×

Этика и конкретика

На Волге поддержали большинство поправок в КПЭА
Материал выпуска № 3 (140) 1-15 февраля 2013 года.

ЭТИКА И КОНКРЕТИКА

На Волге поддержали большинство поправок в КПЭА

На совещании представителей адвокатских палат Приволжского федерального округа, прошедшего 18 января в Казани, участники высоко оценили работу по подготовке изменений в КПЭА, но выступили против внесения некоторых поправок. Главный редактор «АГ» А.В. Крохмалюк попросил прокомментировать позицию коллег вице-президента ФПА по ПФО президента Палаты адвокатов Нижегородской области Н.Д. Рогачёва.

Рогачев– Николай Дмитриевич, решением Совета ФПА от 20 июня была образована рабочая группа по подготовке проекта изменений и дополнений в КПЭА. Это решение было продиктовано необходимостью привести Кодекс в соответствие с новыми реалиями. Принимая его, члены Совета говорили о том, что многие положения Кодекса не действуют. Не прояснен в нем вопрос и об ответственности адвоката за публичные действия, наносящие урон авторитету адвокатуры, умаляющие честь и достоинство представителей адвокатской профессии. Однако представители адвокатских палат Приволжского федерального округа проголосовали против внесения соответствующих поправок, что дало повод некоторым участникам совещания высказаться о том, что адвокаты Поволжья выступили против изменений в действующий Кодекс. Так ли это?
– Совещание в Казани не принимало решения о том, что действующий Кодекс не нуждается в поправках. Такой вопрос не выносился на голосование, и сама постановка его была бы, на мой взгляд, абсурдной. Рабочая группа выполнила огромную, весьма значимую и полезную работу, ею принято более 30 предложений от ряда палат нашего округа. Высказывания двух представителей палат о том, что не приняты их предложения – это не повод и не основание отвергать хорошо сделанную работу. Тем более что рабочая группа еще продолжает обсуждать предлагаемые поправки.

Но участники совещания в Казани были единодушны в том, что не нужны поправки, меняющие концепцию Кодекса и в чем-то даже не совпадающие с концепцией Закона об адвокатуре (создание съездом комиссии по этике и особый порядок привлечения к дисциплинарной ответственности президента региональной палаты).

Совещание было единодушно в том, что не нужно отягощать Кодекс повторами уже имеющихся в нем положений. Поясню, что имеется в виду. В ст. 4 действующего Кодекса, в содержании ее п. 1, 2 и 3 на адвокатов налагается обязанность при всех обстоятельствах сохранять честь и достоинство, присущее их профессии. Необходимость соблюдения правил адвокатской профессии вытекает из факта присвоения статуса адвоката. Далее в ней говорится о том, что адвокат обязан соблюдать сложившиеся в адвокатуре обычаи и традиции, соответствующие общим принципам нравственности в обществе. Так если эти нормы уже есть в Кодексе, зачем же пытаться делать масло еще «маслянее»? Кодекс не нуждается в перегрузке повторами. Ведь руководитель рабочей группы Ю.С. Пилипенко сам считает эту формулу универсальной. Такая же позиция неоднократно высказывалась и Е.В. Семеняко. На совещании она озвучивалась мной и Т.Д. Бутовченко. Наконец, автор Кодекса профессиональной этики адвоката – А.М. Макаров категорически высказывается за ее универсальность для тех, кто носит статус адвоката.

И совещание в Казани посчитало излишним дополнение подпункта 6 п. 2 ст. 20.

– Почему же в таком случае не принимается никаких мер к тем адвокатам, которые, пользуясь современными технологиями и используя средства массовой информации, допускают очевидные отступления от этих правил, о чем говорят последние скандалы в Москве?
– Факты, о которых Вы упоминаете, к сожалению, получили очень широкую огласку и негативную оценку, кстати, не только средств массовой информации, но и многих президентов палат, к числу которых отношусь и я.

Уверен, они не были бы столь болезненны для российской адвокатуры, если бы органы корпоративного самоуправления региональной палаты своевременно прореагировали на сообщения и дали оценку действиям коллег.

При этом даже неважно, понесли ли бы эти адвокаты дисциплинарную ответственность или нет. Повторяю, важно то, что подобные действия, вызвавшие возмущения и во власти, и в обществе, не проигнорированы адвокатской палатой столицы, что они явились предметом рассмотрения квалификационной комиссии и Совета палаты на основе принципа состязательности и по ним дано развернутое заключение квалификационной комиссии (по сути межведомственной), а затем и Совета палаты.

Я, как и многие президенты региональных палат, отношусь к Г.М. Резнику с глубочайшим уважением. По многим полемическим вопросам наши с ним взгляды совпадают. Более того, на протяжении многих лет наши с ним личные отношения носят характер дружбы. Но, на мой взгляд, зауженное понимание им содержания ст. 4 Кодекса профессиональной этики я считаю не просто ошибочным, но вредным и опасным для адвокатуры.

Таким образом, на Ваш вопрос: почему не принимается никаких мер к тем адвокатам, которые, пользуясь современными технологиями и используя средства массовой информации, допускают очевидные отступления от этических норм, – могу лишь сказать, что не Кодекс профессиональной этики тому виной. Кодекс концептуально позволяет как очищаться от недостойных носить адвокатский статус, так и защищать адвокатов, принципиально отстаивающих интересы клиентов, и на этой почве ставших неугодными кому-то из носителей властных полномочий.

– Но, может быть, создание съездом комиссии по этике как раз тот путь, который способствовал бы единообразному пониманию положений Кодекса, установлению и применению единых этических стандартов?
– Совещание в Казани ведь не отвергло идею создания комиссии по этике. Такая комиссия вполне может быть создана Советом Федеральной палаты. Причем ее преимущество будет заключаться и в том, что она будет подотчетна Совету, подконтрольна ему, может оперативно ротироваться, у состава ее меньше шансов «забронзоветь». По своему многолетнему опыту знаю, что та комиссия работает хорошо, работе которой уделяется внимание руководством палаты. Совет создал немало комиссий, но создал – и забыл о многих из них. Так, на мой взгляд, вина комиссий здесь меньшая, чем вина их создателя.

Вместе с тем хочу выразить мнение совещания о том, что унификация дисциплинарной практики допустима лишь в определенных пределах и только по концептуальным вопросам.

За 10 лет, а на самом деле как минимум за 90 (время, в течение которого во всех регионах существует адвокатура) в коллегиях адвокатов, а затем в палатах, сложились свои особенности в применении дисциплинарной практики, их надо уважать, надо считаться с ними.

В целом работу совещания в Казани я считаю весьма позитивной. Совещание единогласно определилось по трем позициям, которые вызывали неоднозначное восприятие. Президенты палат округа посчитали, что на сегодня отвергнутые совещанием спорные предложения не так уж важны для адвокатского сообщества, что гораздо важнее сохранить те многие предложения рабочей группы, которые и применение Кодекса облегчат, и концепции его не нарушат.

Беседовал Александр КРОХМАЛЮК,
главный редактор "АГ"