×
Иванчин Артём
Иванчин Артём
Адвокат АП Ярославской области, д.ю.н., профессор, член Общественной палаты ЯО
5 апреля 2017 г. на парламентских слушаниях, состоявшихся в Совете Федерации, Центр стратегических разработок представил Концепцию уголовно-правовой политики на период до 2025 г. «Уголовная политика: дорожная карта (2017–2025 гг.)» (далее – Дорожная карта). Авторы этого документа известны специалистам в области уголовного права как профессионалы своего дела, мы общаемся на различных конференциях и симпозиумах, вот и 6 апреля этого года с большинством из них мне довелось увидеться на IV Московском юридическом форуме, прошедшем в стенах МГЮА.

Единая уголовная политика на сегодня отсутствует
Постановка вопроса о необходимости принятия Концепции уголовной политики отнюдь не нова. Современное состояние уголовного законодательства России характеризуется отсутствием четко обозначенных и принятых на соответствующем уровне концептуальных основ его формирования. Это порождает внесение многочисленных непоследовательных, а порой и противоречивых изменений в действующий УК РФ. Поэтому есть все основания согласиться с тезисом авторов Дорожной карты о том, что «единая уголовная политика (или по меньшей мере общая линия такой политики) на сегодня в Российской Федерации отсутствует, а тактическая уголовная политика находится в состоянии хаоса».

Очевидно, что исправление сложившейся ситуации немыслимо без разработки и принятия программного документа, который определил бы хотя бы среднесрочную перспективу развития отечественного уголовного права. Именно по этой причине несколько лет тому назад по инициативе Общественной палаты РФ был подготовлен и после обсуждения одобрен, пожалуй, первый вариант такого документа в новейшей истории нашей страны – «Концепция уголовно-правовой политики Российской Федерации». После этого различными рабочими группами и коллективами предлагались собственные варианты подобных документов. Целесообразность разработки и предполагаемое содержание Концепции уголовной политики были обсуждены уже по инициативе Верховного Суда РФ 2 марта 2017 г. в рамках научно-практической конференции «Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство России: основные проблемы применения и направления совершенствования», в которой довелось принять участие и автору этих строк. Таким образом, анализируемый документ – очередной вариант Концепции уголовной политики, принятие которой давно назрело.

Три стратегических этапа
Надо признать, что составителями этой новой Концепции, а точнее Дорожной карты, проделана большая работа. В качестве трех стратегических этапов развития и реализации уголовной политики в нашей стране до 2025 г. названы: 1) гуманизация законодательства и практики (2017–2018 гг.), 2) систематизация уголовно-правового поля (2019–2021 гг.) и 3) новая пенализация, то есть пересмотр наказуемости деяний (2022–2025 гг.). Данные этапы предполагают постепенное видоизменение российского уголовного права и являются, по образному выражению разработчиков Дорожной карты, «его “ползучейˮ реформой».

Многие из положений, сформулированных авторами Дорожной карты применительно к каждому из этих этапов, заслуживают или одобрения, или по меньшей мере дальнейшего обсуждения. Так, трудно не поддержать рекомендации о расширении применения наказаний, альтернативных лишению свободы (о чем давно и убедительно говорится). Действительно, резервы уголовных штрафов и трудонаказаний (обязательных и иных работ) сегодня в России исчерпаны далеко не в полной мере (о чем, среди прочего, свидетельствует анализ зарубежного опыта). Есть резон, на мой взгляд, и в последовательном внедрении принципа максимального благоприятствования лицу, впервые совершившему преступление. По мнению разработчиков Дорожной карты, в этом плане можно ввести запрет на назначение наказания в виде лишения свободы лицам, впервые совершившим преступления небольшой или средней тяжести.

Для систематизации уголовного законодательства предлагается обеспечить реализацию принципа системности в криминализации и декриминализации, а также использовать единую терминологию как внутри уголовного закона, так и в его соотношении с иными нормативными актами. В соответствии с Дорожной картой, в обозримой перспективе должна быть осуществлена декриминализация ряда деяний, не представляющих большой общественной опасности.

Наконец, авторы Дорожной карты небезосновательно ратуют за новую пенализацию. В ее основу, по их мнению, должна быть положена идея экономии уголовной репрессии. Современное общество не может преследовать наказанием все совершенные преступления. Оно должно применять иные меры уголовно-правового характера, в особенности в приложении к незначительным преступлениям, не требующим жесткой репрессии. Развитие иных мер уголовно-правового характера может двигаться в сторону пробации, медиации, восстановительного правосудия и т.п. Кроме того, как справедливо отмечают авторы, действующая система санкций статей Особенной части УК РФ, построенная изначально на выверенных моделях, разбалансирована в результате многочисленных поправок последних лет.

В завершение в Дорожной карте показана взаимосвязь уголовного права со смежными отраслями криминального цикла. Авторы, как представляется, правы в том, что «уголовная политика в ее комплексном понимании предполагает также параллельный анализ и при необходимости корректировку уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства». Действительно, уголовное право существует лишь в процессуальных формах и завершает свое существование в рамках институций уголовно-исполнительной системы. В связи с этим в Дорожной карте предлагается ряд частных корректировок УПК РФ, нацеленных на устранение обвинительного уклона в деятельности правоохранительных органов и судов. Среди перспективных шагов в сфере уголовно-исполнительного права предусматриваются, в частности, расширение круга лиц, отбывающих наказание в колонии-поселении, за счет облегчения процедуры перевода в эти колонии; реформирование условий и порядка условно-досрочного освобождения от отбывания наказания за счет сокращения исходных порогов, смягчения условий освобождения в части обязанности возмещения причиненного вреда, смягчения требований ст. 175 УИК РФ.

Рассуждения вслух
В целом положительно оценивая труд разработчиков Дорожной карты, хотелось бы заострить внимание на двух принципиальных небесспорных ее моментах (спорить по частностям нет смысла: здесь, как обычно, много поводов для дискуссии).

Во-первых, отдавая должное трендовости наименования представленного документа («дорожная карта»), как раз дорожной картой его назвать сложно. Последняя в традиционном понимании есть пошаговый сценарий развития чего-либо, в нашем случае – отечественного уголовного права. Анализируемый же документ даже по своей структуре не похож на четкий план стабилизации ситуации в сфере уголовного законотворчества. В нем оценивается состояние уголовного законодательства и показывается неудовлетворенность уголовной политикой, рассматриваются предлагаемые новеллы и т.д. Намечены, правда, три временных этапа, но даже их выделение небесспорно. Непонятно, почему гуманизация предшествует систематизации, а последняя – пенализации. Эти содержательные процессы по приведению в порядок качества УК РФ вполне сочетаемы, более того, целесообразна их параллельная реализация. Да и сам перечень этих направлений повышения качества УК РФ вряд ли можно назвать полным: есть потребность в укреплении межотраслевых связей, ужесточении репрессии за отдельные виды преступлений (гуманизм не может быть огульным) и т.д.

Но дело даже не в этом, а в том, что многие положения Дорожной карты напоминают рассуждения вслух, когда авторы приводят доводы за и против той или иной идеи, различные мнения ученых и практиков. Показательны в этом плане мысли разработчиков Дорожной карты об уголовном проступке. С одной стороны, они вроде бы за его введение, цитирую: «Право уголовных проступков должно занять свое особое место в структуре права публичных правонарушений в России», «к уголовным проступкам могут быть отнесены все преступления небольшой тяжести, а также выборочно преступления средней тяжести…» и т.д. И даже предложен в схематичном виде модельный вариант кодекса уголовных проступков. С другой стороны, также цитирую: «Основной риск реализации этой идеи: создание права уголовных проступков может стать простым переименованием области уголовного права без значимого содержательного наполнения». И итог: «Возможны несколько решений вопроса: 1. Отказавшись от введения уголовных проступков, четче разграничить сферы Уголовного кодекса и Кодекса об административных правонарушениях. Очевидным плюсом такого подхода является сохранение традиционной системы; минусом – отсутствие промежуточной категории криминальных деликтов... 2. Параллельно с введением категории уголовного проступка включить в эту категорию наиболее тяжкие административные правонарушения…» Дорожной картой эти рассуждения назвать трудно, что не умаляет их научно-практической ценности.

Во-вторых, справедливо указав на генетическую взаимосвязь уголовного, процессуального и исполнительного права, авторы, на мой взгляд, не сделали главного вывода, который буквально напрашивается из их документа. На страницах 16–20 Дорожной карты обсуждаются идеи подготовки и принятия новых УК, УПК и УИК, анализируются доктринальные наработки в этой сфере. И хотя они с осторожностью отнеслись к самой идее разработки нового УК, очевидно, что реализация всех их предложений возможна путем принятия либо нового УК, либо новой его редакции. Однако фрагментарно, точечными правками полноценную гуманизацию и систематизацию с пенализацией не осуществить. В равной мере наивно рассчитывать на успех проводимой политики в сфере борьбы с преступностью, если она будет реализовываться путем модернизации только УК РФ. Требуется комплексная программа совершенствования всех кодексов криминального цикла: разработка либо новых УК, УПК и УИК, либо новых их редакций в «пакете». Только принятие их «пакетным способом» позволит изменить ситуацию в лучшую сторону. Так, в прошлом году мне довелось побеседовать с одним из разработчиков проекта Общей части нового УИК. Спрашиваю его: а на какую систему наказаний вы ориентируетесь в написании нового УИК с учетом того, что идея уголовного ареста вроде бы себя изжила, три вида работ (исправительные, обязательные и принудительные) вкупе с ограничением по военной службе – неоправданный перебор трудонаказаний в лестнице наказаний и т.д.? Получаю ответ: действительно, в системе наказаний нужно многое модифицировать, но проект УИК рабочая группа вынуждена привязывать к существующей «системе координат», то есть к УК РФ в его современной редакции. Без комментариев. И в любом вопросе такая же картина. Например, если даже есть резон во введении в УК категории уголовного проступка (в чем сильно сомневаюсь), то нужно проработать и закрепить в УПК все особенности расследования и судебного рассмотрения дел данного рода, а в УИК – все особенности правового статуса осужденных за совершение таковых. Обеспечить цельность подобного регулирования возможно лишь при комплексном («пакетном») подходе к совершенствованию законодательства криминального цикла.

Резюмируя, подчеркну, что в целом представленная Дорожная карта уголовной политики – важный и нужный документ, содержащий массу прогрессивных положений, реализация которых придаст новый импульс развитию российского уголовного законодательства и уголовно-правовой доктрины.

Рассказать:
Другие мнения
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Исполнительный вице-президент адвокатской палаты Ставропольского края
Рекомендации адвокатам в случае «двойной защиты»
Участие в судопроизводстве по назначению
Как избежать нарушения права на защиту лица путем навязывания ему помощи назначенного защитника
18 Октября 2018
Кулакова Екатерина
Кулакова Екатерина
Юрист Общественного движения «Молодые юристы России»
Система обратного выкупа – buy-back
Гражданское право и процесс
Где применяется обратный выкуп и почему российским компаниям стоит насторожиться
10 Октября 2018
Чупров Анатолий
Чупров Анатолий
Помощник адвоката в МКА «ГРАД»
Важное за сентябрь
Гражданское право и процесс
Новые постановления Правительства РФ, подзаконные акты, акты высших судов в сфере гражданского, административного и налогового законодательства, арбитражного процесса
08 Октября 2018
Ванюков Сергей
Ванюков Сергей
Адвокат АП Чувашской Республики, группа проекта EVIDENCE SAKHALIN-2018
О вмешательстве в частную жизнь
Международное право
ЕСПЧ: «Частная жизнь» – не только дом, но и место работы и другие публичные места
04 Октября 2018
Курносов Сергей
Курносов Сергей
Адвокат ПА Нижегородской области, Нижегородской областной коллегии адвокатов
Учет протокола адвокатского опроса в качестве доказательства
Гражданское право и процесс
Суд обязан выносить на обсуждение сторон юридически значимые обстоятельства
03 Октября 2018
Мальбин Дмитрий
Мальбин Дмитрий
Адвокат юридической фирмы «ЮСТ», кандидат юридических наук
Индексация присужденных сумм с учетом индекса потребительских цен?
Гражданское право и процесс
Критерий добросовестности для решения этого вопроса вызывает сомнения
02 Октября 2018