×

Доказательство «от противного»

О том, как прописывают и приписывают «мертвых душ»
Материал выпуска № 13 (150) 1-15 июля 2013 года.

ДОКАЗАТЕЛЬСТВО «ОТ ПРОТИВНОГО»

О том, как прописывают и приписывают «мертвых душ»

В конце февраля общественность взорвала новость о проверках, проведенных в нескольких районах столицы. В дверь звонили люди, представлялись сотрудниками ДЕЗа и просили предъявить документы, подтверждающие регистрацию граждан по месту пребывания. Поиски «мертвых душ», нелегально проживающих в квартирах, были призваны восстановить права законопослушных граждан, установивших индивидуальные счетчики воды и переплачивающих за общедомовые нужды. Однако благие действия по защите интересов одних имели побочные эффекты.

А ты кто такой?
«Около девяти часов вечера позвонили в дверь. Я очень удивился, что не в домофон, не по телефону, а сразу в дверь. Подхожу, смотрю в глазок – стоят две женщины с тетрадками. На вопрос, кто вы такие, сказали – нужно поговорить. Я открыл. Они представились сотрудницами ДЕЗа. Сразу стало понятно, что к чему. Ссылаясь на какие-то статьи какого-то кодекса, они спросили, являюсь ли я владельцем квартиры, могу ли показать паспорт и позволить им войти в дом. На вопрос, зачем, ответили сухо: “Так надо”. Я ответил, что не собираюсь не только показывать им паспорт, но и разговаривать вообще. Стал закрывать дверь – поднялась буря возмущений, стали грозить полицией с собакой, а под конец сыпать религиозными изречениями про адский огонь и все прочее».

Подобные истории жителей столицы в конце февраля приводили многие средства массовой информации: проверки регистрации в московских квартирах вызвали шквал негодования.

История с рейдами действительно получилась темной. Тут и столичный департамент ЖКХ, выпустивший рекомендации по выявлению граждан, которые без регистрации проживают в квартирах, не оборудованных приборами учета воды. И заявления московских чиновников о том, что подобные проверки – личная инициатива самих жильцов и управляющих компаний. И совпавшее по времени принятие Госдумой (правда, лишь в первом чтении) закона, ужесточающего наказание за нарушение правил регистрации.

Справедливости ради стоит отметить, что идея проверок вполне резонна. По мнению коммунальщиков, рост платежей за общедомовые нужды во многом происходит из-за нелегалов. В квартирах, где до сих пор не установлены индивидуальные приборы учета воды, расчет ведется исходя из количества прописанных. Нетрудно догадаться, что при фактическом проживании в квартире большего числа людей расход ресурса возрастает в разы, и все, что вылито сверх нормы, приходится списывать на эти самые общедомовые нужды, которые распределяются между всеми собственниками жилья в многоквартирном доме. Возмущение горожан, установивших счетчики, вполне понятно: никто не хочет платить «за себя и за того парня».

Проверки должны были стать действенным методом борьбы с нерадивыми жильцами и способом восстановить справедливость по отношению к законопослушным гражданам. В столичном департаменте ЖКХ говорили, что инициировать рейд можно только на общем собрании собственников жилья, а в состав комиссии должны входить два сотрудника управляющей компании, два понятых и участковый, который в случае выявления нарушений должен составить протокол.

Однако многие связали рейды с упомянутым законом о «резиновых квартирах». Его противники считают, что проверки счетчиков – лишь предлог для выявления незарегистрированных и повод для привлечения их к ответственности, когда закон будет принят.

Сомнение вызывает сам факт инициализации подобных действий: на каком основании совет дома принимает решение о проведении проверки и каким образом доказать, что тетя Таня, в халате и тапочках открывшая дверь представителям комиссии, живет в квартире постоянно, а не приехала к любимому племяннику погостить на выходных? С чего вообще тете Тане показывать двум гражданкам с тетрадками в руках документ, подтверждающий личность и место прописки, и вправе ли комиссия передавать полученные сведения в миграционную и налоговую службы?

Семь кругов коммунального ада
В мае прошлого года приобрела однокомнатную квартиру в городе – спутнике столицы. Прописалась на новом месте одна и исправно оплачивала счета за «коммуналку», пока в ноябре не получила очередную квитанцию со счетом, превышающим привычный (3000 рублей) в два раза. Увеличение суммы объяснялось графой «Количество проживающих», где черным по белому было написано – «два человека». По информации, следовавшей из платежки, вместе со вторым жильцом мы израсходовали почти 50 кубометров холодной и 11 горячей воды, безвозвратно слив в канализацию в общей сложности 60 кубов живительной влаги. Такие объемы, к слову, можно использовать, если превратить мою квартиру в бассейн метровой глубины и ежедневно менять в нем воду. За объяснениями пришлось обратиться в управляющую компанию.

«Два человека? – переспросила девушка за стойкой. – А вы квартиру не сдаете? Нет? Значит, была проверка с участковым, которая выявила, что вы в квартире живете не одна».

О какой проверке идет речь, если ко мне никто не приходил, документов не требовал и количества проживающих не проверял? Да это и не представлялось возможным, потому что я делала ремонт и в квартире не проживала, о чем ежемесячно информировала УК, подавая справки из ТСЖ по месту фактического проживания.

«Значит, акт составлен на основании свидетельств соседей», – пояснила сотрудница УК.

Восстанавливать справедливость пришлось посредством многочасовых стояний в очередях за выпиской из домовой книги и прочими документами, подтверждающими факт единоличного проживания в квартире. Зато представилась уникальная возможность познакомиться с друзьями по несчастью, которые, как и я, стали обладателями платежек, свидетельствующих о прибавлении в семействе. Вместе со мной пороги инстанций обивали пожилые люди, для которых не то что бороться с бюрократической машиной, а даже дойти до офиса УК – большая проблема.

Спустя два дня я получила выписку из домовой книги, написала заявление о перерасчете и письмо на имя директора УК с просьбой разъяснить сложившуюся ситуацию, а еще поинтересовалась у соседей, не приходили ли сотрудники компании в сопровождении участкового и не проводили ли проверку регистрации.

«Никто не приходил, да и как говорить о вас, если мы практически не встречаемся?»

Между прочим, акт, составленный по итогам якобы проведенного рейда, мне тоже никто не предъявил.

Через месяц пришел новый счет за коммунальные услуги. Сумма изменилась, а вот графа «Количество проживающих» осталась прежней, потом прислали официальный ответ директора управляющей компании на мое обращение, в котором было написано, что повторная проверка подтвердила факт моего единоличного проживания в квартире и перерасчет будет осуществлен.

Однако через пару недель фарс превратился в драму. В злополучной графе очередного счета снова фигурировали два человека, а сумма к оплате закономерно перевалила за 6000 рублей. Сбор справок, стояние в очередях и подача заявлений – все бы пришлось повторить сначала и, видимо, не один раз, если бы не случай.

Во время очередного разговора с директором расчетного центра, производящего начисление платежей за коммунальные услуги, выяснилось, что управляющая компания не подала измененные сведения о количестве проживающих в моей квартире. Оказалось, что проблему, которая стоила мне трех месяцев нервов, можно решить за десять минут. Этого времени хватило, чтобы исправить данные в программе и выписать новый счет.

После всего пережитого в душе остался неприятный осадок, а в голову закралась мысль: каких высот может достичь счет за коммунальные услуги, если представители проверяющей комиссии посчитают нелегально проживающим мастера по ремонту телефона или подругу, зашедшую на чашечку кофе?

Юлия РУМЯНЦЕВА