×

Если кредитор пытается включиться в реестр на основании решения третейского суда

О деталях, на которые стоит обратить внимание суда
Штукатуров Дмитрий
Штукатуров Дмитрий
Управляющий МАБ «Адвокаты и бизнес»

Комплекс внешних и внутренних факторов существенным образом влияет на функционирование экономической системы в России. Следствием этого становятся неблагоприятные условия для развития бизнеса, которые, в свою очередь, приводят к массовым банкротствам компаний. В связи с этим все большую актуальность приобретают дела о несостоятельности (банкротстве).

По смыслу закона основными целями проведения процедуры банкротства являются соблюдение интересов должника, общества, а главное – максимальное удовлетворение требований кредиторов, перед которыми у должника имеются разного рода обязательства.

На протяжении длительного периода судебная практика все чаще сталкивается с проблемой «недобросовестных кредиторов», основной целью которых является получение контроля над процедурой банкротства путем включения необоснованных (фактически не существующих) требований в реестр требований кредиторов.

Один из самых актуальных способов достижения этого – требование, основанное на решении третейского суда.

Предотвратить включение таких требований в реестр на практике очень сложно, однако стоит попытаться обратить внимание суда на ряд существенных обстоятельств, которые могут послужить основанием для отказа. Что же нужно делать?

Материалы дела о банкротстве

В первую очередь следует изучить материалы банкротного дела о требованиях кредитора, а также основополагающие документы, касающиеся коммерческой деятельности должника (бухгалтерский баланс, сведения об имуществе, совершенных сделках, выписки по банковским счетам, иные документы), и провести  их комплексный юридический и экономический анализ, установив обстоятельства, которые могут послужить основанием для отказа во включении требования в реестр.

Так, добросовестный кредитор может выявить обстоятельства, касающиеся возникновения, действительности и обоснованности конкретной сделки должника (к примеру, вексельных обязательств, обязательств по договорам поручительства), установить взаимосвязь между лицами, заинтересованными в конкретном результате разбирательства в третейском суде (аффилированность должника и кредитора, их организационно-правовые связи с третейским судом), обнаружить, что состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону, исследовать вопрос о поведении сторон в ходе третейского разбирательства.

Основания, при которых арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа

Как следует из абз. 4 п. 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. № 60 «О некоторых вопросах, связанных с применением Федерального закона от 30 декабря 2008 г. № 296-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)”», при предъявлении в деле о банкротстве требования, подтвержденного решением третейского суда, не требуется обязательного наличия определения о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения. При предъявлении такого требования против него может быть выдвинуто только возражение о наличии оснований для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, предусмотренных ст. 239 АПК РФ или ст. 426 ГПК РФ. Если наличие таких оснований будет доказано, то рассмотрение указанного требования осуществляется судом по общим правилам как требования, не подтвержденного решением третейского суда.

Из указанного разъяснения следует, что в ходе формирования правовой позиции по оспариванию требования «недобросовестного кредитора» необходимо сделать основной упор на доказывании наличия оснований, при которых арбитражный суд отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст. 239 АПК РФ и 426 ГПК РФ).

Одним из самых часто применяемых при отказе во включении требования «недобросовестного кредитора» в реестр является основание, предусмотренное п. 2 ч. 4 ст. 239 АПК РФ, согласно которому приведение в исполнение решения третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Примером судебной практики по данному вопросу выступает Определение Верховного Суда РФ от 5 декабря 2016 г. № 305-ЭС16-10852 по делу № А41-21198/2015.

Рассматривая спор, суд, ссылаясь на указанное Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23 июля 2009 г. № 60 и Постановление Конституционного Суда РФ от 22 июля 2002 г. № 14-П, указал, что процедуры банкротства носят публично-правовой характер. Публично-правовой целью института банкротства является обеспечение баланса прав и законных интересов участвующих в деле о банкротстве лиц посредством соблюдения принципа, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Поэтому нарушением публичного порядка РФ является создание в преддверии банкротства видимости частноправового спора с отнесением его на рассмотрение третейского суда для получения впоследствии формальных оснований для упрощенного включения необоснованной задолженности в реестр требований кредиторов должника в целях влияния на ход дела о банкротстве.

Направляя обособленный спор на новое рассмотрение, суд указал, что кредиторы должника не имели реальной возможности участвовать в споре, по результатам которого было вынесено решение третейского суда, и не могли заявить свои возражения и оспорить соответствующее решение.

Три вопроса, которые стоит поставить перед судом 

«Добросовестному кредитору» для подтверждения наличия указанного основания в целях достижения отказа во включении требования «недобросовестного кредитора» в реестр необходимо прояснить для суда ряд вопросов, а именно:

1. Об экономической целесообразности и финансовых возможностях сторон для совершения сделки и ее реализации.

В рамках данного вопроса надо исследовать бухгалтерскую и иную документацию, касающуюся экономической деятельности должника в период совершения сделки с «недобросовестным кредитором». 

Например, компания-должник заключает с компанией-кредитором возмездный договор на оказание услуг на условиях, явно не соответствующих условиям, предлагаемым на рынке за аналогичные услуги. Тем самым должник не получает фактически никаких экономических и финансовых благ по такой сделке, а лишь формирует кредиторскую задолженность через «недобросовестного кредитора». 

Чаще всего такие сделки являются безденежными (совершаются без какого-либо транзита денежных средств по счетам компаний), не формируют каких-либо осязаемых объектов (рекламные услуги, обучающие услуги, вексельные обязательства) и совершаются в преддверии возбуждения дела о банкротстве.

2. Об аффилированности лиц, задействованных (участвующих) в споре.

Следует провести проверку учредительной и иной документации должника и кредитора, сведений из открытых источников, касающихся уполномоченных представителей/руководителей/участников должника и кредитора, и постараться установить взаимосвязь между ними.

Так, участники (учредители) должника и кредитора могут иметь доли в одной компании или выступать в качестве представителей друг друга в различных судебных процессах.

Даже косвенная взаимосвязь указанных лиц позволит суду усомниться в добросовестности кредитора, а следовательно, поставить под вопрос обоснованность его требования, поскольку спланированные действия аффилированных лиц в преддверии банкротства могут свидетельствовать о намерении нанести вред «добросовестным кредиторам», а следовательно, и публично-правовым интересам.

3. О поведении должника и кредитора при реализации сделки, из которой возникла кредиторская задолженность, а также действиях сторон в рамках разбирательства в третейском суде.

Исследовав материалы судебного арбитражного дела по требованию «недобросовестного кредитора» возможно четко установить обстоятельства реализации сделки, а именно – намеревался ли должник получить реальную выгоду от сделки, какие действия предпринимал дабы не допустить для себя негативных последствий.

Кроме того, в ходе доказывания недобросовестности кредитора целесообразно обратить внимание суда на поведение сторон в ходе самого третейского разбирательства (отстаивал ли должник свои законные интересы, возражал ли против предъявленных требований или безоговорочно согласился с задолженностью).

Примером судебной практики в данном случае может служить Постановление Арбитражного суда Московского округа от 22 января 2018 г. № Ф05-20257/2017 по делу № А40-148802/2017, в котором суд отказал в удовлетворении кассационной жалобы на определение суда первой инстанции об отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Таким образом, наличие указанных обстоятельств и их правильное освещение при рассмотрении требования «недобросовестного кредитора» позволят суду усомниться в обоснованности требования, детальным образом исследовать вопрос о наличии злоупотребления правом (ст. 10 ГК РФ), выразившегося в «раздувании» кредиторской задолженности в целях обеспечения контроля над процедурой банкротства, а следовательно, может привести к отказу во включении требования такого кредитора в реестр требований должника.


Рассказать:
Другие мнения
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат, управляющий партнер АБ «Правовой статус»
Позиции ВС по уголовным и уголовно-процессуальным вопросам: тревожная тенденция
Уголовное право и процесс
Судейское сообщество «не слышит» мнение адвокатуры
04 Декабря 2020
Жаров Евгений
Жаров Евгений
Адвокат по экологическим спорам, к.э.н., лауреат Ecoworld РАЕН, компания ZHAROV GROUP
«Спрятать» строительство мусорного полигона не удалось
Природоохранное право
Существование незаконных объектов, загрязняющих природу, не останется без внимания
03 Декабря 2020
Волкова Анна
Волкова Анна
Адвокат, управляющий партнер адвокатской конторы «Волкова и партнеры», член Международного Содружества адвокатов
Почему фактические брачные отношения заслуживают законодательного регулирования
Семейное право
Последствия зачастую те же, что в официальном браке
03 Декабря 2020
Шамшина Анастасия
Шамшина Анастасия
Адвокат, руководитель рабочей группы Коллегии адвокатов г. Москвы «РКТ»
Единственное жилье должника: продать или оставить?
Жилищное право
ВС пресек практику приобретения должнику «альтернативного» жилья
02 Декабря 2020
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Руководитель арбитражной практики АБ г. Москвы «Халимон и Партнеры»
Размытость критериев определенности не добавляет
Гражданское право и процесс
«Плюсы» и «минусы» позиций КС о судебных расходах в гражданском и арбитражном судопроизводстве
02 Декабря 2020
Лазарев Константин
Лазарев Константин
Руководитель направления «Уголовное право» КА «Тарло и партнеры»
Заключение под стражу не может быть основано на предположениях
Уголовное право и процесс
Судебный порядок избрания меры пресечения требует реформирования
01 Декабря 2020