×

Индексация присужденных сумм с учетом индекса потребительских цен?

Критерий добросовестности для решения этого вопроса вызывает сомнения
Мальбин Дмитрий
Мальбин Дмитрий
К.ю.н., адвокат, МКА Юридическая фирма «ЮСТ»

Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление от 23 июля 2018 № 35-П «По делу о проверке конституционности части первой статьи 208 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Т.В. Ивановой, И.М. Митина и Е.В. Шкотова» (далее – Постановление), посвященное процессуальному институту индексации присужденной денежной суммы.

Читайте также
КС обязал законодателя установить критерии индексации взысканных судами средств
Как указал Конституционный Суд, до внесения изменений в законодательство таким критерием должен служить индекс потребительских цен Росстата
26 Июля 2018 Новости

До недавнего времени названный институт являлся фактически недействующим ввиду отсутствия четких критериев и оснований для такой индексации. Практика судов существенно различалась при разрешении данного вопроса, поэтому Постановление было воспринято юридической общественностью с долгожданной радостью.

Министерство юстиции РФ во исполнение Постановления подготовило законопроект, согласно которому индексация присужденных сумм должна производиться с учетом индекса потребительских цен, утверждаемого ‎в соответствии с действующим законодательством уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Индекс потребительских цен как источник информации об уровне роста цен в целях определения размера индексации присужденных сумм не вызывает возражений, тем более что именно на такой источник информации и ориентировал КС РФ в своем Постановлении.

Законопроект одновременно вводит новое условие для удовлетворения заявления об индексации присужденных сумм. Таковым Минюст России предлагает установить добросовестность должника или взыскателя.

Читайте также
Минюст России предлагает ввести универсальный критерий индексации взысканных судом денежных сумм
Подготовлен законопроект, предусматривающий, что индексация допустима при отсутствии признаков недобросовестности в действиях должника или взыскателя
21 Сентября 2018 Новости

 Вместе с тем установление критерия добросовестности в целях решения вопроса об индексации присужденных сумм вызывает серьезные сомнения по следующим причинам.

Институт индексации присужденных сумм является средством возмещения имущественных потерь кредитора от длительного неисполнения должником судебного постановления. Такая позиция неоднократно высказывалась Верховным Судом РФ (см., например, определения от 31 июля 2018 г. № 5-КГ18-152; от 18 января 2018 г. № 210-КГ17-21 и др.) и КС РФ (см., например, определения от 13 февраля 2018 г. № 249-О; от 20 марта 2008 г. № 244-О-П и др.).

Имущественные потери кредитора связаны с инфляционными процессами, следовательно, в результате индексации кредитор должен получить ту цену присужденных денег, которую они имели на дату вынесения судебного постановления. Отталкиваясь от этого очевидного тезиса, можно прийти к выводу о том, что механизм индексации не является мерой ответственности, налагаемой на должника, поскольку при разрешении вопроса об индексации сумм суд не вменяет должнику дополнительную, по сравнению с той, какой она была на дату взыскания денежных средств, обязанность, не лишает должника прав и не ограничивает в них, а значит, наличие или отсутствие вины должника в неисполнении судебного постановления в целях применении названного института совершенно безразлично.

Таким образом, процессуальный институт индексации присужденной суммы направлен на увеличение размера взысканной, но потерявшей свою покупательную способность вследствие инфляционных процессов денежной суммы, с тем чтобы присужденная ранее судом сумма не потеряла свою цену.

Долгое время остававшийся в тени институт злоупотребления правом и принцип добросовестности в гражданском праве в последние годы приобрели широкое значение, и сегодня ни один вопрос не решается без учета категории «добросовестности» участников гражданских правоотношений. В этом смысле предложение Минюста России находится в русле современных правовых тенденций науки и практики.

Недобросовестное поведение представляет собой вид противоправного поведения. Такое действие может находиться в установленных законом рамках, но тем не менее является антисоциальным, поскольку связано с пренебрежением недобросовестно действующим лицом к чужим правам, обществу и правопорядку в целом. Именно поэтому сама по себе цель борьбы с недобросовестным поведением является правильной и отвечает потребностям развитого общества. Однако в борьбе за достижение цели очень важно не совершить ошибок, не потерять адекватное понимание принципа добросовестности и не допустить его необоснованного распространения на те правовые институты, где добросовестность учитываться не должна. 

Институт индексации присужденной денежной суммы не является мерой гражданско-правовой или процессуальной ответственности, причины неисполнения должником судебного акта не важны, следовательно, не имеет значения и то, добросовестно или недобросовестно должник не удовлетворял требования взыскателя. Следовательно, установление добросовестности как критерия оценки поведения должника и взыскателя в ст. 208 ГПК РФ является излишним.

Из текста законопроекта следует, что индексация должна производиться только в случае добросовестности должника или взыскателя, о чем свидетельствует соответствующая его формулировка: «… при условии отсутствия признаков недобросовестности в действиях должника или взыскателя …». В пояснительной записке к законопроекту также отмечается, что индексация взысканных судом денежных сумм на день исполнения решения производится при условии добросовестности действий со стороны должника или взыскателя. Таким образом, анализ законопроекта свидетельствует о том, что для индексации присужденных денежных сумм необходимо, чтобы одна из спорящих сторон – взыскатель или должник – являлась добросовестной.

Наличие двух сторон спора, каждая из которых может вести себя добросовестно или недобросовестно, формирует вариативность ситуаций при разрешении судом вопроса об индексации, которые состоят в следующем:

1) кредитор – добросовестный, должник – недобросовестный;

2) кредитор – недобросовестный, должник – добросовестный;

3) кредитор – добросовестный, должник – добросовестный;

4) кредитор – недобросовестный, должник – недобросовестный.

Таким образом, согласно буквальному смыслу законопроекта, индексация может быть произведена только в первых трех случаях, а в ситуации, когда обе стороны являются недобросовестными, индексация невозможна. При изложенном подходе недобросовестное поведение обеих сторон в совокупности блокирует возможность применения названного института и выступает своего рода процессуальной санкцией за неправомерное поведение. Однако в таком случае остается без ответа вопрос, почему закон лишает недобросовестного кредитора возможности индексации присужденных сумм, только если недобросовестным является и должник, но позволяет индексировать присужденную сумму, когда должник является добросовестным. Кроме того, отказ в защите права как реакция на недобросовестное поведение должна применяться в качестве санкции только в отношении допустившей нарушение стороны. Между тем на недобросовестного взыскателя при добросовестном должнике указанная санкция не распространяется, что по меньшей мере странно и не согласуется с правовой теорией, ведь санкция при данном подходе в отношении неправомерно действующего лица не применяется потому, что другое лицо действует правомерно.

Если же смысл законопроекта состоит в исключении механизма индексации тогда, когда хотя бы одна из сторон является недобросовестной, то небезынтересным является случай, в котором взыскатель является добросовестным, а должник – недобросовестным, ведь согласно законопроекту суд должен отказать в индексации.

Объяснить такие правовые феномены не представляется возможным, а значит, следует сделать вывод, что смысл предлагаемой законопроектом нормы не соответствует его тексту.

Принимая во внимание, что недобросовестное поведение представляет собой гражданское правонарушение, отказ в индексации присужденной суммы допустим только при недобросовестном поведении взыскателя в качестве санкции за его неправомерное действие (такой подход, однако, меняет устоявшийся взгляд на содержание института индексации). Следовательно, даже при установлении критерия добросовестности стороны в целях индексации присужденных сумм во всяком случае добросовестность или недобросовестность должника не может иметь никакого значения. В таких условиях может играть роль только недобросовестность взыскателя, в то время как в законопроекте предлагается оценивать добросовестность обеих сторон.

Вместе с тем представляется, что для разрешения вопроса об индексации присужденных сумм не может иметь значения и недобросовестность взыскателя, поскольку, как было указано, институт индексации является средством восполнения имущественных потерь, вызванных инфляционными процессами, то есть имеет объективный характер, следовательно, разрешение ситуации с включением в нее субъективного элемента искажает сущность названного института. Кроме того, если речь идет о необходимости исполнения судебного постановления о взыскании денежных сумм, то надо определить, в чем может выражаться недобросовестность в поведении взыскателя в качестве основания для отказа в удовлетворении заявления об индексации присужденных сумм. Очевидно, что недобросовестное поведение взыскателя может состоять только в его уклонении от принятия исполнения от должника. Однако и здесь основания для отказа в индексации присужденной суммы отсутствуют, поскольку действующее законодательство в случае уклонения кредитора от принятия исполнения позволяет должнику исполнить обязательство в депозит нотариуса (ст. 327 Гражданского кодекса РФ) или на депозитный счет подразделения судебных приставов (ст. 30 и 70 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»), а значит, должник, имеющий правовую возможность исполнить судебное постановление, но не исполняющий его, поступает не менее недобросовестно, чем кредитор, который уклоняется от принятия исполнения.

Даже если допустить, что должник не может перечислить денежные средства на депозитный счет нотариуса или подразделения судебных приставов, то тем не менее, не будучи мерой ответственности, индексация приводит к тому, что должник обязан уплатить взыскателю ту цену денег, которая была присуждена, то есть индексация не влечет для должника негативных последствий. В данном случае нельзя забывать и то, что, не исполняя судебное постановление, должник имеет возможность использовать имеющиеся у него денежные средства и извлекать из них доход. Таким образом, недобросовестность взыскателя не может быть принята во внимание в целях решения вопроса об утрате покупательной способности взысканных денежных средств и их индексации.

Следует учитывать, что в рамках отрасли права каждый правовой институт тесно связан с другими правовыми институтами, и, вводя в качестве условия для индексации присужденных сумм критерий добросовестности, Минюст России изменяет тем самым предмет доказывания при разрешении анализируемого процессуального вопроса и круг вопросов, разрешаемых судом при принятии судебного постановления. В таких условиях суд обязан отразить в принимаемом им по результатам рассмотрения заявления об индексации определении выводы о том, имеет ли место недобросовестность сторон и в чем она проявляется. В противном случае – без оценки поведения сторон суд применяет норму права без определения условий для ее применения, что может стать основанием для отмены судебного постановления. Таким образом, в предусмотренной законопроектом редакции ст. 208 ГПК РФ исследование поведения сторон, его оценка на предмет добросовестности имплицитно включаются в круг разрешаемых судом вопросов и отражаются в принимаемом судом постановлении.

Ввиду изложенного полагаю, что закрепление условия о добросовестности стороны создаст новые проблемы в применении ст. 208 ГПК РФ, поскольку в любом случае потребует дополнительного исследования и доказывания фактов добросовестности и недобросовестности, что только усложнит процесс. Кроме того, квалификация поведения лица в качестве недобросовестного относится к области судейского усмотрения, а значит, не исключено совершенно произвольное применение данного критерия, что может привести к непредсказуемости в разрешении вопроса об индексации присужденных сумм.

В итоге законопроект, хотя и направлен на реализацию Постановления, тем не менее не лишен недостатка, состоящего в том, что условием индексации предлагается установить отсутствие признаков недобросовестности в действиях должника или взыскателя. При этом в действующей редакции ст. 208 ГПК РФ такое условие отсутствует, а необходимость его введения не была востребована практикой. В целях правильного применения механизма индексации достаточно было только уточнить нормы ст. 208 ГПК РФ о том, что индексация производится с учетом индекса потребительских цен. 

Рассказать:
Другие мнения
Гейко Павел
Гейко Павел
Адвокат АК «СанктаЛекс»
Является ли цифровая валюта «опасным» имуществом?
Интернет-право
Предложенные законодателем поправки полезны и необходимы, но требуют дополнительной проработки
25 Ноября 2020
Хужин Марат
Хужин Марат
Адвокат BGP LITIGATION
Перспективы онлайн-допросов
Уголовное право и процесс
Для использования электронных доказательств есть серьезные препятствия, которые нужно преодолевать систематически
18 Ноября 2020
Ерофеев Константин
Ерофеев Константин
Адвокат АП г. Санкт-Петербурга
Богословское заключение и светское государство: правовые аспекты
Семейное право
Допустимы ли на территории России межконфессиональные браки?
17 Ноября 2020
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Партнер АБ «Бартолиус»
Суды опираются на позиции ВС РФ
Гражданское право и процесс
Разъяснения Пленума ВС РФ способствуют более единообразному развитию судебной практики
17 Ноября 2020
Береснева Анна
Магистр РШЧП`2019
Новые разъяснения ВС РФ
Гражданское право и процесс
Об основаниях прекращения обязательств
17 Ноября 2020
Новиков Алексей
Новиков Алексей
Управляющий партнер, адвокат Criminal Defense Firm
Устранить недостатки и коллизии законодательного регулирования
Уголовное право и процесс
О праве на реплику в корреспонденции с участием в прениях
17 Ноября 2020