×

Третейский суд и конфиденциальность

20 июня в Торгово-промышленной палате РФ состоялась первая международная конференция «Russian Arbitration Day 2013»
Материал выпуска № 13 (150) 1-15 июля 2013 года.

ТРЕТЕЙСКИЙ СУД И КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ

20 июня в Торгово-промышленной палате РФ состоялась первая международная конференция «Russian Arbitration Day 2013»

Третейский суд

Программа конференции включала широкий спектр вопросов – от законодательного регулирования организации и деятельности третейских судов в России до различных аспектов их правоприменительной практики. Удалось даже выяснить, как предполагаемое реформирование сферы оказания квалифицированной юридической помощи может повлиять на вопросы доказывания в арбитраже.


Мероприятие проведено Международным коммерческим арбитражным судом и Морской арбитражной комиссией при ТПП РФ при поддержке юридических фирм «Berwin Leighton Paisner BLP» (Лондон), «Муранов, Черняков и партнеры» (Москва), «Монастырский, Зюба, Степанов & партнеры» (Москва). Среди участников конференции – крупнейшие мировые специалисты в области арбитража, ее цель – развитие международного коммерческого арбитража на постсоветском пространстве. Организаторы планируют, что конференция станет ежегодной. С подробной информаций об этом проекте можно ознакомиться на официальном сайте www.arbitrationday.ru.

Сохранится ли исключение из правила?
В 2013 г. исполняется 20 лет со дня принятия Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5338–1 «О международном коммерческом арбитраже». Возможные поправки в этот акт стали одной из главных тем конференции. Насколько они необходимы, в какой мере при их подготовке следует учитывать зарубежный опыт, а в какой – опираться на национальные традиции?

Эти вопросы, на которые отвечали председатель МКАС и МАК Андрей Костин и член президиума МКАС Сергей Лебедев, связаны с одной из серьезных проблем отечественного правового регулирования – количеством и качеством изменений, вносимых в законодательство.

Стабильность и предсказуемость законодательства – одно из важнейших условий устойчивого развития правовой системы. Закон о международном коммерческом арбитраже в течение 20 лет действует в практически первозданном виде. Для нашей страны это редкое исключение из общего правила: изменения в нормативное регулирование вносятся непрерывно, что существенно снижает качество законов.

Закон о международном коммерческом арбитраже был создан на основе Типового закона ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже 1985 г. (с минимальными отличиями от этого акта), поэтому позволил обеспечить единообразие не только законодательства об арбитражных процедурах, но и подходов к толкованию его норм. Применение этого нормативного акта не вызывает никаких проблем, поскольку он понятен и российским предпринимателям, и их зарубежным партнерам.

В 2006 г. была принята новая редакция Типового закона ЮНСИТРАЛ, после чего Минэкономразвития подготовило проект изменений в отечественный закон. Этот проект, 22 июля 2011 г. внесенный в Госдуму Правительством РФ, 25 января 2012 г. был принят в первом чтении, несмотря на то, что по ряду положений отходит от регулирования, предлагаемого Типовым законом. Затем в процессе подготовки ко второму чтению в нем появились новые изменения, менее удачные по сравнению с предшествовавшей версией. 10 июня 2013 г. было принято решение отложить рассмотрение законопроекта во втором чтении.

По мнению арбитров, при внесении изменений в Закон о международном коммерческом арбитраже главное – обеспечить его согласование с действующей редакцией Типового закона ЮНСИТРАЛ), так как в сфере арбитражного разбирательства необходимо строгое соответствие международным стандартам.

Остается надеяться, что национальная традиция «количество в ущерб качеству» на сей раз не возобладает.

Вместе с тем, по словам Андрея Костина, важная задача – ввести серьезные требования к созданию третейских судов.

Два лекарства от пяти болезней
Третейское судопроизводство в России исследовал Владимир Хвалей, вице-президент Арбитражного суда МТП, партнер фирмы «Baker & McKenzie». Он перечислил пять болезней третейских судов:1) их слишком много (более тысячи); 2) большинство из них – «карманные» (крупные корпорации создают третейские суды, которые рассматривают споры между этими корпорациями и их контрагентами); 3) суды нередко принимают решения, которые затрагивают права и обязанности лиц, не участвовавших в третейском разбирательстве (с помощью таких решений проводятся, например, рейдерские атаки); 4) сроки проведения разбирательства часто сокращаются, чтобы лишить одну из сторон возможности подготовиться; 5) в отсутствие реального спора третейский суд принимает решение, которое используется для других целей.

Владимир Хвалей не поддержал предлагаемые РСПП изменения в регулировании: ввести контроль за созданием третейских судов (путем их регистрации) и жесткие требования к судьям (в частности, высшее юридическое образование, возраст свыше 28 лет), создать механизмы саморегулирования, исключить имеющуюся сейчас у любого юридического лица возможность создавать постоянно действующий третейский суд (предоставить такое право только некоммерческим организациям). На примерах стран постсоветского пространства он постарался показать, что такие шаги не дают существенного эффекта.

По его мнению, лекарство от названных болезней – нормальная работа государственного суда, который вправе отказать в выдаче исполнительного листа на исполнение решения третейского суда или отменить это решение. Иными словами, совершенствовать надо не нормативное регулирование, а правоприменение. Существующих механизмов контроля со стороны государственных судов достаточно для того, чтобы преодолеть злоупотребления в сфере третейских разбирательств. Надо только заставить эти инструменты работать – улучшить подготовку судей, чтобы те научились принимать грамотные решения, и создать эффективные механизмы борьбы с коррупцией в государственных судах…

В ответ на это представитель ТПП заметил, что если бы имеющиеся инструменты работали как следует, то и не поступали бы предложения об изменениях в законодательство. «Конечно, все понимают, что предлагаются механизмы, несколько инородные для арбитражей. Ну а что делать?» Подготовка изменений будет продолжаться, так как есть поручение Президента и Правительства совершенствовать законодательство. Но вообще, истина лежит где-то посередине, поэтому надо обсудить и либеральные предложения, добавил он.

Конфиденциальность и ее перспективы
В числе проблем арбитража судья английского апелляционного суда в отставке сэр Бернард Рикс назвал конфиденциальность.

Хотя конфиденциальность и служит причиной, по которой стороны выходят на арбитражное разбирательство, с ней связаны два негативных момента: во-первых, поскольку стороны при выборе арбитра не имеют доступа к его предыдущим решениям, им трудно определить, в какой степени он достоин доверия; во-вторых, решая сложные правовые вопросы, арбитры иногда «заново изобретают велосипед», так как им приходится вырабатывать подходы, уже найденные их коллегами при разбирательстве других дел.

Поэтому в Великобритании задумались о возможности публикации арбитражных решений, касающихся важных вопросов коммерческого права (без указания имен участников дела).

Другому аспекту конфиденциальности – доказательственным привилегиям в международном арбитраже посвятила свое выступление Евгения Рубинина, юрист «Freshfields Bruckhaus Deringer LLP» (Лондон). Термин «доказательственные привилегии» означает исключение из материалов дела или признание недопустимым доказательством документа или свидетельских показаний с целью защиты определенных законом интересов. Примеры доказательственных привилегий – тайна переговоров, тайна исповеди, парламентская тайна, адвокатская тайна и т.д.

Стороны в международном арбитраже ссылаются на доказательственные привилегии, когда мотивируют свой отказ ответить на запрос о предоставлении или раскрытии доказательств другой стороне.

В российском праве такие привилегии обеспечивает, в частности, институт адвокатской тайны. Тем не менее, поскольку общее нормативное регулирование сферы оказания юридической помощи в России отсутствует, международный арбитраж при решении вопроса о том, какие сведения должны быть закрыты, может отказаться рассматривать адвокатскую тайну как подлежащий применению российский национальный правовой институт (т.е. может в этом плане приравнять российских адвокатов к лицам без адвокатского статуса).

Евгения Рубинина видит выход в том, чтобы арбитры, рассматривающие дела с участием российских представителей, при определении доказательственных привилегий руководствовались наиболее гибким из имеющихся подходов – транснациональным (основанным на п. 3 ст. 9 Правил получения доказательств в международном арбитраже Международной ассоциации юристов). По ее мнению, сейчас только это позволяет обеспечить равенство сторон в плане предоставления или раскрытия доказательств.

А в перспективе, конечно, лучшим выходом было бы объединение всех практикующих юристов в России на основе адвокатского статуса.

***
На конференции обсуждались также следующие темы: инвестиционный арбитраж и национальное законодательство (Н. Доронина, заместитель директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, д.ю.н.); возможность выполнения судьями роли арбитров (Loukas Mistelis, глава школы международного арбитража университета Queen Mary, доктор права, профессор); управление стандартом доказывания в международном арбитраже (Д. Шемелин, старший юрист арбитражной практики юридической и патентной фирмы «Грищенко и партнеры» (Киев)); сверхимперативные нормы в международном коммерческом арбитраже (Noah Rubins, партнер «International Arbitration Group of Freshfields Bruckhais Deringer LLP» (Paris)); принцип «iuranovitcuria» в международном коммерческом арбитраже (А. Панов, магистр права Университете Оксфорда, юрист группы международного арбитража фирмы «Norton Rose Fulbright» (Москва)); право, применимое к вопросам арбитрабельности споров (И. Чупрунов, магистр юриспруденции (РШЧП), аспирант кафедры гражданского права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова).

Все доклады, подготовленные к «Russian Arbitration Day 2013» (в том числе и не прозвучавшие на конференции), организаторы включили в сборник «Новые горизонты международного арбитража. Выпуск 1», выпущенный издательством «Инфотропик-Медиа».

Cтатьи из сборника Russian Arbitration Day «Новые горизонты международного арбитража. Выпуск 1» размещены на www.naukaprava.ru.

С содержанием книги можно ознакомиться по ссылке: http://issuu.com/infotropic/docs/9785999801715_c?mode=embed&layout=infotropic.ru%2Fissuu%2FbasicGrey%2Flayout.xml&showFlipBtn=true.

Архив с презентациями докладов, прозвучавших на конференции: http://files.mail.ru/DCED5FD4248148A5BFE948DB640E972E.

Видеозапись интернет-трансляции конференции: http://iimba.adobeconnect.com/p4i19xuidrn.

Мария ПЕТЕЛИНА,
зам. главного редактора "АГ"


НОВЫЕ ЛИЦА, НОВЫЕ ИДЕИ

МурановАлександр Муранов, управляющий партнер «Муранов, Черняков и партнеры», ответил на вопрос «АГ» о том, в чем состоит главная идея конференции и каких результатов ожидают ее организаторы

В России ежегодно проводится не менее десяти конференций по международному коммерческому арбитражу. Идея состоит в том, чтобы сделать нашу конференцию одной из лучших, благодаря двум важным принципам:

1) приглашать новых лиц (не тех, кто уже известен в этой сфере, а тех, кто более молод, более энергичен, имеет самостоятельные взгляды);

2) организовывать конференцию на началах конкуренции, когда в качестве спикеров приглашаются все желающие, но допускаются не все.

Каждый желающий должен вначале представить тезисы своего выступления, а затем полный текст, который публикуется в виде статьи в сборнике. Из присланных материалов специалисты, входящие в оргкомитет, руководствуясь критериями актуальности и качества, выбирают лучшие. И в результате получается интересней, чем обычно бывает на подобных мероприятиях.

Основные результаты, которых мы ожидаем, – продвижение новых идей и новых имен, а также продвижение, конечно же, и самих организаторов конференции (юридических фирм и ТПП). Все остальные, кто участвует в конференции, тоже извлекают из этого несомненную пользу – узнают что-то новое, общаются.