×

Изобретатели – не субъекты спора о действительности патента при оспаривании патентоспособности

Какие риски несет принятие поправок в ст. 1248 ГК
Залесов Алексей
Залесов Алексей
Адвокат АП г. Москвы, патентный поверенный, управляющий партнер АБ «А. Залесов и партнеры», к.ю.н.

Как ранее писала «АГ», Правительство РФ внесло в Госдуму проект поправок в ст. 1248 ГК РФ (законопроект № 390361-8), согласно которому п. 2 данной статьи предлагается дополнить абзацем о том, что в случае рассмотрения спора в административном порядке расходы, связанные с соблюдением такого порядка, подлежат возмещению стороне, в чью пользу принято решение, другой стороной спора.

Читайте также
Предложено предусмотреть механизм возмещения расходов при рассмотрении споров в Роспатенте
Согласно законопроекту, расходы, связанные с соблюдением административного порядка, подлежат возмещению стороне, в чью пользу принято решение, другой стороной спора
04 июля 2023 Новости

Указанные поправки разработаны во исполнение Постановления Конституционного Суда РФ от 10 января 2023 г. № 1-П1, определившего, что расходы, понесенные стороной в ходе административного разбирательства спора о предоставлении правовой охраны результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации, могут быть отнесены – в случае оспаривания решения, принятого Роспатентом, в суде – на проигравшую сторону по правилам возмещения судебных расходов, предусмотренным АПК РФ.

Читайте также
КС постановил предусмотреть механизм возмещения расходов при рассмотрении споров в Роспатенте
До внесения изменений расходы, понесенные стороной в ходе административного разбирательства, могут быть отнесены – в случае оспаривания принятого Роспатентом решения в суд – на проигравшую сторону по правилам, предусмотренным АПК
16 января 2023 Новости

Согласно ст. 1398 ГК изобретатели не участвуют в административном споре о действительности патента, рассматриваемом в Роспатенте. Сторонами данного спора являются патентообладатель и лицо, подавшее возражение. Кроме того, возражение в период действия патента может быть подано любым лицом, то есть закон не требует наличия заинтересованности в качестве условия правомерной подачи возражения.

Представляется, что КС не учел данный аспект и ошибочно мотивировал указанное постановление необходимостью защиты прав изобретателей, которые, согласно требованиям закона, не являются субъектами спора о действительности патента при оспаривании патентоспособности.

Принятие законопроекта № 390361-8 в предложенной редакции значительно повысит издержки лиц, оспаривающих действительность патентных монополий в Роспатенте. Следует учитывать, что в абсолютном большинстве случаев (до 80%) Роспатент по таким возражениям отказывает. Соответственно, с высокой вероятностью значительное увеличение финансового бремени лиц, подающих возражение, повлечет сокращение практики оспаривания патентов компаниями малого и среднего бизнеса, а также частными лицами.

Можно также отметить, что ни в одной иностранной патентной системе не предусмотрено взыскание издержек, понесенных сторонами в административном споре о действительности патента на изобретение (частичная компенсация возможна в ряде стран только в спорах о регистрации товарного знака). Более того, в ряде юрисдикций – например, в Европейском патентном ведомстве, – допускается подача возражения против выданного патента без раскрытия лица, его подающего (т.н. «возражение соломенного пугала» – strawman opposition (англ.)).

Спорная фабула, обосновывающая необходимость принятия Постановления от 10 января 2023 г. № 1-П, сформулирована следующим образом: «Частная собственность, включая интеллектуальную, охраняется законом, а на Правительство Российской Федерации возложена задача обеспечивать государственную поддержку научно-технологического развития России, сохранение и развитие ее научного потенциала ˂…˃ что невозможно без создания механизма эффективной и при этом доступной защиты прав изобретателей (здесь и далее выделено мной. – А.З.) и других обладателей прав на результаты интеллектуальной деятельности…».

Как было отмечено, в действительности изобретатели (авторы изобретений, полезных моделей и промышленных образцов), которым КС посчитал необходимым оказать поддержку путем возмещения затрат на административный процесс, в нем никогда не участвуют.

Вообще патентные права как права «изобретателей, развивающих научно-технический потенциал», – распространенный миф патентного права. Реальная, а не мифическая патентная система направлена на защиту прав патентовладельцев (зачастую крупных монополистических корпораций), а не изобретателей. Правильно работающая патентная система способствует росту экономики за счет концентрации капитала на защищенных патентом новых технологиях, а не защите прав изобретателей, являющихся ее минимальными бенефициарами, получающими обычно небольшое вознаграждение от работодателей-патентовладельцев или по первоначальной сделке об уступке прав по патентной заявке.

При принятии столь радикального законопроекта целесообразно учитывать тот факт, что большинство действительно эффективных патентных монополий в России (приносящих сверхприбыль в фармацевтике, электронике, машиностроении, химической промышленности и ряде других ключевых отраслей) принадлежат ведущим транснациональным компаниям, а не отечественным фирмам и уж точно не российским изобретателям.

Важно отметить, что правомерность неучастия изобретателей в административных спорах в Роспатенте являлась предметом рассмотрения в 2009 г. во всех инстанциях Верховного Суда РФ. Тогда Кассационная коллегия ВС по заявлению изобретателей Зеновича С.М. и Стрельца Б.Х. проверяла на соответствие закону и Конституции РФ действовавшие на тот момент правила рассмотрения административных споров в Палате по патентным спорам Роспатента, которыми не предусматривалось участие изобретателей.

В Определении от 26 мая 2009 г. № КАС09-244 Верховный Суд подробно разъяснил, что изобретатели правомерно не привлекаются Роспатентом к участию в административном споре, поскольку их права в административном споре никак не затрагиваются: «Статьей 1347 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что автором изобретения, полезной модели или промышленного образца признается гражданин, творческим трудом которого создан соответствующий результат интеллектуальной деятельности.

При этом в данной статье не предусмотрено, что право автора зависит от выдачи патента на изобретение, данное право, как правильно указал суд в решении, возникает у гражданина в силу самого факта создания его творческим трудом соответствующего результата творческой деятельности».

Коллегия судей ВС также указала, что в соответствии со ст. 1356 ГК право авторства, – то есть право признаваться автором изобретения, полезной модели или промышленного образца, – неотчуждаемо и непередаваемо, в том числе при передаче другому лицу или переходе к нему исключительного права на изобретение, полезную модель или промышленный образец и при предоставлении другому лицу права его использования. При этом право на получение патента на изобретение первоначально принадлежит автору изобретения и может быть передано автором изобретения другому лицу, которое несет риск непатентоспособности, если иное не предусмотрено соглашением об отчуждении такого права (ст. 1345 и 1357 Кодекса).

Кассационная коллегия ВС учла, что ГК, определяя процедуру получения патента на изобретение, уполномочивает лицо, обладающее правом на получение патента (заявителя), совершать все необходимые для этого действия и придает юридическое значение действиям данного лица.

В результате Верховный Суд однозначно определил: «Такого рода споры затрагивают только имущественные права лица, имеющего право на получение патента, либо патентообладателя, и на права автора не влияют».

Как специалист, активно практикующий по делам об оспаривании действительности патентов в административном порядке, оцениваю законопроект крайне негативно. Принятие поправок в предложенной редакции нанесет значительный вред патентной системе РФ, приведет к резкому сокращению практики оспаривания патентов в Роспатенте, так как в большинстве таких споров (до 80%) решения выносятся в пользу монополистов-патентообладателей, располагающих значительными ресурсами на защиту их патентной монополии.

Законопроект противоречит сути патентной системы, которая состоит в предоставлении ограниченной во времени монополии на использование определенного объекта патентообладателю (заявителю по патентной заявке, а не изобретателю), но при этом обязательно требуется максимально свободная и простая процедура проверки законности установления патентной монополии. Как неоднократно указывал Суд по интеллектуальным правам, лицо, подающее возражение против действительности патента, действует как в своем интересе, так и в интересе общества. Этот очевидный вывод об общественной потребности в проверке законности патентной монополии вытекает из того, что монополия приводит к установлению завышенных цен, а незаконная монополия делает эти завышенные цены незаконными.

Так в Постановлении Президиума Суда по интеллектуальным правам от 2 декабря 2016 г. по делу СИП-219/2016 указано: «Возможность оспаривания патента в период своего действия, помимо частного интереса, который может быть у лица, подающего возражение, преследует также публичный интерес, заключающийся в том, чтобы неправомерно выданные патенты не препятствовали развитию науки и ведению третьими лицами деятель­ности с использованием неохраноспо­собных технических решений. Поэто­му оспаривание патентов допускает­ся любыми лицами в период срока их действия. Такой публичный интерес сохраняется, пока сохраняется дей­ствие патента или возможность его восстановления».

Спор о действительности патента в Роспатенте не является в чистом виде гражданско-правовым спором двух лиц. Он также не является полностью состязательным процессом равноправных сторон. Это прямо следует из наличия публичного интереса в проверке законности установления монополии, а также из того, что Роспатент, согласно действующим правилам, имеет ряд полномочий, не характерных для независимого арбитра (в частности, проведение дополнительного патентного поиска, выдвижение новых доводов по своей инициативе и пр.).

Равноправия и состязательности в полном объеме в этом административном споре быть не может, на мой взгляд, еще и потому, что Роспатент является «судьей в своем деле», так как пересматривает собственное решение о выдаче патента. Специалисты знают, что от Роспатента в рассмотрении дела участвует не только Коллегия, рассматривающая спор в качестве «арбитров», но и эксперт отраслевого отдела Федерального института промышленной собственности (ФИПС), принявший решение о выдаче оспариваемого патента. Этот сотрудник подведомственной Роспатенту организации и коллега лиц, принимающих решение по спору, всегда защищает действительность выданного им патента. Можно ли в такой ситуации утверждать о равноправии сторон и состязательности?

Следует констатировать, что в случае принятия законопроекта в большинстве случаев с лица, оспаривающего патент, будут взыскиваться значительные суммы издержек патентовладельца, в результате чего пострадают прежде всего малые и средние отечественные предприятия, для которых оспаривание действительности патента – шанс выйти на рынок. Теперь такая попытка будет для них очень рискованной, ибо в случае неудачи (такой результат более чем вероятен) им придется возмещать расходы патентовладельца. Как отмечалось, большинство рыночно значимых патентов в России принадлежат крупнейшим иностранным компаниям, а в области фармацевтики и электроники – крупнейшим американским и европейским корпорациям. Таким образом, можно утверждать, что принятие обсуждаемых изменений в закон несет риски существенного усиления позиций ведущих игроков из западных стран на отечественном рынке и однозначно ухудшит положение их российских оппонентов.


1 «По делу о проверке конституционности статьи 15 и пункта 2 статьи 1248 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 106 и части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью “НИКА-ПЕТРОТЭК”».

Рассказать:
Другие мнения
Антонова Екатерина
Антонова Екатерина
Адвокат АП Краснодарского края, КА «Антонова и партнеры»
Судебную защиту для бизнеса предлагается упростить
Арбитражный процесс
О законодательной инициативе передать споры с участием самозанятых лиц и ИП в арбитражные суды
20 июня 2024
Михайловская Елена
Михайловская Елена
Адвокат АП Московской области, советник уголовно-правовой практики ALLIANCE LEGAL CG
Правовые последствия для операторов в случае утечки персональных данных
Производство по делам об административных правонарушениях
Законопроектные инициативы
20 июня 2024
Арутюнян Овагим
Арутюнян Овагим
Адвокат АП Ставропольского края
Баланс публично-правовых интересов должен соблюдаться
Уголовное право и процесс
Дополнительные правовые возможности недопустимо создавать в ущерб интересам других лиц
20 июня 2024
Смык Константин
Адвокат АП Свердловской области, Коллегия адвокатов «Свердловская областная гильдия адвокатов»
Об обратной силе уголовно-процессуального закона
Уголовное право и процесс
Применяемая действующая уголовно-процессуальная норма не может вступать в противоречие со ст. 54 Конституции РФ
20 июня 2024
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, медиатор Центра медиации при РСПП, доцент Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Врачебная тайна как препятствие для эффективного осуществления адвокатской деятельности
Медицинское право
Не допускать расширительного толкования понятия врачебной тайны
20 июня 2024
Старчиков Михаил
Старчиков Михаил
Полковник юстиции запаса, практикующий юрист
Адвокатский запрос и врачебная тайна
Медицинское право
Как соблюсти баланс интересов?
20 июня 2024
Яндекс.Метрика