×

Поправки в кпэа – не повод для раздоров

Поправки должны способствовать консолидации адвокатского сообщества, приниматься на основе максимального консенсуса
Материал выпуска № 3 (140) 1-15 февраля 2013 года.

ПОПРАВКИ В КПЭА – НЕ ПОВОД ДЛЯ РАЗДОРОВ

Поправки должны способствовать консолидации адвокатского сообщества, приниматься на основе максимального консенсуса

По просьбе «АГ» член рабочей группы по подготовке проекта изменений и дополнений в Кодекс профессиональной этики адвоката президент АП Орловской области Сергей Мальфанов анализирует содержание состоявшейся в связи с проектом дискуссии и высказывает свою позицию относительно наиболее спорных поправок.

МальфановНеобходима стабильность регулирования
Следует отметить, что без малого десятилетний опыт применения КПЭА показал высокое качество и эффективность данного регулятора в сфере адвокатской деятельности для решения основных задач, поставленных при его принятии:

1) защита адвокатов от необоснованных претензий и давления в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности, обеспечение принципа независимости адвоката;

2) помощь адвокатам в правильном выборе основных ориентиров при осуществлении профессиональной деятельности, позволяющих избегать конфликтов и других неприятных ситуаций, прежде всего, для самого адвоката;

3) создание действенного механизма очищения рядов адвокатского сообщества от тех, кто не способен либо не желает соответствовать основным требованиям, предъявляемым к лицам, имеющим статус адвоката; кто дискредитирует адвокатское сообщество.

В этой связи хочется еще раз добрым словом вспомнить разработчиков Кодекса и поблагодарить их за качественную работу при создании документа, который позволяет квалификационным комиссиям и Советам региональных адвокатских палат успешно выполнять свои задачи при осуществлении дисциплинарной практики.

С учетом изложенного, убежден, что нет никакой необходимости вносить в КПЭА какие-либо кардинальные новации, изменяющие его концепцию либо основные положения.

Стабильность регулирования сама по себе является большой ценностью, в том числе и с учетом сложившейся судебной практики по жалобам на постановления органов адвокатских палат при рассмотрении дисциплинарных производств.

Поэтому перед рабочей группой, созданной решением ФПА, с самого начала не ставилась задача разработки проекта какой-либо новой редакции КПЭА. Рабочая группа занималась лишь трудоемкой работой по обобщению многочисленных предложений, поступающих от адвокатов, адвокатских образований и палат, итогом которой стала сводная таблица поправок, опубликованная в «Новой адвокатской газете» в целях их широкого обсуждения в адвокатском сообществе, а затем вынесения для рассмотрения Советом ФПА и Съездом адвокатов России.

Некоторые результаты обсуждения проекта
Ранее, как член рабочей группы, я воздерживался от публичных оценок содержания предложенных другими коллегами поправок, с интересом наблюдая за активной, а подчас и слишком эмоциональной дискуссией, развернувшейся в адвокатском сообществе по этому поводу.

Уже сейчас очевидно, что решение Совета ФПА о вынесении предлагаемых поправок в КПЭА для широкого обсуждения было правильным. В рамках данной дискуссии нашими коллегами было высказано большое количество взвешенных и глубоких суждений и мнений, каждое из которых содержало рациональное зерно. В итоге, максимальное количество таких предложений было учтено рабочей группой при обобщении поступающих проектов поправок. Большая заслуга в этом и «Новой адвокатской газеты», в которой было опубликовано значительное количество таких материалов. Хотелось бы также поблагодарить тех адвокатов, которые отметили большой объем работы, проделанный нашей небольшой рабочей группой.

С другой стороны, вызывают разочарование некоторые выступления откровенно популистского толка, имеющие целью повысить таким образом авторитет автора среди коллег. Уверен, что адвокаты как умные люди и хорошие психологи все это хорошо видят и подобные выступления имеют обратный результат для таких авторов.

Полагаю, что особую опасность для адвокатского сообщества представляют попытки использовать обсуждение проектов поправок в КПЭА как повод для дискредитации ФПА РФ – единственного легитимного и признанного государством представителя всего адвокатского сообщества, который ведет большую и часто успешную работу по защите профессиональных прав адвокатов, в том числе, в таких важных областях, как налогообложение, гарантии неприкосновенности и независимости, взаимодействие с федеральными органами власти, законотворческая деятельность, а также в сфере повышения квалификации адвокатов. Те, кто утверждает обратное, либо глубоко заблуждаются, не обладая достаточной информацией, либо умышленно вводят коллег в заблуждение.

Любые действия, увеличивающие разобщенность адвокатского сообщества, общественных объединений адвокатов и адвокатских палат, объективно наносят огромный вред адвокатуре и умаляют ее авторитет в обществе и государстве, снижают ее возможности.

Между тем, перед адвокатским сообществом и государством стоят важные задачи по совершенствованию законодательства сфере оказания квалифицированной юридической помощи гражданам страны, повышению процессуальных прав адвокатов, совершенствованию системы правосудия и многие другие.

Критерии оценки предложений
Полагаю, что при принятии окончательного решения по вопросам внесения тех или иных поправок в КПЭА необходимо исходить из следующего.

1. Предлагаемые изменения в КПЭА должны полностью соответствовать действующему законодательству и не допускать ограничения законных прав и интересов адвокатов, граждан и государственных органов. Любое противопоставление целесообразности и законности недопустимо. Это как раз тот случай, когда благими намерениями устлана дорога в ад.

2. Любая поправка должна решать какую-либо конкретную проблему, устранять очевидный пробел в действующем регулировании, способствовать более полному и всестороннему рассмотрению дисциплинарных производств органами адвокатского сообщества и, как следствие, повышению качества оказываемой адвокатами квалифицированной юридической помощи.

3. Поправки должны способствовать консолидации, а не разобщению адвокатского сообщества, приниматься на основе максимального консенсуса, иметь понятные подавляющему большинству членов адвокатского сообщества цели и мотивы.

4. И наконец, поправки в КПЭА должны способствовать росту авторитета и значения института адвокатуры в обществе и государстве.

Подавляющее большинство предлагаемых поправок в КПЭА полностью соответствует этим критериям. Они являются настолько очевидными, что ни у кого не вызывают каких-либо возражений и замечаний.

Вместе с тем, ряд новаций в ходе обсуждения стали «яблоком раздора».

Так, некоторые коллеги подозревают, что предлагаемая редакция п. 3 ст. 4 КПЭА согласно которой «адвокат должен обладать высокими моральными качествами» может быть использована для подачи в отношении адвокатов жалоб, касающихся сферы их семейно-бытовой жизни.

Очевидно, что это никому не нужно, деятельность выборных органов адвокатского сообщества имеет совершенно иные цели и задачи. Поэтому необходимо учесть вышеназванные сомнения и положить конец спекуляциям на данную тему четким указанием в ст. 1 Кодекса о том, что «действие настоящего Кодекса не распространяется на сферу личной (частной) жизни адвоката».

Вместе с тем, я убежден, что адвокат действительно при всех обстоятельствах, прежде всего в сфере публичных отношений и в общественных местах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии, в том числе соблюдать нормы морали.

Действующая редакция Кодекса (ч. 1 ст. 4) уже предусматривает эту норму. Полагаю, что адвокаты в нашей стране не только понимают необходимость такого поведения в обществе, но и полностью соответствуют данным требованиям. Мы уже давно взяли эту высокую планку и должны ее твердо удерживать, если претендуем на уважение к статусу адвоката и адвокатуре в обществе и государстве.

С учетом изложенного, положение, предлагаемое в п. 3 ст. 4 Кодекса как, с одной стороны, не вносящее принципиальных изменений в него, а с другой стороны, направленное на повышение авторитета адвокатуры в обществе и государстве, необходимо поддержать с учетом внесения дополнений в ст. 1 Кодекса, исключающую вмешательство в личную (частную) жизнь адвоката.

Необходимо отметить, что наши коллеги в других странах с развитой правовой системой и представители иных юридических профессий не боятся вносить в свои Кодексы этики подобные положения в более жестокой форме.

Например, ч. 1 ст. 6 Кодекса судейской этики гласит: «Судья должен следовать высоким стандартам морали и нравственности, быть честным, в любой ситуации сохранять личное достоинство, дорожить своей честью, избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти и причинить ущерб репутации судьи».

Кодекс этики прокурорского работника РФ предусматривает: «Прокурорский работник в служебной и внеслужебной деятельности обязан стремиться в любой ситуации сохранять личное достоинство, быть образцом поведения, добропорядочности и честности во всех сферах общественной жизни».
Неужели мы менее моральны, чем прокуроры?

Неактуальные предложения
Вместе с тем, полагаю, что нет никакой необходимости создавать Всероссийским съездом адвокатов новый орган – Комиссию по этике, передавая ей часть установленных законом полномочий Совета ФПА, а также наделяя ее дополнительными полномочиями, ограничивающими законные права адвокатов и органов региональных адвокатских палат. Также не совсем понятно, зачем вводить для президентов палат особый порядок привлечения к дисциплинарной ответственности, увеличивая количество поводов и оснований для такой ответственности.

Думаю, что вышеназванные предложения не соответствуют ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», не актуальны, не способствуют укреплению единства адвокатского сообщества. Реальная практика показывает, что избранные адвокатами руководители адвокатских палат понимают свою ответственность перед профессиональным сообществом и добросовестно выполняют свои обязанности. В случае необходимости ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и КПЭА содержат достаточное количество инструментов для своевременного реагирования на незаконные действия президента палаты.

При этом президенты палат, являясь одновременно председателями квалификационных комиссий, в достаточной мере защищены от необоснованных нападок и преследований в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Очевидная искусственность, неясность мотивов и целей таких предложений для внесения в КПЭА привели к тому, что ряд президентов региональных адвокатских палат восприняли их как проявление недоверия к ним и ухудшение их правового положения.

В ФПА РФ уже давно и успешно действует комиссия по этике, созданная как рабочий орган Советом ФПА РФ в рамках полномочий, предусмотренных ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Данная комиссия занимается обобщением дисциплинарной практики региональных палат и практики применения КПЭА. Полагаю, что было бы полезным поручить данной комиссии сбор, обобщение и опубликование, в том числе на сайте ФПА РФ, судебной практики по жалобам и представлениям на решения и действия органов адвокатского сообщества в целях оказания методической помощи региональным палатам, а также развивать ее деятельность по другим направлениям с учетом ее существующего статуса. 

Таким образом, вышеназванные поправки в предлагаемой редакции не соответствуют ни одному из разумных критериев для их принятия, поэтому их следует исключить из таблицы поправок, которые будут предложены Съезду, с целью не допустить сложностей с принятием других поправок, необходимость и актуальность которых очевидна и никем не оспаривается. Причем это не исключает дальнейшего обсуждения данных предложений с подробным анализом позиции их инициаторов, если они будут настаивать на необходимости их принятия в более понятной и усовершенствованной редакции.

В любом случае это позволит избежать превращения Съезда в площадку для бесплодного выяснения отношений между сторонниками и противниками данных поправок и отвлечения внимания адвокатского сообщества от обсуждения наиболее актуальных проблем, имеющихся в правовой сфере нашего государства и общества, особенно в сфере защиты законных прав и интересов граждан РФ при рассмотрении уголовных и административных дел в судах общей юрисдикции, а также реализации ФЗ от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в РФ».

Сергей МАЛЬФАНОВ,
президент АП Орловской области