×

Изменение запретов при домашнем аресте

Допустимо ли произвольное изменение порядка исполнения постановления суда об избрании меры пресечения?
Постникова Мария
Постникова Мария
Адвокат АП Челябинской области, КА «Авангард» г. Челябинска

Часть 8 ст. 107 УПК РФ предоставляет возможность изменить запреты, установленные подозреваемому (обвиняемому) судом при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, посредством подачи ходатайства подозреваемого (обвиняемого), его защитника или законного представителя, а также следователя или дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело.

К таким запретам относятся: общение с определенными лицами, отправление и получение почтово-телеграфных сообщений и корреспонденции, использование средств связи и интернета. Предыдущая редакция данной статьи УПК (ред. от 19 февраля 2018 г.) также предоставляла возможность установить ограничения на выход подозреваемого (обвиняемого) за пределы жилого помещения.

Читайте также
ЕСПЧ напомнил, что домашний арест также является ограничением свободы и требует обоснованности его применения
Европейский Суд посчитал, что причины, на которые ссылались национальные суды для назначения и продления меры пресечения, были стереотипными и абстрактными
17 Января 2022 Новости

Отличительной особенностью ч. 8 ст. 107 УПК является то, что ходатайство об изменении запретов следует направлять в суд, а не следователю или дознавателю, несмотря на то, что по общему правилу порядок избрания домашнего ареста регламентирован ст. 1081 УПК, которой установлено, что ходатайство об избрании меры пресечения заявляется в суд либо следователем с согласия руководителя следственного органа либо дознавателем с согласия прокурора.

Вместе с тем на практике мне пришлось столкнуться с иным толкованием данной нормы: подача такого ходатайства непосредственно в суд невозможна.

Так, мною было подано ходатайство в районный суд об изменении запретов, установленных подзащитному при избрании меры пресечения домашнего ареста. При этом само постановление об избрании меры пресечения в апелляционном порядке не обжаловалось.

Письмом председателя районного суда ходатайство было возвращено без рассмотрения. В обоснование возврата суд указал, что постановление об избрании обвиняемому меры пресечения вступило в законную силу и произвольное изменение порядка его исполнения недопустимо.

Я обжаловала данное письмо в вышестоящий суд со следующими доводами.

В соответствии с ч. 1 ст. 120 УПК ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу. Согласно ч. 2 ст. 119 Кодекса оно заявляется дознавателю, следователю либо суду (учитывая, что положения ч. 8 ст. 107 УПК являются специальной нормой по отношению к ч. 2 ст. 119, такое ходатайство должно быть заявлено именно в суд).

Отмена всех или отдельных назначенных судом ограничений и запретов во время нахождения подозреваемого (обвиняемого) под домашним арестом относится к исключительной компетенции суда (ч. 8 и 11 ст. 107 УПК). При этом если бы следователь или дознаватель рассмотрели такое ходатайство по существу, они бы вышли за пределы полномочий, предоставленных им УПК, поскольку рассмотрение ходатайств об изменении запретов определенных действий в рамках домашнего ареста относится, как отмечалось выше, к исключительной компетенции суда.

Более того, полагаю, что даже если судом апелляционной инстанции рассматривался вопрос законности и обоснованности установления запретов при обжаловании постановления об избрании домашнего ареста, это не препятствует подаче ходатайства об изменении запретов в суд, поскольку обстоятельства, послужившие основанием для их установления, могли измениться.

Вышестоящий суд согласился с указанными доводами, и письмом председателя областного суда мое ходатайство было направлено в районный суд для рассмотрения по существу.

Впоследствии оно было рассмотрено тем же судьей первой инстанции, который ранее отказался его рассматривать, но в удовлетворении заявленных требований тоже было отказано по причине отсутствия изменений в обстоятельствах, существовавших на момент избрания меры пресечения.

На данное постановление была подана апелляционная жалоба, поскольку, во-первых, отсутствие изменений в обстоятельствах, существовавших на момент избрания меры пресечения, не свидетельствует о необходимости сохранения запретов в дальнейшем. Во-вторых, при рассмотрении ходатайства суд не исследовал вопрос о том, имеет ли обвиняемый возможность приобретать продукты питания, предметы первой необходимости, утилизировать бытовые отходы, получать иные бытовые услуги, не покидая жилого помещения, в то время как подзащитный не состоит в браке. Следовательно, обвиняемый фактически не имел возможности реализовать естественные права человека.

Судом апелляционной инстанции были исследованы указанные обстоятельства, приняты доводы апелляционной жалобы и в итоге вынесено решение об удовлетворении ходатайства и отмене обвиняемому части запретов и ограничений.

Таким образом, в случае необходимости снять запреты, установленные при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, например на общение с определенными лицами, почтово-телеграфные отправления, использование средств связи и интернета, сторона защиты имеет возможность заявить соответствующее ходатайство в суд.

Если же необходимо изменить ограничения на выход подзащитного за пределы жилого помещения, в данном случае представляется целесообразным ходатайствовать об изменении меры пресечения (с домашнего ареста на запрет определенных действий) следователю или дознавателю, в производстве которого находится дело. Данный вывод обусловлен тем, что ч. 7 ст. 107 УПК в действующей редакции не содержит указания на то, что суд при избрании меры пресечения может запретить или ограничить выход подозреваемого (обвиняемого) за пределы жилого помещения. С учетом того, что согласно ч. 1 ст. 107 Кодекса домашний арест заключается в изоляции от общества (в предыдущей редакции нормы указывалось «частичная или полная изоляция»), выход за пределы жилого помещения предполагается априори, без необходимости устанавливать дополнительный запрет.


1 Часть 3 ст. 107 УПК отсылает к ст. 108 Кодекса.

Рассказать:
Другие мнения
Краснова Мария
Краснова Мария
Руководитель практики страхования АБ КИАП
Страхование строительно-монтажных рисков
Страховое право
Опровержение мифа о страховании «от всех рисков»
02 Августа 2022
Авдеева Екатерина
Авдеева Екатерина
Руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов «Деловая Россия», адвокат АП г. Москвы
Условия содержания под стражей: тенденции к улучшению
Уголовно-исполнительное право
О новых вступивших в силу правилах внутреннего распорядка СИЗО и пенитенциарных учреждений
29 Июля 2022
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, руководитель практики по семейным и наследственным делам МКА «ГРАД», медиатор, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Укрепление защиты семьи путем защиты родительства
Семейное право
Проект поправок в Семейный кодекс требует широкого обсуждения
28 Июля 2022
Осипова Светлана
Осипова Светлана
Партнер Osipov Legal
Временные, но необходимые меры
Гражданское право и процесс
Основные законодательные изменения в области валютного регулирования и ВЭД
27 Июля 2022
Лапшина Анна
Лапшина Анна
Юрист практики IP и IT BIRCH LEGAL
Параллельный импорт: норма временная и не для всех товаров
Право интеллектуальной собственности
Особенности применения закона о легализации параллельного импорта в России
13 Июля 2022
Краснова Мария
Краснова Мария
Руководитель практики страхования АБ КИАП
Страхование строительно-монтажных рисков
Страховое право
Опровержение мифа о страховании «от всех рисков»
12 Июля 2022
Яндекс.Метрика