×

«Нужно упразднить адвокатуру, мы и без вас справимся!»

Адвокаты в Дагестане уже давно не удивляются подобным репликам со стороны следователей.
Материал выпуска № 16 (153) 16-31 августа 2013 года.

Бейбутов

Фоторепортаж

Защитникам в этой южной республике нередко приходится сталкиваться и с куда более грубыми, чем такие высказыва ния, формами противодействия их профессиональной деятельности. Многочисленным нарушениям прав адвокатов и их подзащитных была посвящена пресс-конференция, проведенная Адвокатской палатой Республики Дагестан.

Опасно для жизни

«Непосредственным поводом для проведения данной пресс-конференции стало убийство адвоката Магомеда Гучучалиева, которое было совершено 12 июля этого года. Гучучалиев был убит возле своего дома в пригороде Махачкалы. По факту убийства возбуждено уголовное дело, однако преступники к настоящему моменту не найдены. Мы очень обеспокоены сложившейся ситуацией, ведь, как мы помним, не были найдены и преступники, совершившие в январе 2012 г. убийство адвоката Умара Саидмагомедова», – сообщил в начале мероприятия президент Адвокатской палаты Республики Дагестан Борис Агузов. По его словам, количество преступлений в отношении адвокатов, связанных с осуществлением ими профессиональной деятельности, из года в год лишь растет.

Из адвокатов, присутствовавших на пресс-конференции, двое пережили покушение на свою жизнь. «12 июня 2010 г. в отношении меня был совершен теракт, – рассказал председатель Дагестанской коллегии адвокатов «Ибрагимов С.М. и коллеги». – Я получил тяжкие телесные повреждения, потерял два литра крови, несколько суток лежал в реанимации. По этому поводу до сих пор даже не возбуждено уголовное дело».

На жизнь председателя КА «Кавказ» Константина Мудунова также покушались: «19 ноября 2007 г. произошло покушение на мою жизнь. По сей день следственные органы никого не привлекли в качестве подозреваемых. Следователи до сих пор пытаются меня убедить, что покушение было организовано так называемыми “лесными” (террористические группировки. – Прим. ред.). Что, очевидно, не имеет никакого отношения к действительности, ведь покушение было связано с моим участием в конкретном деле. Просто если некоторое время назад практически во всех преступлениях видели “чеченский след”, то сейчас многое пытаются списывать на дагестанских террористов. Но в каждом конкретном случае есть лица, которым это преступление и было выгодно, вот в их отношении следствие и должно работать. Неудивительно, что при таком подходе многие дела так и остаются нераскрытыми».

«Дагестанским адвокатам нужно поставить памятник»

Однако помимо столь радикальной меры противодействия работе адвокатов, как покушение на их жизнь, в Дагестане используется ряд других методов, сильно осложняющих работу защитникам: недопущение адвокатов к их подзащитным, принуждение обвиняемых к отказу от защитника, сокрытие места содержания обвиняемого, воспрепятствование конфиденциальности встречи адвокатов со своими подзащитными, а также насилие в отношении подозреваемых, обвиняемых.

«Конечно, нарушения прав адвокатов и их подзащитных происходят во всех регионах страны, но в Дагестане это приобрело уже просто уродливые формы. Думаю, пробить стену произвола и беззакония можно только с помощью СМИ», – считает адвокат Бакри Бакриев.

Как рассказал вице-президент АП Республики Дагестан Акиф Бейбутов, основным инициатором создания системы, при которой регулярное нарушение прав адвокатов является нормой, выступило ГСУ СК РФ по СКФО. По его словам, наиболее популярная форма противодействия деятельности адвоката – принуждение подозреваемых и обвиняемых к отказу от защитника: «Как известно, согласно закону отказ от адвоката возможен только в его присутствии. В Дагестане это требование совершенно не соблюдается, порой адвокаты вообще узнают, что от их услуг отказались, когда их перестают пускать к подзащитным. Расскажу конкретную ситуацию. Следователь Магомед Ахмедов был задержан по подозрению в совершении убийства. Соглашение на его защиту со мной заключил его отец. Я неделю пытался встретиться с подзащитным, но следователь не отвечал на звонки, место содержания Ахмедова меняли, в итоге он оказался в СИЗО города Махачкалы. Я приехал туда, прождал два часа, но пустили меня к нему лишь тогда, когда прибыл следователь. Мы вместе зашли к подзащитному, который сразу же написал заявление об отказе от моих услуг. И все».

Адвокат Саид Ибрагимов рассказал о том, какими методами его подзащитного пытались вынудить отказаться от услуг адвоката: «Сейчас я защищаю интересы Магомеда Омарова. Сначала его содержали в ИВС города Каспийска, затем перевели в СИЗО города Махачкалы. Ночью мне позвонили и сообщили, что моего подзащитного увезли в Черкесск. Утром я уже был там. Сначала мне вообще сказали: “Какое свидание, он же ходить не может!” После двух часов ожидания наша встреча все же состоялась. Лицо Омарова стало просто неузнаваемым от ожогов. Он рассказал, что с десяти утра до десяти ночи его ежедневно пытали током. Омарова не удалось сломать, и от моих услуг он так и не отказался. Но сложившаяся в республике ситуация никак не вяжется с тем, что написано в УПК РФ! На все мои запросы и жалобы о том, что согласно УПК следствие должно вестись по месту совершения общественно-опасного деяния, т.е. в Махачкале, никакого вразумительного ответа я не получил. Раньше дагестанцев регулярно вывозили во Владикавказ, где с ними творили, что хотели. После пыток ребята готовы были признаться, что убили даже американского президента. СМИ подняли шум, и это прекратилось. Однако у правоохранительных органов появилось новое излюбленно место пыток – город Черкесск».

Как рассказали дагестанские адвокаты, попытки привлечь внимание федеральных органов власти ни к чему не приводят: жалобы из ФСБ и СК РФ, как правило, перенаправляются в Генеральную прокуратуру, далее – в республиканскую и районную. Эффективность же работы данного органа на местном уровне в Дагестане оставляет желать лучшего.

«Работать в нашей республике становится все сложнее. В Дагестане тем адвокатам, которые работают, не сотрудничая с сотрудниками правоохранительных органов, нужно при жизни поставить памятник», – убежден Саид Ибрагимов.

«Красные» адвокаты

По словам президента АП Республики Дагестан Бориса Агузова, остро стоит проблема «карманных», или «красных», адвокатов. В связи с этим в конце 2012 г. Совет палаты утвердил положение «О порядке участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда в порядке ст. 51 УПК РФ, а также в гражданском судопроизводстве по назначению в порядке ст. 50 УПК РФ».

Согласно данному положению при Махачкалинской КА создан базовый список адвокатов, в соответствии с которым должны привлекаться защитники для участия в делах по назначению в судах и на стадии предварительного следствия. Между тем данный порядок, как сообщил Агузов, нарушается отдельными адвокатами, в связи с чем их привлекают к дисциплинарной ответственности.

Как рассказал автор документа – вице-президент палаты Акиф Бейбутов, руководство регионального СК РФ, которому было направлено положение, уже уведомило палату о проведении со следователями разъяснительной работы на тему о необходимости привлекать адвокатов по назначению только в соответствии с утвержденным АП списком.

Как считает адвокат Бакри Бакриев, «красные» адвокаты фактически фиксируют доказательства обвинения против своего же подзащитного: «Это беспринципные люди, которые по первому требованию следователей и судебных органов подписывают любые необходимые документы, даже не беседуя со своими подзащитными. Поэтому нечистоплотные сотрудники правоохранительных органов и судебной системы охотно сотрудничают с такими “защитниками”. Но знаете, что самое интересное? Подобные следователи нередко сами оказываются в СИЗО. И тогда они начинают активно требовать адвоката. Только к тем, с кем они так активно сотрудничали, они не обращаются, в такой ситуации им вдруг становятся нужны честные и принципиальные защитники».

Сергей Анисимов, корр. «АГ»