×

Отказ от защитника

Системный правоприменительный комментарий к статье 52 Уголовно-процессуального кодекса РФ «Отказ от защитника»
Материал выпуска № 16 (153) 16-31 августа 2013 года.

Системный правоприменительный комментарий

к статье 52 Уголовно-процессуального кодекса РФ

«Отказ от защитника»


Утвержден
Решением Совета Адвокатской палаты
Санкт-Петербурга
(протокол № 8 от 29 мая 2013 г.)


В ч. 1 комментируемой статьи закрепляется право обвиняемого инициировать отказ от участвующего в деле защитника путем подачи письменного заявления правоприменительному органу, в производстве которого находится уголовное дело. Указанное право может быть реализовано «в любой момент производства по уголовному делу», начиная с момента допуска защитника к участию в уголовном деле (ч. 3 ст. 49 УПК РФ) и до прекращения соответствующего правоотношения между защитником и его доверителем.

Часть 2 комментируемой статьи устанавливает, что заявленный обвиняемым (подсудимым) «отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда». Устанавливая необязательность для правоприменительного органа удовлетворения надлежаще заявленного отказа от защитника, законодатель не устанавливает в комментируемой статье каких-либо правил, обосновывающих подобное решение правоприменительного органа, что приводит на практике к случаям нарушения процессуальных прав подозреваемых, обвиняемых, подсудимых (оправданных, осужденных) и их защитников.

Часть 3 комментируемой статьи гарантирует подозреваемым и обвиняемым, отказавшимся от защитников, право «в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу», а также устанавливает правило, согласно которому последовавший допуск к участию в деле защитника (в порядке ч. 3 комментируемой статьи) «не влечет за собой повторения процессуальных действий, которые к этому моменту уже были произведены».

Совокупность правовых положений, сформулированных в комментируемой статье, входит в более широкую систему правовых норм, обеспечивающих конституционное право каждого на получение квалифицированной юридической помощи при уголовном преследовании. Правовые положения комментируемой статьи не могут рассматриваться изолированно от упомянутой системы норм.

На необходимость исследования положений ст. 52 УПК РФ в системной взаимосвязи с нормами Конституции РФ, гарантирующими право на получение квалифицированной юридической помощи и обеспечивающими это право нормами уголовно-процессуального законодательства, неоднократно обращал внимание Конституционный Суд РФ (см. определение Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 г. № 488-О-О), рассматривая жалобы граждан на нарушения их конституционных прав положениями комментируемой статьи.

В определении Конституционного Суда РФ от 17 октября 2006 г. № 424-О (по жалобе гражданина А.В. Побережьева) указано:

«В соответствии со статьей 48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи (часть 1); каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) (часть 2).

Конкретизируя указанные конституционные положения, федеральный законодатель в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации предусмотрел перечень оснований для обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве (статья 51), а также закрепил право подозреваемого, обвиняемого на отказ от защитника (статья 52). При этом, предоставляя обвиняемому возможность отказаться от защитника на любой стадии производства по делу, уголовно-процессуальный закон, таким образом, гарантирует право данного участника уголовного судопроизводства на квалифицированную юридическую помощь защитника, исключая возможность принуждения лика к реализации его субъективного права вопреки его воле».

Особый характер отношений между подозреваемым, обвиняемым (подсудимым, осужденным или оправданным) и его защитником, по мнению Конституционного Суда РФ, должен исключать в практике применения правила, содержащегося в ч. 2 ст. 52 УПК РФ, случаи принудительного сохранения правоприменительным органом (дознавателем, следователем, судом) процессуальных отношений между обвиняемым и его защитником после надлежаще оформленного отказа обвиняемого от защитника, поскольку принуждение лица к реализации его субъективного права вопреки его воле является недопустимым, а надлежащее осуществление функции защиты при отсутствии доверия к защитнику со стороны обвиняемого практически невозможно. Именно поэтому Конституционный Суд РФ, трактуя положения ст. 52 УПК РФ в их системной взаимосвязи с нормами Конституции РФ и ст. 51 УПК РФ, в упомянутом постановлении подчеркивает, что «уголовно-процессуальный закон Российской Федерации исключает <...> возможность принуждения лица к реализации его субъективного права (на защиту) вопреки его воле».

В определении Конституционного Суда РФ от 21 октября 2008 г. № 488-О-О (по жалобе гражданина Н.Я. Мозжухина) указано:

«Закрепляя в статье 48 право каждого на получение квалифицированной юридической помощи (часть 1), а также право задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката (защитника) (часть 2), Конституция Российской Федерации не содержит каких-либо предписаний относительно порядка осуществления данных прав. Эти конституционные положения получили конкретизацию в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, в статье 6 которого указано, что назначением уголовного судопроизводства является в том числе защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод (часть 1). С учетом этого федеральный законодатель предусмотрел в данном Кодексе перечень оснований обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве (статья 51), а также закрепил право подозреваемого, обвиняемого отказаться от защитника (статья 52).

При этом, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 17 октября 2006 № 424-О, предоставляя обвиняемому возможность отказаться от защитника на любой стадии производства по делу, уголовно-процессуальный закон, таким образом, гарантирует право данного участника уголовного судопроизводства на квалифицированную юридическую помощь защитника, исключая возможность принуждения лица к реализации его субъективного права вопреки его воле».
 
В определении № 488-О-О Конституционный Суд РФ, исходя из правоприменительного приоритета прав человека и гражданина, предусмотренного ст. 18 Конституции РФ, указан следующее: «...часть вторая статьи 52 УПК Российской Федерации, находящаяся в нормативном единстве с частью первой той же статьи и статьей 51 данного Кодекса и предусматривающая, что отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя, прокурора и суда, предполагает, что при разрешении соответствующего ходатайства в каждом конкретном случае следует установить, является ли волеизъявление лица свободным и добровольным и нет ли причин для признания такого отказа вынужденным и причиняющим вред его законным интересам. Таким образом, данная норма направлена не на ограничение, а на защиту прав подозреваемого (обвиняемого), а потому не предполагает возможность навязывать обвиняемому конкретного защитника, от которого тот отказывается».

Из приведенного вывода Конституционного Суда РФ следует, что в системной взаимосвязи с нормами Конституции РФ правильным необходимо считать такой смысл содержащегося в ч. 2 ст. 52 УПК РФ правила, согласно которому основанием к непринятию надлежаще оформленного отказа от защитника может служить лишь подтвержденный фактами вывод о том, что отказ обвиняемого (подсудимого) от защитника являлся «вынужденным и причиняющим вред его законным интересам». В остальных случаях, когда отказ от защитника был добровольным и осознанным процессуальным действием подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, отклонение правоприменительным органом заявления об отказе от защитника является недопустимым, поскольку принуждает упомянутых лиц к реализации права на защиту вопреки их воле.