×

Проверку знания Конституции нужно было вводить «еще вчера»

Многие силовики руководствуются лишь ведомственными актами и указаниями начальства
Чертков Александр
Чертков Александр
Главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н.

30 марта 2020 г. Приказом Министерства юстиции РФ № 61 утвержден Порядок прохождения регулярных проверок знания Конституции Российской Федерации, законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации в сфере деятельности органов принудительного исполнения Российской Федерации ( далее – Порядок).

Читайте также
Сотрудники ФССП будут проходить аттестацию на знание Конституции и законов РФ
Как следует из приказа Минюста России, если при выполнении тестового задания сотрудник Федеральной службы судебных приставов допустит 10 или более ошибок, он не пройдет тестирование
09 Апреля 2020 Новости

Данный шаг, на мой взгляд, заслуживает исключительно положительной оценки. Проведение регулярных проверок правовых знаний в системах государственной и муниципальной служб требовалось уже давно и, конечно, не только в отношении указанных органов.

К сожалению, у госслужащих, особенно «силовиков», знания Конституции, законов, иных нормативных правовых актов, а также правовых основ государственного и общественного устройства России не всегда на должном уровне. В связи с этим, полагаю, знание государственными и муниципальными служащими конституционно-правовых и законодательных основ их деятельности, а также основных прав и свобод человека будет способствовать гармонизации правоприменительной практики и созданию основы порядка, гуманизма и гражданского мира.

По моему мнению, распространение требования проверки знаний Конституции и законов на иные ведомства крайне необходимо, поскольку основные претензии общественности в плане соблюдения Конституции, в том числе конституционных прав человека, направлены не столько на приставов, сколько на иные «силовые» ведомства – прежде всего СКР, МВД и ФСИН России. Как минимум весь «силовой» блок целесообразно, с моей точки зрения, подвергать ежегодной проверке на знание Конституции и иных нормативных правовых актов по сфере деятельности каждого ведомства.

Разделяя идею регулярных проверок правовых знаний сотрудников органов принудительного исполнения (равно как и иных служащих), считаю, что можно и нужно дискутировать о предлагаемых в Порядке технологиях. Прежде всего закрепленная в нем форма тестирования исключает при оценке знаний человеческий фактор – в отличие, например, от собеседования. При этом дистанционную форму тестирования можно только приветствовать.

Внедрение цифровых технологий в процесс оценки профессиональной подготовки сотрудников органов государственной власти и местного самоуправления стало трендом современного развития. Более того, речь должна идти о дистанционном тестировании в режиме онлайн, что исключит возможность последующей корректировки ответов.

Также, на мой взгляд, следует подумать и об обеспечении изоляции сотрудника в момент тестирования, чтобы исключить «коллективное творчество» и помощь посторонних лиц. Полагаю, что тестирование следует проводить в помещении дислокации органа публичной власти при обеспечении контроля за самостоятельностью его прохождения со стороны руководства и (или) независимых специалистов. Кроме того, в состав аттестационной комиссии имеет смысл для объективности оценки включить не только сотрудников ведомства, но и сторонних лиц, например представителей науки. Все эти вопросы в Порядке не решены и, как мне видится, нуждаются в уточнении.

Также представляется крайне важным, чтобы регулярное тестирование знания права сотрудниками органов государственной власти, особенно силового блока, способствовало преодолению присущего некоторым их представителям конституционного и законодательного нигилизма, как и «фетишизирования» ведомственных инструкций.

К сожалению, многие сотрудники органов публичной власти руководствуются в работе исключительно ведомственными подзаконными актами, а то и устными распоряжениями начальства. Само по себе внимание к таким актам и устным распоряжениям вполне обоснованно, если не сопровождается игнорированием норм закона. Зачастую должностным лицам «неинтересно» содержание законодательных актов, а в случае коллизии нормы закона и ведомственного акта приоритет будет отдан последнему. Таким образом, юридическая сила нормативных правовых актов на практике переворачивается «с ног на голову».

Особое место в правосознании многих госслужащих, особенно силовиков, занимает Конституция. Ее нормы воспринимаются как «мифические благопожелания», соблюдение которых возможно лишь в отдаленном будущем при наличии социальных условий и материальных средств. Вместе с тем Конституция – непосредственно действующий акт высшей юридической силы, и нигилистическое отношение к ее нормам недопустимо и опасно. 

Коль скоро содержание Конституции, по существу, не отражается на повседневной работе того или иного должностного лица, последнее, в свою очередь, может считать знание ее норм необязательным. Цитирование гражданами положений Основного Закона нередко воспринимается представителями органов власти со смехом, а подчас – как противоправное действие, имеющее экстремистскую подоплеку. Борьба с экстремизмом, безусловно, крайне важна, но считаю, что трактовать зачитывание или иное воспроизведение норм Конституции в качестве противоправного действия нельзя.

Важно, чтобы тестирование знаний в области права способствовало преодолению негативных тенденций в работе органов публичной власти, в том числе подмены актов высшей юридической силы ведомственными актами и внутренними распоряжениями. Целесообразно предусмотреть в тестировании обязательный блок знания Конституции (не менее 1/3 вопросов), блок знания законодательства (также не менее 1/3), чтобы тестирование не было сосредоточено на ведомственных подзаконных актах. Знания специальных норм, думается, тоже нужны, но они могут проверяться и в ходе непосредственной работы, а также в оставшейся 1/3 вопросов теста. 

В заключение подчеркну, что знание законов и особенно Конституции имеет существенное общеправовое, просветительское и гуманистическое значение. Проблема знания закона и его применения в России имеет длительную историю. Так, в переписке с В.Г. Белинским Николай Васильевич Гоголь сетовал на режим полицейского государства. В ответ «неистовый» Виссарион Григорьевич заявил, что в России и полицейского-то порядка нет, а есть лишь произвол властных группировок1. Это, конечно, весьма смягченное высказывание, передающее лишь общий смысл.

Современная Конституция, а также основополагающие законодательные акты содержат значительный демократический и гуманистический потенциал, который на практике до конца не раскрыт. Еще М.Е. Салтыков-Щедрин отмечал, что строгость российских законов компенсируется необязательностью их исполнения. 

Перефразируя классика, предположу, что гуманизм российского Основного Закона нивелируется незнанием и подчас нежеланием строго следовать его нормам. Остается надеяться, что просветительское начало, повышение уровня знаний Конституции и законодательства госслужащими, – прежде всего сотрудниками силовых структур, – постепенно будет менять их менталитет и сместит приоритеты правоприменительной практики с устных указаний начальства на конституционные ценности и принципы.


1 См.: «Н.В. Гоголь в русской критике». Сборник статей. М., 853. С. 243-252.

Рассказать:
Другие мнения
Лебедева-Романова Елена
Лебедева-Романова Елена
Адвокат АП г. Москвы, почетный адвокат России, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры», член Общественного совета, эксперт Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей
«Правовой барьер» между проверкой информации о преступлении и возбуждением уголовного дела
Уголовное право и процесс
Что стоит добавить в ч. 2 ст. 140 УПК РФ
30 Июня 2022
Галенников Лев
Галенников Лев
Адвокат АП Омской области
Признание – не всегда «царица доказательств»
Уголовное право и процесс
Ограничение особого порядка рассмотрения дел: проблемы правоприменения
28 Июня 2022
Сафоненков Павел
Сафоненков Павел
Адвокат АП г. Москвы, управляющий партнер АБ «Сафоненков, Густов и Партнеры», к.ю.н., доцент
Терминология разработана, единства понимания нет
Административное судопроизводство
ВС РФ стоило бы разъяснить проблемные вопросы судебного толкования положений ст. 17.7 КоАП РФ
28 Июня 2022
Капустин Андрей
Капустин Андрей
Руководитель Правового центра «Капустин и партнёры», г. Владивосток
Требования должны быть законными
Административное судопроизводство
Недопустимо ограничиваться лишь выявлением оснований для привлечения к административной ответственности
28 Июня 2022
Кондин Алексей
Кондин Алексей
Адвокат АП г. Санкт-Петербурга, уголовно-правовая практика VINDER LAW OFFICE
Соответствовать закону не только по форме, но и по содержанию
Административное судопроизводство
Некоторые аспекты применения ст. 17.7 КоАП РФ в уголовном судопроизводстве
28 Июня 2022
Ившина Анна
Ившина Анна
Старший юрист Юридической компании РКТ
Бездоказательственные утверждения недопустимы
Арбитражный процесс
Аффилированность с заемщиком и недобросовестность действий банка должны быть доказаны
28 Июня 2022
Яндекс.Метрика