от знакомства с прокуратурой, Л. долгое время не мог поверить – в различные адвокатские инстанции стали поступать требования обеспечить явку адвоката на допрос. В ответ заведующий АК № 8 Г . разъяснил следователю нормы федерального законодательства, исключающие допрос адвоката в качестве свидетеля. Возможно, заведующий дал ему понять, что по смыслу ч. 2 той же статьи адвокат, хотя бы и по судебному решению, не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием, но непреклонный страж порядка разозлился еще больше.

 

Ян ГУСЕВ

Полный текст читайте в "АГ" № 12 ноябрь 2007 г.

Яндекс.Метрика