×

5 февраля 2018 г. Московским городским судом врачу Елене Мисюриной, осужденной к двум годам лишения свободы, изменена мера пресечения в виде заключения под стражу, избранная при вынесении приговора, на меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Читайте также
Защита Елены Мисюриной смогла доказать суду необходимость освобождения ее из-под стражи
Мосгорсуд отпустил в зале суда врача-гематолога, осужденную за смерть пациента, под подписку о невыезде
05 Февраля 2018 Новости

Согласно правовым положениям, изложенным в Определении Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. № 239-О-О, участники разбирательства вправе до вступления приговора в законную силу обратиться к суду с ходатайством об изменении меры пресечения. Вместе с тем такое решение суда апелляционной инстанции, как и само рассмотрение апелляционных жалоб и представления в отрыве от рассмотрения уголовного дела по существу, является скорее исключением, чем обычной практикой.

После событий, связанных с изменением меры пресечения Елене Мисюриной, правозащитники и коллеги начали дискуссию о целесообразности избрания меры пресечения в виде ареста при постановлении приговора суда в целях обеспечения его исполнения. Эксперты высказали пожелания о внесении в УПК РФ положений, не допускающих избрания меры пресечения в виде ареста в целях обеспечения последующего исполнения приговора суда, если отсутствуют основания для ее избрания, установленные ст. 97, 99 и 108 УПК РФ.

12 февраля 2018 г. председатель Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Михаил Федотов направил главе Верховного Суда Вячеславу Лебедеву и Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой предложения, касающиеся изменения меры пресечения подсудимому. Предложения подразумевали корректировку норм уголовно-процессуального закона, которыми регламентируются вопросы избрания меры пресечения и вынесения судом приговора.

Читайте также
СПЧ предлагает не ужесточать меру пресечения после вынесения приговора
Михаил Федотов обратился к председателю ВС РФ и Уполномоченному по правам человека в РФ с предложением внести ряд поправок в УПК
14 Февраля 2018 Новости

По моему мнению, проблема избрания меры пресечения в виде ареста при постановлении приговора кроется не в нормах и применении УПК РФ, а обусловлена особенностями порядка направления осужденных к лишению свободы для отбывания наказания, установленными ст. 75 и 76 УИК РФ.

Положениями ч. 1 ст. 75 УИК РФ установлено, что осужденные к лишению свободы направляются для отбывания наказания не позднее 10 дней со дня получения администрацией следственного изолятора извещения о вступлении приговора суда в законную силу. На основании положений ч. 1 ст. 76 УИК РФ осужденные к лишению свободы направляются к месту отбывания наказания под конвоем, за исключением следующих в колонию-поселение самостоятельно в соответствии с ч. 1 и 2 ст. 75.1 УИК РФ.

Из указанных положений УИК РФ следует, что лица, осужденные к лишению свободы (за исключением лиц, которым назначено наказание в виде лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении и в отношении которых не избрана мера пресечения в виде заключения под стражу), следуют к месту отбывания наказания из следственного изолятора под конвоем. Закон исходит из того, что лицо, осужденное к лишению свободы с отбыванием наказания в колониях общего, строгого и особого режимов, на момент вступления приговора в законную силу уже находится под стражей и иных способов следования осужденного к лишению свободы к месту отбывания наказания законом не предусмотрено.

При вынесении обвинительного приговора и назначении наказания суд не вправе принимать решения, которые заведомо не могут быть исполнены. Вот и приходится судам, принимая во внимание положения УИК РФ, регламентирующие порядок исполнения приговора, избирать осужденным меру пресечения в виде заключения под стражу. Елена Мисюрина была осуждена к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, что, по всей видимости, и повлекло избрание ей меры пресечения в виде заключения под стражу по указанным выше мотивам.  

В связи с изложенным мне представляется верным не вносить изменения в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, которым и так в достаточной мере регламентированы вопросы избрания мер пресечения (проблемы в этой сфере кроются исключительно в области правоприменения), а подвергнуть реформе соответствующие положения Уголовно-исполнительного кодекса РФ и внести изменения в приказ Минюста России, регламентирующий направление осужденных к лишению свободы для отбывания наказания. Необходимо разработать механизм, который позволял бы органам исполнительной власти направлять осужденных к месту отбывания наказания в виде лишения свободы не только из следственных изоляторов, но и в случае если они ожидают вступления приговора в законную силу вне изоляции от общества.

Некоторые коллеги высказывали мнение о том, что под стражу осужденного можно было бы помещать при вынесении решения судом апелляционной инстанции, при котором приговор вступает в законную силу. Однако следует иметь в виду, что не на каждый приговор приносятся апелляционные жалобы и представления, поэтому при проработке изменений необходимо учитывать и случаи, при которых лицо не находится в помещении суда в момент вступления приговора в законную силу.

При возможности исполнения наказания в виде лишения свободы без помещения осужденных в следственный изолятор у судов отпадет необходимость при постановлении приговора повсеместно избирать меру пресечения в виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу.

Возвращаясь к решению Московского городского суда в отношении Елены Мисюриной, не могу не отметить его положительных последствий. Во-первых, считаю, что женщина не должна быть изолирована от общества, если она не представляет для него опасности. Во-вторых, может быть, после этого решения суды перестанут отказывать в рассмотрении жалоб на избрание меры пресечения отдельно от рассмотрения апелляционных жалоб и представлений на приговор, и такая практика станет повсеместной. Однако до внесения изменений в законодательство об исполнении наказаний вряд ли стоит рассчитывать на положительные для защиты решения суда в части отмены или изменения меры пресечения в виде ареста.

Остался только один чисто гипотетический вопрос, не дающий мне покоя. Что будет, если защита Елены Мисюриной и прокуратура отзовут свои апелляционные жалобы и представление на приговор? Ведь в таком случае он вступит в законную силу. Каким образом органы ФСИН будут его исполнять с учетом вышеуказанного решения Московского городского суда, отменившего осужденной меру пресечения в виде заключения под стражу?

Рассказать:
Другие мнения
Ваюкин Василий
Ваюкин Василий
Адвокат АП г. Москвы, управляющий партнер Компании TAXMANAGER
Отсрочка налогов из-за пандемии: опция не для всех
Налоговое право
Если не устранить недостатки проекта, данная мера станет недоступна даже тем, кому адресована
09 Апреля 2020
Цыпина Елена
Цыпина Елена
Адвокат АП Челябинской области 
«Да только воз и ныне там»?
Законодательство
Почему Правила поведения граждан и организаций при введении режима ЧС вряд ли будут эффективны в борьбе с COVID-19
08 Апреля 2020
Коршунов Кирилл
Коршунов Кирилл
Адвокат АБ «Линия права»
Законопроекты о новых реестрах требуют доработки
Гражданское право и процесс
Несмотря на актуальность предлагаемых нововведений, их практическая значимость пока сомнительна
31 Марта 2020
Золотых Максим
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Налогообложение и уплата страховых взносов в рамках гражданско-правового договора с иностранцами
Налоговое право
На вопрос читателя «АГ» отвечает эксперт службы Правового консалтинга «ГАРАНТ»
31 Марта 2020
Ершов Игорь
Ершов Игорь
Руководитель арбитражной практики АБ «Халимон и партнеры»
Что осталось «за бортом» регулирования
Гражданское право и процесс
Проект положения о возмещении убытков правообладателям недвижимости: вопросов больше, чем ответов
30 Марта 2020
Чертков Александр
Чертков Александр
Главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н.
Публичная власть в обновленной Конституции
Конституционное право
Тандему государственной и муниципальной властей необходим триумвират с властью гражданского общества
26 Марта 2020