×

«Первопроходцы» в противодействии семейно-бытовому насилию

Помочь решению проблемы могли бы законодательные инициативы субъектов РФ
Руднев Владимир
Руднев Владимир
Адвокат АП МО, ведущий научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, к.ю.н., доцент

На фоне мировой борьбы с пандемией коронавируса и усилий государства по устранению негативных последствий эпидемии ряд других, не менее значимых проблем, связанных с жизнью и здоровьем граждан, продолжают оставаться нерешенными. Это касается, в частности, «домашнего» насилия.

Читайте также
Для обсуждения опубликована предварительная редакция законопроекта о профилактике домашнего насилия
Члены рабочей группы по разработке проекта и эксперты «АГ» проанализировали документ и высказались о его плюсах и минусах
03 Декабря 2019 Новости

29 ноября 2019 г. Совет Федерации представил на общественное обсуждение законопроект о профилактике семейно-бытового насилия. Поступило свыше 11 тыс. поправок и предложений. Однако свет в конце «правового тоннеля» пока не виден, и нет уверенности в том, что законопроект будет принят в текущем году.

По поводу данного законопроекта высказываются различные точки зрения. Согласно одной из них, пока не будет «побеждена» пандемия коронавируса, судьба законопроекта не будет окончательно решена. При этом развернулись ожесточенные дискуссии о необходимости принятия законопроекта в принципе: некоторые усматривают в нем угрозу разрушения семьи, кто-то пытается придать ему идеологическую окраску.

Вместе с тем по данным статистики, потенциал агрессии в настоящее время весьма высок. Можно сказать, что борьба с насилием в стране, в том числе с домашним насилием, в полном объеме не ведется – скорее даже наоборот. Например, в мае 2019 г. на одном из федеральных телеканалов транслировалась сцена, как мужчина разбивает другому нос в кровь. И если насилие демонстрируется на всю страну, то почему гражданам не следовать такому «примеру»?

Ограничительные меры в виде самоизоляции граждан в целях снижения распространения коронавирусной инфекции привели к росту количества заявлений о домашнем насилии, что в свое время отмечала Уполномоченный по правам человека в РФ. При этом, по сообщению МВД РФ, количество таких случаев не возросло1.

Таким образом, домашнее насилие наблюдается, и можно сказать, что в ряде регионов страны оно распространено. Поэтому необходимо принимать меры. Государство не может оставаться безучастным к появлению жертв среди населения в мирное время. Агрессоры уничтожают домашнее имущество, наносят телесные повреждения членам своей семьи, а то и вовсе убивают. Жизнь и здоровье людей не должны быть под угрозой, а пострадавшие от преступлений и иных правонарушений – вправе находиться под защитой государства.

Между тем до настоящего времени также остается на стадии проекта не менее важный закон, касающийся защиты прав потерпевших от преступлений. Аналогичные законы уже действуют в ряде стран и предусматривают систему оказания помощи потерпевшим от преступлений и иных правонарушений, включая создание специализированных государственных фондов. В зарубежных странах фонды оказания помощи потерпевшим формируются за счет государственных бюджетов, реализации конфискованного имущества, частных пожертвований. Таким образом, защита граждан от семейно-бытового насилия является в ряде государств приоритетной.

Что касается России, то согласно ст. 52 Конституции на государство возложена обязанность обеспечить доступ потерпевших к правосудию и компенсацию причиненного им ущерба. На мой взгляд, это в полной мере относится и к случаям домашнего насилия.

Вместе с тем в противодействии бытовому насилию всю страну не всегда можно «подвести под общий знаменатель» – следует учитывать специфику разных регионов страны, присущие им обычаи и традиции. Например, в одних регионах России мужчина вряд ли поднимет руку на женщину, что не всегда можно утверждать относительно населения в других частях страны (хотя встречаются случаи, когда агрессорами выступают женщины). Безусловно, применение насилия, обусловленного конфликтной ситуацией в семье, нельзя оправдать; необходимо находить другие способы урегулирования разногласий.

Как известно, борьба с домашним насилием в целом возлагается на органы внутренних дел. Так, если в дежурную часть ОВД поступает сообщение о факте совершения насилия, сотрудник полиции обязан прибыть на место вызова и принять к агрессору необходимые меры (с ним должны работать специалисты в области юриспруденции, психологи, психиатры и т.д.). Это, как правило, сопровождается получением от потерпевшего и агрессора объяснений. В лучшем случае последнего могут доставить в отделение полиции и при отсутствии оснований для задержания отпустят. Таким образом, он вновь оказывается вместе с потенциальной жертвой, которой зачастую попросту некуда деваться. Были случаи, когда насильник продолжал избивать жертву и даже убивал. В связи с этим потенциальную жертву необходимо изолировать.

Однако деятельность участкового сотрудника полиции не всегда может быть эффективной. С совершившим насильственные действия лицом необходимо вести кропотливую работу специалистам в разных областях. Потерпевшему, в свою очередь, тоже должна быть оказана юридическая и психологическая помощь, и одному участковому все это может оказаться не под силу. Кроме того, он должен выполнять и другие обязанности – в частности, обеспечивать общественный порядок на подведомственной территории, контролировать соблюдение паспортного режима, проверять различные объекты, помогать сотрудникам уголовного розыска раскрывать преступления. Руководство органа внутренних дел может направить участкового выполнять не терпящие отлагательства задачи и т.д. Когда уж ему вести работу с агрессором? А если у участкового таких заявлений несколько, как быть? При этом далеко не каждый оперуполномоченный имеет высшее юридическое образование, не говоря уже о познаниях в области психологии, конфликтологии и т.д.

Читайте также
ЕСПЧ: В России нет законодательства, защищающего от побоев со стороны близких
Европейский Суд назначил компенсацию морального вреда в 20 тыс. евро россиянке, которая в течение нескольких лет не могла получить от властей защиту от домашнего насилия
11 Июля 2019 Новости

К тому же органы внутренних дел не всегда своевременно реагируют на заявления и сообщения о причинении телесных повреждений, побоях и т.п. Вспомним дело Валерии Володиной, дошедшее до Европейского Суда по правам человека (Постановление по делу «Володина против России»), который указал на бездействие российских правоохранительных органов.

Разумеется, из названного постановления ЕСПЧ должны быть сделаны конструктивные выводы, однако представляется, что усилиями одних лишь правоохранительных органов проблему домашнего насилия не решить – нужна консолидация госорганов, общественности.

На мой взгляд, в законопроекте о предупреждении семейно-бытового насилия стоит также предусмотреть возможность предоставления субъектам Федерации права разработать и принять свои законы с учетом региональных особенностей. Надо иметь в виду, что по сравнению с федеративными государствами мира – в частности, США, Канадой, Германией и их административно-территориальными образованиями (штатами, провинциями, землями), – российские аналоги (республики, края, области и т.п.) наделены меньшими полномочиями, в том числе в области законодательства. В связи с этим существует острая необходимость в восполнении этого пробела, поскольку в ряде случаев именно органы субъекта Федерации могут и должны наиболее адекватно определять средства и методы, являющиеся неотложными и крайне важными для защиты конституционных прав граждан, проживающих на его территории.

Безусловно, региональные власти не безразличны к ситуациям «домашнего насилия», случившимся на их территории, однако главное в этом вопросе – профилактика. Не зря Карл Маркс утверждал, что мудрый законодатель предупредит преступление, чтобы не быть вынужденным наказывать за него. Кроме того, даже в случае принятия федерального закона о профилактике семейно-бытового насилия это не помешает субъектам Федерации разработать и принять свои нормативные правовые акты. Как отметил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 4 апреля 1996 г. № 9-П, субъектам РФ не запрещено осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов.

В заключение отмечу, что согласно п. «б» ч. 1 ст. 72 Конституции, предусматривающей защиту прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности, вопрос о противодействии семейно-бытовому насилию относится к совместному ведению РФ и ее субъектов. В связи с этим депутаты Госдумы могли бы сделать первые шаги в направлении законодательного (в том числе на уровне субъекта Федерации) урегулирования данной проблемы, что представляется крайне важным и своевременным. Соответствующие законы субъектов Федерации учитывали бы специфику региона, финансовые возможности для их реализации и т.д. Это особенно актуально для городов-«миллионников», где количество случаев домашнего насилия наиболее велико, в связи с чем возникает необходимость принимать срочные меры, в том числе законодательные, как для локализации конфликтов, так и для их предотвращения.

Для реализации таких законов, на мой взгляд, в первую очередь должны быть созданы центры помощи лицам, пострадавшим от насилия, и условия для работы как с ними, так и с агрессорами. Для этого могут привлекаться специалисты (психологи, психотерапевты), судьи в отставке, а также студенты юридических, психологических вузов и факультетов, представители общественности. Таким образом, субъекты РФ могли бы выступить «первопроходцами» в законодательной борьбе с семейно-бытовым насилием и в его профилактике.


1 См., в частности: https://www.kommersant.ru/doc/4343565

Рассказать:
Другие мнения
Чертков Александр
Чертков Александр
Главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н.
Сила – в единстве
Конституционное право
Важный шаг в урегулировании региональной составляющей единой публичной власти должен получить сбалансированное продолжение
21 Июня 2022
Мамров Феликс
Мамров Феликс
Адвокат АП Приморского края, партнер АБ «Рыженко, Мамров и партнеры»
Защита прав инвесторов или нарушение права собственности?
Гражданское право и процесс
Об ограничении обращения на организованных торгах ряда иностранных ценных бумаг
20 Июня 2022
Лебедева-Романова Елена
Лебедева-Романова Елена
Адвокат АП г. Москвы, почетный адвокат России, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры», член Общественного совета, эксперт Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей
«Размытых» формулировок в УПК быть не должно
Уголовное право и процесс
О необходимости корректировки положений Кодекса об избрании меры пресечения
15 Июня 2022
Корсак Александр
Корсак Александр
Партнер, руководитель практики «Разрешение споров» фирмы GRATA International (Belarus)
Цессия в России и Беларуси
Законодательство
Сравнительный анализ правового регулирования
14 Июня 2022
Епатко Марк
Епатко Марк
Адвокат АП Санкт-Петербурга, управляющий партнер Санкт-Петербургской КА «Дернбург», преподаватель Санкт-Петербургского Института адвокатуры
К психологу или к психиатру?
Гражданское право и процесс
Не следует жертвовать стабильностью гражданского оборота ради учета правом индивидуальных психологических особенностей личности
14 Июня 2022
Коновалов Андрей
Проблемы воли
Гражданское право и процесс
Значение свободы и порока воли и обоснование их наличия или отсутствия
14 Июня 2022
Яндекс.Метрика