×

Богословское заключение и светское государство: правовые аспекты

Допустимы ли на территории России межконфессиональные браки?
Ерофеев Константин
Ерофеев Константин
Адвокат АП г. Санкт-Петербурга

Недавно Совет улемов Централизованной религиозной организации Духовное управление мусульман РФ (ДУМ РФ) опубликовал на своем сайте Богословское заключение № 5/19 о межконфессиональных браках. Примечательно, что сам документ был принят улемами (т.е. авторитетными знатоками теоретических и практических сторон ислама) еще 19 ноября 2019 г.

Совет улемов указал, что межконфессиональные браки – в частности, с представительницами «людей Писания» – на территории России недопустимы и возможны лишь в определенных – единичных – случаях по решению местного муфтия, который рассматривает и принимает во внимание все обстоятельства конкретной ситуации.

Отмечу, что «людьми Писания» мусульмане называют христиан и иудеев. При этом представляется несколько необычным, что «люди Писания» объявлены, по сути, частным случаем всех остальных – т.е. «язычников» (по терминологии мусульман). Коран ставит «людей Писания» в особое положение, отделяя их от «язычников». Люди, почитающие Божественные Писания – книги Таурат (Тора), Забур (Псалтирь) и Инджиль (Евангелие), – в классическом исламе пользуются покровительством мусульман. Однозначного запрета на браки мужчин-мусульман с христианками или иудейками не существует.

Если уважаемые российские улемы хотят сказать новое слово в исламе, исходя из понятной заботы о единоверцах, вряд ли кто-то будет против. Обращу внимание также на то, что в соответствии с п. 2 ст. 15 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее – Закон о свободе совести) государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если они не противоречат законодательству РФ.

В то же время Россия – светское государство (ч. 1 ст. 14 Конституции РФ). Согласно п. 5 ст. 4 Закона о свободе совести в соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства первые не выполняют функции органов государственной власти, других госорганов, госучреждений и органов местного самоуправления. В России признается брак, заключенный только в органах записи актов гражданского состояния (п. 2 ст. 1 Семейного кодекса РФ). То есть религиозные объединения в нашей стране не наделены правом регистрировать браки.

В связи с этим столь прямолинейное утверждение в Богословском заключении о недопустимости межконфессиональных браков требует, на мой взгляд, более подробного толкования. Именно с таким толкованием выступил 11 ноября имам г. Москвы Ильдар Аляутдинов: «Согласно принятому документу, на территории Российской Федерации мусульманин может вступить в брак только с мусульманкой, за исключением некоторых случаев, если местный муфтий посчитает такой брак возможным. Например, если женщине близок ислам, она уважает его каноны и не будет препятствовать мужу воспитывать детей в традициях ислама».

На следующий день более подробные разъяснения по фетве 5/19 «Межконфессиональные браки» представил первый заместитель председателя ДУМ РФ Дамир Мухетдинов: «В светском государстве, каковым является Российская Федерация, постановления Совета улемов носят внутриобщинный характер и обращены прежде всего к мусульманам, стремящимся соблюдать религиозные постулаты. Они не имеют юридической силы в прямом смысле этого слова, поскольку (в отличие от некоторых мусульманских стран с действующим правом на основе шариата) не предполагают какой-либо ответственности и наказания за их неисполнение. Богословские заключения Совета улемов апеллируют исключительно к ответственности человека перед Богом, и никак иначе <…>. Вместе с тем высказанные сторонними комментаторами опасения о потенциальных общественных противоречиях я решительно отвергаю именно по той причине, что в условиях светского государства постановления улемов неправомочны в системе юридических координат, они апеллируют к верующему, его совести, богобоязненности и ответственности перед Создателем».

Отмечу, что Дамир Мухетдинов называет богословское заключение фетвой, то есть подчеркивает в большей степени не характер богословской рекомендации, а определяет данный документ как нормативный правовой источник исламского права. Разумеется, с этим разъяснением в светском обществе согласиться легче, поскольку первый зам. председателя ДУМ РФ прямо указал, что данное предписание относится к членам мусульманской общины и к религиозным бракам, заключаемым по законам ислама, и не подменяет собой светские браки, заключаемые в органах ЗАГС.

В связи с этим напомню положения п. Х.2 Основ социальной концепции Русской Православной Церкви, касающиеся аналогичного вопроса: «В соответствии с древними каноническими предписаниями, Церковь и сегодня не освящает венчанием браки, заключенные между православными и нехристианами, одновременно признавая таковые в качестве законных и не считая пребывающих в них находящимися в блудном сожительстве». В данном случае речь идет о венчании, то есть церковном браке, являющемся таинством и внутренним установлением РПЦ. При этом Основы признают браки, заключенные в органах ЗАГС (в том числе с нехристианами), в качестве законных.

Рассказать:
Другие мнения
Залесов Алексей
Залесов Алексей
Адвокат, управляющий партнер АБ г. Москвы «А. Залесов и партнеры», патентный поверенный
У кого патент, тот и прав?
Право интеллектуальной собственности
О незащищенности изобретателей в патентном праве
25 Января 2022
Зафесов Руслан
Зафесов Руслан
Адвокат АБ «Забейда и партнеры»
Дебиторская задолженность как предмет сокрытия
Уголовное право и процесс
Применение ст. 199.2 УК РФ требует более четких разъяснений
19 Января 2022
Мунтян Алексей
Мунтян Алексей
Соучредитель и член Правления Сообщества профессионалов в области приватности
Надзорный капитализм» формирует цифровое будущее
Гражданское право и процесс
Россию ожидает крупнейшая за десятилетие реформа законодательства о персональных данных
18 Января 2022
Александров Алексей
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Срок исполнения обязательства по денежному требованию из лицензионного договора, не устанавливающего срока оплаты
Гражданское право и процесс
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
18 Января 2022
Лапшина Анна
Юрист практики IP Eversheds Sutherland
Риски коммерциализации персональных данных
Гражданское право и процесс
Распространенные ошибки, допускаемые операторами при обработке персональных данных
18 Января 2022
Абцешко Наталия
Абцешко Наталия
Руководитель Группы международных проектов юридической фирмы VEGAS LEX
Грамотно составить документацию
Гражданское право и процесс
Наиболее актуальная практика по обеспечению комплаенса внутренних бизнес-процессов компаний, связанных с защитой и обработкой персональных данных
18 Января 2022
Яндекс.Метрика