×

На днях в АП Ставропольского края пришел молодой следователь. Обычно его соратники направляют в палату разные бумаги с просьбами или требованиями, а тут следователь приехал лично, причем из соседнего района. Несложно было догадаться, что причина визита ответственная и деликатная.

Сразу с порога следователь в ультимативной форме заявил, что ему «нужен адвокат для производства следственного действия». Такое начало меня не удивило, поскольку адвокаты сегодня всем нужны, в палате дефицита в них не наблюдается – более 1800 человек готовы выступить в защиту нуждающихся.

«А в чем проблема?» – спросил я. Ответ начинающего Пинкертона заставил меня оставить в покое компьютерную «мышку» и все внимание сосредоточить на госте. «Мне нужен адвокат, но только мужского пола», – уверенно ответил он.

Когда граждане выбирают адвоката, они, конечно, вправе учитывать его пол. Например, в бракоразводном процессе истице лучше довериться женщине-адвокату, которая уже проходила эту неприятную стадию в своей жизни и лучше поймет доверительницу, чем мужчина-адвокат, чьи скрытые симпатии могут принадлежать ответчику.

Мне очень хотелось выяснить у следователя, какое значение может иметь пол адвоката при проведении следственного действия. Следователь пояснил, что у обвиняемого есть адвокат по соглашению, причем женского пола. Когда я поинтересовался, почему на следственное действие не приглашается адвокат по соглашению, а требуется адвокат по назначению, ответ сразил меня наповал: «Не могу, она же женщина!»

«Неужели спустя 110 лет все повторяется?» – подумал я.

Напомню, что 5 ноября 1909 г. первая женщина-адвокат в Российской Империи Екатерина Абрамовна Флейшиц приняла участие в своем первом судебном процессе. Прокурором был тогда заявлен протест относительно участия в процессе женщины в качестве адвоката. Определением суда участие Флейшиц было признано возможным, однако прокурор отказался от выступления и покинул заседание.

В связи с этим министр юстиции того времени Иван Щегловитов обратился с запросом в Сенат, который разъяснил, что под «лицами, окончившими юридический факультет одного из университетов и имеющими право быть адвокатами, разумелись в русском законе исключительно лица мужского пола».

История также помнит имя одиозного члена Государственного Совета протоирея Тимофея Буткевича, который в 1911 г. возражал против занятия женщин адвокатской деятельностью, ссылаясь на неполноценность слабого пола, ибо Господь сотворил Еву всего лишь из ребра Адама.

К сожалению, адвокатская карьера для Екатерины Флейшиц на этом завершилась.

Спустя более века в Российской Федерации успешно трудятся более 33,7 тыс. адвокатов- женщин (порядка 42% от общей численности), и никаких проблем до этого дня вроде бы не возникало. Напротив, адвокатура давно поняла, что без женщин она существовать не может.

Найдя в себе силы, я встал и, выступая теперь уже адвокатом десятков тысяч коллег женского пола, выпалил молодому следователю: «Вы что, сексист? Откуда такая ненависть к прекрасному полу?»

И тут следователь меня порадовал, сказав, что к женщинам он на самом деле относится хорошо и даже их любит, но ему нужно проводить личный обыск у мужчины-обвиняемого, который полгода содержится в следственном изоляторе, в связи с чем необходим именно адвокат-мужчина.

Успокоившись в части женщин, я задумался над тем, какой смысл проводить личный обыск у «сидельца», которого при поступлении в СИЗО, а затем почти ежедневно в течение полугода досматривают. Оказалось, следователю нужны биологические материалы, для чего потребуется обнажение обвиняемого. Но причем тут личный обыск, если необходимо получение образцов для сравнительного исследования? Сообщив об этом следователю, я услышал убедительное, с его точки зрения, объяснение о том, что соответствующее письменное указание он получил от прокурора.

Что же касается требования следователя о предоставлении ему адвоката мужского пола, возникла интересная процессуальная ситуация. В соответствии с ч. 3 ст. 184 УПК РФ «Личный обыск лица производится только лицом одного с ним пола и в присутствии понятых и специалистов того же пола, если они участвуют в данном следственном действии». Как видим, в статье перечислили всех лиц, которые должны быть одного пола с обыскиваемым, но про адвоката-защитника забыли. В то же время согласно требованиям ч. 2 ст. 202 УПК РФ «При получении образцов для сравнительного исследования не должны применяться методы, опасные для жизни и здоровья человека или унижающие его честь и достоинство».

На требование о присутствии лиц только одного пола с обыскиваемым при производстве данного следственного действия не указано вообще, а предусмотрена норма общего характера – такая же, как в ч. 1 ст. 9 УПК РФ: «В ходе уголовного судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья».

Можно, конечно, рассуждать о процессуальной аналогии и распространить этическое условие при личном обыске на все иные следственные действия. Но значит ли это, что выбранный адвокат иного пола, чем подзащитный, не вправе участвовать в конкретном следственном действии? Что в таком случае будет иметь приоритет: право на защиту или право на запрет действий, унижающих человеческое достоинство? Какой нормой УПК необходимо руководствоваться при назначении защитника, когда другой защитник по соглашению уже участвует в деле? И как быть, если обвиняемый-мужчина не возражает против участия адвоката-женщины в подобных следственных действиях и не считает это нарушением его процессуальных прав?

Веселая, на первый взгляд, ситуация породила серьезные вопросы.

Не имея на них однозначных ответов из-за пробелов в законодательстве, пришлось разъяснить следователю, что вызывать адвоката по соглашению на следственное действие он обязан, а деликатных нюансов можно легко избежать – адвокат-женщина просто отвернется в тот момент, когда следователь станет изымать у обвиняемого интересующие его объекты. В случае если будут допущены нарушения закона, адвокат сможет заявить об этом как устно, так и письменно.

Следователь уехал, а вопросы остались…

Рассказать:
Другие мнения
Бушманов Игорь
Бушманов Игорь
Адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ»
К юбилею Великой Победы
Адвокатура
Памятная медаль адвокатуры
19 Мая 2020
Ахундзянов Сергей
Ахундзянов Сергей
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР»
У халатности высокая цена
Адвокатура, государство, общество
Процессуальные действия при несоблюдении требований Роспотребнадзора создают угрозу массового заражения COVID-19
18 Мая 2020
Дёмин Илья
Дёмин Илья
Адвокат, председатель Пермского филиала Московской коллегии адвокатов «Ульпиан»
Либо адвокат, либо депутат?
Правовые вопросы статуса адвоката
О поправке в Закон об адвокатуре, запрещающей совмещать статусы адвоката и депутата на непостоянной основе
15 Мая 2020
Махов Кирилл
Махов Кирилл
Адвокат АБ «ЗКС»
Самоизоляция: не только ограничения, но и новые возможности
Адвокатура, государство, общество
Личный опыт решения проблемы «эмоционального выгорания»
08 Мая 2020
Скабелина Лариса
Скабелина Лариса
К.психол.н., доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
«Эмоциональное выгорание» на самоизоляции: не допустить перегрузки
Адвокатура, государство, общество
Как адвокату психологически подготовиться к работе в новых условиях
06 Мая 2020
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Честь дороже!
Защита прав адвокатов
О защите адвокатской тайны при проведении ОРМ
28 Апреля 2020