×

Искусственное ограничение конкуренции

Об ошибочном ограничении конкуренции, связанном с лишением других людей права выбирать под видом неких важных ценностей, которые далеко не все люди могут разделять
Гривцов Андрей
Гривцов Андрей
Старший партнер АБ «ЗКС»
На днях в своем блоге на сайте «Новой адвокатской газеты» адвокат Вадим Багатурия опубликовал статью под громким названием «Импортозамещение гарантирую!»

Обычно я люблю читать публикации автора, которого, на мой взгляд, отличает взвешенная юридическая позиция и хороший слог, тем более что мы с Вадимом давно знакомы и общаемся по-товарищески еще со времен, когда и он, и я адвокатской деятельностью не занимались. Но в данном случае нахожу необходимым не согласиться с коллегой и подискутировать с ним в формате юридического блога. С учетом давнего знакомства с автором публикации и сложившихся товарищеских отношений позволю себе в данном ответе обращаться к нему по привычке на ты, да не сочтут это читатели и сам Вадим излишней фамильярностью или снобизмом.

В публикации Вадима Багатурии идет речь о необходимости введения законодательного запрета на деятельность иностранных юридических фирм на территории Российской Федерации. При этом автор сообщает, что он всецело поддерживает указанную законодательную инициативу и, более того, принял участие в разработке соответствующего законопроекта, уже внесенного на рассмотрение Государственной Думы.

Свою позицию адвокат Багатурия обосновывает двумя аргументами. Первый из них связан с личным опытом автора публикации, который столкнулся с неэтичным поведением одного из адвокатов, работающих в иностранной юридической фирме, а второй – с утверждением о том, что иностранные юристы из враждебных стран нам не нужны, могут работать на зарубежные разведки, и, кроме того, у нас достаточно отечественных специалистов, в связи с чем нет необходимости российскому бизнесу расходовать деньги на иностранцев.

На мой взгляд, привычная логика оставила адвоката Вадима Багатурию, и он при подготовке данной публикации поддался неуместным эмоциям личного характера. По всей видимости, адвокат, чье поведение вызвало столь активное недовольство автора публикации, действительно, поступил неэтично, что и было признано по результатам дисциплинарного разбирательства в Адвокатской палате Московской области. Но свидетельствует ли неэтичное поведение одного адвоката о том, что отныне и всегда все адвокаты, работающие на иностранные юридические фирмы, будут вести себя столь же неэтично? Достаточно ли одного примера для столь категоричных выводов? Имеются ли у автора еще примеры подобного поведения? Почему в таком случае при неэтичном поведении адвокатов, работающих в отечественных адвокатских образованиях (а дисциплинарная практика той же АП Московской области насчитывает достаточно таких примеров), автором не делается вывод о необходимости запрета деятельности отечественных адвокатских образований и юридических фирм? Мне кажется, ответы на эти вопросы достаточно очевидны и не требуют дальнейшего разбора и критики с моей стороны.

Кстати говоря, если уж наш коллега – адвокат поступил неэтично и уже понес за свои действия заслуженное наказание, следует ли нам – другим адвокатам и в дальнейшем публично обсуждать его поступок, понимая, что это дискредитирует не только данного конкретного адвоката, но и может подрывать доверие ко всей адвокатуре в целом? На этот вопрос отвечу прямо: на мой взгляд, обсуждение данного неэтичного поступка в публичном пространстве целесообразно прекратить, поскольку оно не красит уже самих обсуждающих. Полагаю, что мы с учетом принадлежности к адвокатскому сообществу должны отделять личное от профессионального и проявлять внешнюю сдержанность и уважение к своим процессуальным оппонентам, даже если они когда-то поступили в отношении нас не совсем достойно.

Что касается утверждений о том, что работники иностранных юридических фирм работают на враждебные государства и отсутствуют гарантии их связи с иностранными разведками, то они тоже, на мой взгляд, лишены достаточной логики.

Во-первых, отсутствуют у нас такие гарантии и в отношении многих других лиц, являющихся гражданами нашей страны. Например, некоторые законодательные инициативы наших представителей власти лично меня наталкивают на субъективные предположения об откровенно враждебной, а может быть, и шпионской деятельности этих законодателей. Примеры же вражеской деятельности иностранных юридических фирм в публикации Вадима Багатурии не приведены, и мне представляется, что это также не более чем субъективное предположение, не основанное на конкретных доказательствах и фактах.

Во-вторых, работники иностранных юридических фирм в большинстве своем являются гражданами России, ни на какие иностранные государства не работают, а осуществляют деятельность в интересах своих юридических образований, которые никаким образом, за исключением формальной национальной принадлежности, с государствами не связаны, заданий от государства не получают и государственной воле не подчиняются. Утверждение о враждебности нашей стране отдельных государств лично мне категорически не нравится, но в данном случае из опасений превратить юридический блог в некий общественно-политический манифест о необходимости дружбы и партнерства разных стран и народов я не буду развивать эту мысль и противоречить Вадиму Багатурии в вопросах политики.

Уверен, что квалифицированный адвокат Вадим Багатурия способен предложить доверителю юридическую помощь, которая будет оказана на высоком профессиональном уровне. Но я не понимаю, почему мы должны лишать доверителя возможности выбора, искусственно занижая конкуренцию, которая, как известно, является двигателем развития? В конце концов, почему бы не предоставить доверителю возможность выбора. Или мы опять не доверяем собственному народу, считая, что законодатель сам может сделать за него выбор, услугами каких именно юристов ему пользоваться. А ведь именно с помощью таких аргументов о глупом народе, не способном принимать правильные решения, наши законодатели и правоохранители так любят клеймить и ограничивать суд присяжных. Хотите, напомню, что мы получили в результате, и в каких судах предпочитают судиться все наши бизнесмены? К сожалению, в тех самых, «враждебных» лондонских.

Уважаемый Вадим, давай представим, что ты, как потребитель, в силу собственного субъективного восприятия любишь ездить на иностранных автомобилях, поскольку по каким-то собственным критериям считаешь, что они лучше отечественных. И вдруг некто сверху заявляет тебе, что отныне на иностранных автомобилях ты ездить не будешь, поскольку их производят во враждебных нашей стране государствах, а предстоит тебе пользоваться автомобилями отечественными, которых ты по каким-то своим критериям считаешь некачественным. Как ты думаешь, понравится ли тебе, как потребителю, подобное решение власти? Лично мне бы не понравилось. Только, пожалуйста, не думай, что это сравнение тебя как юриста с отечественным автопромом. Это всего лишь пример ошибочного ограничения конкуренции, связанного с лишением других людей права выбирать, под видом неких важных ценностей, которые далеко не все люди могут разделять.

И еще немного о конкуренции. Полагаю, что нам, отечественным юристам, в части знаний и практики в различных отраслях российского права есть, что предложить своим доверителям, но в области построения юридического бизнеса, выстраивания клиентских и партнерских отношений, документального оформления деятельности юридической фирмы мы от своих иностранных коллег, к сожалению, отстаем и отстаем весьма прилично. Российский юридический рынок пока еще слишком молод, а потому нам есть чему учиться. Ограничение же деятельности иностранных юридических фирм приведет только к тому, что мы продолжим находиться на дремучем уровне в той области, в которой пока что безраздельно отстаем. Учиться будет не у кого. А если не учиться, то и развиваться не получится. У меня пока что желание учиться не пропало, и мне бы хотелось и дальше наблюдать за механизмами функционирования старейших и авторитетнейших юридических фирм, при необходимости копируя для себя какие-то ценные наработки.

Я уж не говорю о возможности дальнейшего оттока из страны иностранного бизнеса, который приводит за собой обслуживающий этот бизнес иностранные юридические фирмы и который в случае запрета деятельности данных фирм может посчитать и свое присутствие в России рискованным. А отток бизнеса означает отток денег, и думаю, что объем такого оттока значительно превысит озвученную автором публикации цифру в 2 миллиарда долларов США (полагаю, цифра весьма завышена), которые, по его мнению, тратятся в настоящее время на оплату услуг иностранных юридических фирм.

Вадим, я не сомневаюсь, что ты с учетом имеющегося опыта и познаний можешь гарантировать качественное импортозамещение на рынке юридических услуг, но, мне кажется, с учетом имеющихся проблем в российской правовой системе, в особенности в области уголовного судопроизводства, было бы целесообразно сконцентрироваться на другом направлении законопроектной деятельности, а не заниматься борьбой с несуществующими врагами и искусственным ограничением конкуренции.

Рассказать: