×

«Адвокат по назначению» – будет звучать гордо?

Умаление достоинства института адвокатуры по назначению – это не отдельная проблема, а скорее следствие проблем в организации защиты по назначению
Вы – карманный адвокат?
Нет ничего более правдивого и практически значимого, чем анализ собственного опыта. В расчете на то, что мои попытки не наступить на одни и те же грабли помогут избежать этих самых граблей моим коллегам, вести свое повествование я буду от первого лица – лица первооткрывателя. Быть может, мой незамутненный многолетним опытом адвокатской деятельности взгляд на старые и новые проблемы поспособствует их разрешению.

Итак, с самого начала. Добросовестно изучив более 400 вопросов, успешно сдав квалификационный экзамен, летом 2016 г. я пополнила ряды представителей доблестной профессии. «“Адвокатˮ – это звучит гордо», – думала я, а вдвойне гордо звучит звание «адвокат по назначению». Поэтому я, не предаваясь долгим размышлениям, зацепив к бортику пиджака значок адвоката, подаренный мне моим наставником в день присяги, взяла на себя ответственность «честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы» тех, кто попал в трудную жизненную ситуацию и не может позволить себе нанять адвоката по соглашению. Как того требуют личная совесть, адвокатское правосознание и нормы Кодекса профессиональной этики адвоката, я не провожу грани между своими доверителями по соглашению и по назначению – будучи молодым, полным задора и энергии адвокатом, занимаю по каждому делу активную защитительную позицию.

Первое, на что обратила внимание, – это недоверие со стороны собственных доверителей. Приезжая по очередному вызову, я обычно видела людей, находившихся в состоянии фрустрации (что естественно в условиях изоляции), которые с подозрением косились на прибывшего по просьбе следователя защитника и готовились к обороне. Самые прямолинейные спрашивали: «Вы тоже будете рекомендовать нам признать свою вину?» – или совсем без намеков: «Вы карманный адвокат?» И вопрос заключается в том, как сложилось подобное отношение к адвокатам по назначению, ведь не бывает дыма без огня. Каким образом произошло умаление достоинства института адвокатуры по назначению?

Месть не заставляет себя ждать
К счастью, добросовестные действия обычно развеивают обидные сомнения доверителей. Но тут возникает другая проблема: после «слишком» активных действий и формирования уверенной линии защиты сразу же сталкиваешься с ответной реакцией следствия. Месть не заставляет себя ждать. В зависимости от степени сопротивления адвоката возможны четыре исхода:
– в лучшем случае следователь / дознаватель не пригласит непокорного защитника в следующий раз на проведение следственных действий с участием данного доверителя (чего доброго, еще дело развалится);
– следователь / дознаватель уже никогда не пригласит адвоката на проведение следственных мероприятий по своим делам;
– все следователи / дознаватели конкретного следственного отдела / отдела дознания навсегда откажутся от услуг конкретного адвоката;
– и последний, самый худший вариант: все следователи / дознаватели конкретного следственного отдела / отдела дознания навсегда откажутся от услуг всего адвокатского образования, к которому прикреплен конкретный неугодный адвокат.

Как итог, страдают:
– добросовестные адвокаты, оказавшись незанятыми (для многих работа по назначению является основным источником дохода);
– доверители, не получив качественную юридическую помощь;
– вся состязательная система предварительного расследования и правосудия.

Корм в кормушку могут не положить
Еще один рычаг влияния следствия – оплата труда адвокатов.

Напомню: Конституционный Суд РФ в постановлениях от 23 декабря 1999 г. № 18-П и от 23 января 2007 г. № 1-П указывал, что конституционному праву граждан на квалифицированную юридическую помощь корреспондирует обязанность государства представить достаточные гарантии ее оказания. К числу таких гарантий относится создание надлежащей экономической основы качественного оказания квалифицированной юридической помощи, в том числе предоставление финансирования деятельности адвокатов, осуществляющих защиту подозреваемых и обвиняемых по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, в достаточном объеме.

Однако на практике адвокатам приходится фактически выбивать свои честно заработанные кровные средства, проходя несколько кругов ада. Для начала нужно правильно оформить стопку бумаг – как правило, адвокаты, вместо очень загруженного работой следователя, сами оформляют постановления на оплату, справку и табель участия адвоката в следственных действиях по делу. При этом малейшая ошибка карается возвратом всех бумаг заявителю. Затем наступает стадия долгих переговоров (уговоров) следователя подписать все бумаги и подать их на подпись руководству. Далее адвокат для ускорения процесса самостоятельно отвозит бумаги в бухгалтерию или направляет их по почте, чтобы в итоге получить ответ об отсутствии бюджета для представления оплаты. Если на этой стадии адвокат еще не растерял остатки энтузиазма и терпения, наступает третья стадия – взыскание оплаты через суд. К этому моменту может оказаться, что расходы (почтовые отправления, дорожные расходы), понесенные на предыдущих стадиях, превысили возможную выгоду и взыскание оплаты своего честного труда уже становится вопросом принципа, а не экономической целесообразности.

К слову, с момента начала работы адвокатом по назначению я еще не получила ни рубля и уже начинаю привыкать к статусу адвоката pro bono. Решение данного вопроса требует максимум усилий и времени, которые я не могу отнять у своих доверителей.

Создается впечатление, что следствие, а за ним и суд – кормушка для адвокатов по назначению, и в случае их плохого поведения корм туда могут не положить. При таких обстоятельствах многие адвокаты находятся в экономической зависимости от своего процессуального оппонента, что, на мой взгляд, совершенно недопустимо. Подобную тенденцию нужно ломать на корню, прежде всего путем введения электронной системы распределения адвокатов по назначению и организационных изменений в системе оплаты труда адвокатов.

Не теряя оптимизма, надеюсь, что в нашей стране быть адвокатом по назначению станет престижно и данный институт вернет уважение населения.

Рассказать:
Другие мнения
Репринцев Павел
Репринцев Павел
Адвокат, советник юридической фирмы INTELLECT
Только ли во благо?
Методика адвокатской деятельности
О судебном контроле над осуществлением права на эффективную защиту
15 Декабря 2020
Голуб Анна
Голуб Анна
Адвокат, партнер АБ Criminal Defense Firm
Обсуждение продолжается
Методика адвокатской деятельности
Необходимо ли вмешательство суда в вопросы эффективности защиты?
15 Декабря 2020
Никонов Максим
Никонов Максим
Адвокат АП Владимирской области, к.ю.н.
От пассивности до экстравагантности
Методика адвокатской деятельности
Действия/бездействие адвоката, связанные с защитой подсудимого, и реакция на них со стороны судов
15 Декабря 2020
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», к.ю.н., доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), адвокат АП МО
Медиация: преодолеть малоизвестность ради полезности
Методика адвокатской деятельности
Адвокат как представитель и как собственно медиатор
15 Декабря 2020
Мамров Феликс
Мамров Феликс

Адвокат АБ «Правовая гарантия»
Значимый, но недооцененный фактор
Методика адвокатской деятельности
Как психологическое состояние доверителя влияет на исход дела
09 Декабря 2020
Заблоцкис Александр
Заблоцкис Александр
Председатель Московской коллегии адвокатов А1
Новая модель социальной адвокатуры: помощь малому и среднему бизнесу
Адвокатура, государство, общество
Социальные некоммерческие проекты помогут усилить роль адвокатуры в обществе
07 Декабря 2020