×

Участники строительства или кредиторы?

Правоприменительные проблемы трансформации требований по делам о банкротстве застройщиков

Почему, несмотря на правовые позиции Верховного Суда РФ, в банкротном деле, возбужденном до вступления в силу поправок в Закон об участии в долевом строительстве, в котором к тому дню не были начаты расчеты с кредиторами третьей очереди, за юрлицами и профессиональными инвесторами был сохранен статус участников строительства – по смыслу, придаваемому этому понятию Законом о банкротстве? Попробуем разобраться.

Определением АС Хабаровского края от 2 августа 2018 г. возбуждено производство по делу № А73-11617/2018 о несостоятельности (банкротстве) ООО «Техмонтаж». Решением суда от 22 ноября 2018 г. общество признано банкротом, открыто конкурсное производство и применены правила парагр. 7 гл. IX Закона о банкротстве, касающиеся банкротства застройщиков.

В 2019 г. в реестр участников строительства были включены требования юридических лиц о передаче жилых помещений. Впоследствии, после включения требований юрлиц, в связи с принятием поправок в Закон об участии в долевом строительстве1 (далее – Закон № 151-ФЗ), которым из понятия участника строительства были исключены юридические лица, начала формироваться судебная практика, согласно которой требования юрлиц, вытекающие из договора долевого участия в строительстве, погашаются в четвертой очереди реестра кредиторов должника, а сами юрлица к числу участников долевого строительства не относятся.

В свою очередь, включенные в реестр участников строительства должника юрлица, будучи признаны банкротами, начали продавать на торгах их права требования к должнику-застройщику о передаче жилых помещений.

Так, 14 мая 2020 г. (спустя почти два года с момента возбуждения дела о банкротстве застройщика) ООО «Мегасах» на открытых торгах, проводимых в рамках дела № А73-12004/2018 о банкротстве аффилированного с должником ООО «ПромАльянс», приобрело за сумму немногим более 3,7 млн руб. права на 9 жилых помещений стоимостью свыше 23 млн руб.

Аналогичным образом получили права требования к застройщику граждане В. (после признания застройщика банкротом он приобрел права требования к застройщику о передаче 9 жилых помещений) и С. (в общей сложности приобрел права требования к застройщику о передаче 32 жилых помещений).

В результате сложилась ситуация, при которой конкурсная масса должника должна была распределяться в пользу третьих лиц, которые не вкладывали денежные средства в строительство многоквартирных домов, возводимых застройщиком-банкротом, а приобрели со значительным дисконтом права требования у аффилированных с должником кредиторов – юридических лиц лишь на том основании, что когда-то требования указанных лиц были включены в реестр участников строительства.

В целях защиты прав и законных интересов кредиторов, заключающихся в наиболее полном удовлетворении их требований путем объективной конкуренции за распределение конкурсной массы (см. Определение Верховного Суда РФ от 23 июля 2018 г. № 305-ЭС18-3009 по делу № А40-235730/2016), с целью разрешения разногласий относительно очередности удовлетворения требований кредиторов-юрлиц и граждан – профессиональных инвесторов, руководствуясь п. 10 ст. 16 Закона о банкротстве, а также основываясь на складывающейся судебной практике, согласно которой требования юрлиц о передаче жилых помещений должны погашаться в четвертой очереди, я обратился в суд с заявлениями об исключении требований юрлиц и граждан – профессиональных инвесторов о передаче жилых помещений из реестра участников строительства и их включении в четвертую очередь реестра кредиторов должника, – то есть о трансформации данных требований.

Определением АС Хабаровского края от 9 августа 2021 г., оставленным без изменения постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 15 декабря 2021 г., в удовлетворении заявления об исключении требований коллекторской компании «Мегасах» (правопреемника ООО «ПромАльянс») о передаче 9 жилых помещений из реестра участников строительства и включении требований данной компании в четвертую очередь реестра кредиторов было отказано.

Не согласившись с принятыми решениями, я подал кассационную жалобу в АС Дальневосточного округа, в которой подробно проанализировал судебную практику по вопросу включения требований юрлиц о передаче жилых помещений в реестр участников строительства и их трансформации в денежные требования. Определением от 28 февраля 2022 г. окружной суд приостановил производство по кассационной жалобе до рассмотрения Верховным Судом кассационных жалоб по делу № А41-92972/2018 АС Московской области. В свою очередь, ВС приостановил производство по данным кассационным жалобам в связи с направлением запроса в Конституционный Суд РФ о проверке конституционности положений законодательства о банкротстве застройщиков (по делам № А07-21667/2017 и № А50-10848/2014).

Постановлением АС Дальневосточного округа от 3 ноября 2022 г. по делу № А73-11617/2018 в удовлетворении кассационной жалобы было отказано; при этом суд кассационной инстанции сохранил за юридическим лицом статус участника строительства по смыслу, придаваемому этому понятию Законом о банкротстве.

Свое решение арбитражный суд округа мотивировал тем, что в деле № А73-11617/2018 защита прав граждан – участников долевого строительства – осуществлена не посредством передачи прав застройщика Фонду, а путем выплаты компенсации. Таким образом, по мнению кассации, юридические лица теряют статус «участника строительства» лишь в тех делах о банкротстве застройщиков, возбужденных до 27 июня 2019 г., в которых права застройщика на земельный участок с объектами незавершенного строительства переданы Фонду защиты прав граждан – участников строительства в целях завершения строительства многоквартирного дома. Если права граждан защищены иным образом, – а именно путем выплаты возмещения Фондом, – юрлица сохраняют статус участника строительства и вправе претендовать на погашение их требований путем передачи жилых помещений в натуре.

Почему суд кассационной инстанции пришел к таким выводам, неясно.

Правовые позиции ВС

С августа по октябрь 2022 г. Верховный Суд рассмотрел ряд кассационных жалоб по делам о банкротстве застройщиков, в которых заинтересованные юрлица настаивали на своем праве требовать исполнения обязательств в натуре путем передачи им жилых помещений, если дело о банкротстве возбуждено до вступления в силу Закона № 151-ФЗ, исключившего юридических лиц из понятия «участник строительства».

ВС, последовательно отказывая2 юридическим лицам в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в заседании Судебной коллегии по экономическим спорам, сформулировал следующие правовые позиции:

  • требования юрлиц о передаче жилых помещений носят реестровый характер, трансформируются в денежное с удовлетворением в составе четвертой очереди и не подлежат отражению в реестре требований о передаче жилых помещений;
  • юрлица не являются участниками строительства в том смысле, который придается этому понятию Законом о банкротстве для реализации жилищных прав граждан;
  • определение понятия участника строительства следует истолковывать и применять в совокупности с другими правовыми нормами Закона о банкротстве, которым ч. 17 ст. 16 Закона № 151-ФЗ придана обратная сила.

Впоследствии Верховный Суд в Определении от 3 октября 2022 г. № 305-ЭС21-2063 (3, 5) по делу № А41-92972/2018 указал, что, вопреки доводам заявителей, понятие участника строительства, из которого исключены юрлица, в силу ч. 17 ст. 16 Закона № 151-ФЗ применимо к делам о банкротстве, производство по которым возбуждено до вступления в силу Закона № 151-ФЗ. Это понятие используется во вновь введенном дополнительном правовом механизме защиты прав участников строительства, регулируемом – помимо прочего – указанными в ч. 17 ст. 16 Закона № 151-ФЗ статьями Закона о банкротстве, и этому механизму законодателем придана обратная сила. Правовая позиция по данному вопросу изложена в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС от 23 сентября 2022 г. № 305-ЭС19-12342(3) по делу № А40-253090/2016.

Читайте также
Как защищать имущественные права юрлица – участника долевого строительства при банкротстве застройщика?
Верховный Суд подчеркнул, что, хотя поправками в Законе о банкротстве из понятия участника строительства было исключено упоминание о юридических лицах, эти изменения не применяются, если не начаты расчеты с кредиторами третьей очереди
30 сентября 2022 Новости

В данном определении Суд указал, что Законом № 151-ФЗ внесены изменения и дополнения в Закон о банкротстве и иные законы, регулирующие правоотношения по долевому строительству многоквартирных домов и иных объектов недвижимости.

Наряду с прочими изменениями в Законе о банкротстве из понятия участника строительства исключено упоминание о юридических лицах (подп. «а» п. 2 ст. 4 Закона № 151-ФЗ). По общему правилу изменения, внесенные в Закон о банкротстве, применяются при рассмотрении дел, производство по которым возбуждено после дня вступления в силу Закона № 151-ФЗ. В то же время в ч. 17 ст. 16 Закона № 151-ФЗ указано, что если ко дню вступления в силу этого Закона не начаты расчеты с кредиторами третьей очереди, то ряд новых норм Закона о банкротстве (п. 3.2 ст. 201.1, ст. 201.8-1, 201.8-2, 201.9, 201.10–201.14, 201.15-1, 201.15-2 и 201.15-2-1) применяется при рассмотрении дел о банкротстве застройщика, возбужденных до дня вступления в силу Закона № 151-ФЗ.

Из перечисленных правовых норм следует, что в целях безотлагательной и эффективной реализации государственной жилищной политики, направленной на повышение гарантии защиты жилищных прав граждан – участников строительства, Законом № 151-ФЗ придана обратная сила вновь введенному дополнительному правовому механизму защиты прав участников строительства. При этом, пояснил ВС, само по себе отсутствие в ч. 17 ст. 16 Закона № 151-ФЗ ссылки на норму, определяющую статус участника строительства (в новой редакции), не может означать сохранение лишенными этого статуса юрлицами их прежних прав на удовлетворение требований к застройщику в натуральном виде после запуска механизма передачи Фонду прав и обязанностей застройщика-банкрота.

Позиция АС Дальневосточного округа

Казалось бы, что все очевидно, однако Судебная коллегия АС Дальневосточного округа «зацепилась» за фразу, изложенную в Определении ВС № 305-ЭС19-12342(3): «При этом судебная коллегия считает, что само по себе отсутствие в пункте 17 статьи 16 Закона № 151-ФЗ ссылки на норму, определяющую статус участника строительства (в новой редакции), не может означать сохранение лишенными этого статуса юридическими лицами своих прежних прав на удовлетворение требований к застройщику в натуральном виде после запуска механизма передачи Фонду прав и обязанностей застройщика-банкрота» (выделено мной. – С.А.).

Далее, рассуждая о том, что в деле № А73-11617/2018 механизм передачи Фонду прав и обязанностей застройщика-банкрота не реализован, что Фонд изначально обратился с соответствующим заявлением, а затем от него отказался и выплатил гражданам – участникам строительства возмещение, – арбитражный суд отказался вносить изменения в реестр кредиторов должника и трансформировать требование юрлица о передаче 9 жилых помещений в денежное, с включением его в четвертую очередь реестра.

Неоднозначность правовой позиции суда округа

Действительно, во всех названных делах о банкротстве застройщика, в которых Верховным Судом были сформулированы правовые позиции об отсутствии у юридических лиц статуса участников строительства, Фонду были переданы права и обязательства застройщика. Вместе с тем ни в одном из соответствующих определений ВС не содержится оговорок, что юрлица теряют статус участника строительства только в тех делах, где Фонду передан земельный участок с объектами незавершенного строительства.

Во-первых, согласно ч. 17 ст. 16 Закона № 151-ФЗ положения п. 3.2 ст. 201.1, ст. 201.8-1, 201.8-2, 201.9, 201.10–201.14, 201.15-1, 201.15-2 Закона о банкротстве применяются в случаях, если производство по делу о банкротстве застройщика возбуждено до дня вступления в силу Закона № 151-ФЗ, при условии, что к этому дню расчеты с кредиторами третьей очереди не начаты.

Как видно из буквального толкования положений Закона, применение к делам о банкротстве застройщиков, возбужденным до 27 июня 2019 г. (даты вступления в силу Закона № 151-ФЗ), положений ст. 201.9 Закона о банкротстве, предусматривающих удовлетворение требований других кредиторов (к числу которых относятся юрлица) в четвертую очередь, зависит не от обстоятельства передачи Фонду прав застройщика на земельный участок и объекты незавершенного строительства, а от начала или отсутствия расчетов с кредиторами третьей очереди.

Отсутствие в ч. 17 ст. 16 Закона № 151-ФЗ упоминания п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве, содержащего понятие участника строительства, само по себе не изменяет направленности намерений законодателя вывести в приоритет защиту социальных прав граждан над коммерческим интересом организаций в спорной области регулирования.

Положения п. 1 ст. 201.1 Закона о банкротстве носят общий, понятийный характер. Содержанием же соответствующие права наполняются положениями иных норм парагр. 7 гл. IX этого Закона. Так, законодатель, допуская распространение новой редакции на дела о банкротстве, возбужденные до вступления в силу Закона № 151-ФЗ, предусмотрел, что на такие дела распространяется действие п. 3.2 ст. 201.1, ст. 201.8.1, 201.8.2, 201.9, 201.10–201.14, 201.15.1, 201.15.2 и 201.15.2.1 Закона о банкротстве. В частности, перечисленными нормами регулируются вопросы очередности удовлетворения требований кредиторов (ст. 201.9), а также порядок удовлетворения требований участников строительства и расчетов с ними (ст. 201.10–201.14)3.

Во-вторых, передача Фонду прав застройщика на земельный участок и объекты незавершенного строительства не означает, что права участников строительства будут защищены путем завершения строительства (Фондом) и передачи жилых помещений.

В связи с этим стоит обратить особое внимание на то, что Федеральным законом от 19 декабря 2022 г. № 542-ФЗ ст. 13.1 Федерального закона от 29 июля 2017 г. № 218-ФЗ (далее – Закон № 218-ФЗ)4 была дополнена ч. 3.4, в соответствии с которой Фонд вправе принять решение об изменении решения о финансировании мероприятий по завершении строительства объекта незавершенного строительства на решение о финансировании мероприятий, указанных в п. 5 ч. 2 данной статьи.

Таким образом, факт передачи Фонду прав застройщика на участок с объектами незавершенного строительства в целях завершения строительства многоквартирных домов вовсе не означает, что права участников строительства будут защищены путем передачи им жилых помещений, а не выплаты возмещения.

Выходит, что если в деле после передачи Фонду прав застройщика на земельный участок в целях завершения строительства права граждан будут защищены путем выплаты возмещения, то в данном деле необходимо будет пересматривать наличие у юрлиц статуса участников строительства? Полагаю, нет.

В-третьих, если допустить, что юрлица не могут сохранять статус их прежних прав на удовлетворение требований к застройщику в натуральном виде после запуска механизма передачи Фонду прав и обязанностей застройщика-банкрота, возникает вопрос: что в данном случае понимать под запуском механизма передачи Фонду прав и обязанностей застройщика-банкрота?

Верховный Суд в своих определениях не разъясняет ответ на этот вопрос. Однако представляется верным полагать, что механизм передачи Фонду прав и обязанностей застройщика-банкрота считается запущенным с момента принятия наблюдательным советом Фонда решения о выплате возмещения гражданам – участникам строительства в деле о банкротстве застройщика в соответствии со ст. 13 Закона № 218-ФЗ.

Этот вывод следует, во-первых, из названия и содержания ст. 201.15-2-2 Закона о банкротстве, которая была введена Федеральным законом от 13 июля 2020 г. № 202-ФЗ. Во-вторых, этим же Законом ст. 201.13 Закона о банкротстве дополнена п. 3, согласно которому в целях произведения расчетов в соответствии с указанной статьей требования о передаче жилых помещений и (или) требования о передаче машино-мест и нежилых помещений участников строительства к застройщику преобразуются в денежные требования со дня принятия Фондом решения о финансировании мероприятий, указанных в п. 5 ч. 2 ст. 13.1 Закона № 218-ФЗ, – то есть решения о выплате возмещения гражданам – участникам строительства.

Наблюдательный совет Фонда 30 декабря 2020 г. принял решение о выплате возмещения гражданам – участникам строительства, включенным в реестр участников строительства по делу № А73-11617/2018, и Фонд выплатил им возмещение. Таким образом, механизм передачи Фонду прав и обязанностей застройщика-банкрота в данном деле считается запущенным, пусть и не до конца реализованным.

Иное толкование норм права окружными судами в аналогичных ситуациях

В деле № А76-20819/2019, рассмотренном АС Челябинской области, сложилась ситуация, аналогичная делу № А73-11617/2018 с участием заявителей ходатайства:

  • дело о несостоятельности застройщика возбуждено 24 июня 2019 г. – то есть до вступления в силу Закона № 151-ФЗ;
  • Фонд вступил в дело о банкротстве застройщика и первоначально обратился в суд с заявлением о намерении стать приобретателем прав застройщика на земельный участок со всеми неотделимыми улучшениями. Впоследствии Фонд отказался от своих намерений, в связи с чем в удовлетворении заявления определением суда от 12 июля 2021 г. было отказано. Из материалов дела также следует, что Фонд выплатил денежные средства в пользу участников строительства (граждан) на общую сумму свыше 60,7 млн руб., что подтверждается реестром требований кредиторов.

Однако эти обстоятельства не помешали суду определением от 22 августа 2022 г. по делу № А76-20819/2019 удовлетворить заявление конкурсного управляющего и внести изменения в реестр кредиторов, исключив требование физлица – профессионального инвестора о передаче помещений (который приобрел права требования после признания застройщика банкротом у юрлица) из реестра участников строительства, включив его требование в денежном эквиваленте в четвертую очередь реестра кредиторов.

Постановлениями Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 ноября 2022 г. и АС Уральского округа от 16 февраля 2023 г. определение первой инстанции оставлено без изменения.

Констатировав факт отказа Фонда от намерений приобрести права застройщика на участок с объектом незавершенного строительства, а также осуществления в пользу участников строительства (граждан) денежных выплат на общую сумму свыше 60,7 млн руб., АС Уральского округа тем не менее заключил: «Возбуждение производства по делу о банкротстве должника до вступления в силу Закона № 151-ФЗ не исключает возможности применения к данному делу положений Закона о банкротстве в редакции Закона № 151-ФЗ, исключившей из числа участников строительства юридических лиц. Отсутствие в пункте 17 статьи 16 Закона № 151-ФЗ упоминания пункта 1 статьи 201.1 Закона о банкротстве, содержащего понятие участника строительства, само по себе не изменяет направленности намерений законодателя вывести в приоритет защиту социальных прав граждан над коммерческим интересом организаций в спорной области регулирования».

В деле № А54-6077/2014, которое также было возбуждено до 27 июня 2019 г., земельный участок с объектами незавершенного строительства также Фонду не был передан, однако определением АС Рязанской области от 8 июня 2022 г. удовлетворено заявление конкурсного управляющего о внесении изменений в реестр кредиторов должника-застройщика: требование юрлица о передаче 33 квартир исключено из реестра требований участников строительства, а в четвертую очередь реестра кредиторов включено требование на сумму свыше 50 млн руб.

Постановлением Двадцатого ААС от 16 ноября 2022 г., оставленным без изменения Постановлением АС Центрального округа от 27 февраля 2023 г., определение первой инстанции оставлено без изменения.

При этом в аналогичной ситуации, как и по делу № А73-11617/2018, АС Центрального округа применил правовую позицию, изложенную в Определении ВС № 305-ЭС19-12342 (3), о том, что отсутствие в ч. 17 ст. 16 Закона № 151-ФЗ ссылки на норму, определяющую статус участника строительства (в новой редакции), не может означать сохранение лишенными этого статуса юрлицами их прежних прав на удовлетворение требований к застройщику в натуральном виде.

Остается неясным, по каким причинам АС Дальневосточного округа пришел к таким выводам в постановлении от 3 ноября 2022 г.

Из содержания текста постановления создается впечатление, что суд руководствовался не нормами права, а эмоциями, упрекая заявителя в том, что он подал в суд много заявлений о внесении изменений в реестр кредиторов и пересмотре судебных актов, а упрек заявителя в том, что он приобрел права требования к застройщику на общую сумму свыше 283 млн руб. за немногим более чем 10 млн руб. – то есть со значительным дисконтом, по цене в 28 раз ниже номинала, – совершенно непонятен.

Также неясно, почему суд округа акцентировал внимание на том, что С. приобрел на публичных торгах права требования к должнику с дисконтом, но не придал значения следующим обстоятельствам по делу № А73-11617/2018:

  • ООО «Мегасах» на торгах приобрело права требования к должнику-застройщику о передаче 31 жилого помещения и 19 парковочных мест общей стоимостью свыше 82 млн руб. всего за 16,9 млн руб., – то есть в 4,88 раза дешевле;
  • профессиональный инвестор В. на торгах приобрел права требования о передаче 8 жилых помещений общей стоимостью около 40 млн руб. (согласно договорам участия в долевом строительстве) за сумму более 7,8 млн руб., – то есть в 5,09 раза дешевле;
  • профессиональный инвестор С. на торгах приобрел права требования о передаче 11 жилых помещений общей стоимостью более 57 млн руб. (согласно договорам участия в долевом строительстве) за сумму около 11,5 млн руб., – то есть в 5,03 раза дешевле.

Обращает на себя внимание и то, что указанные профинвесторы приобрели права требования к застройщику спустя три года после признания его банкротом – то есть достоверно зная, что должник не может исполнить обязательства по передаче жилых помещений и у него есть кредиторы, которые конкурируют за распределение конкурсной массы. При таких обстоятельствах в выводах суда, на мой взгляд, усматриваются основания для оспаривания судебных актов как принятых с нарушением закона.

В заключение добавлю, что Определением судьи ВС от 30 января 2023 г. было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам, однако письмом зам. Председателя ВС, председателя Судебной коллегии по экономическим спорам И.Л. Подносовой от 14 апреля материалы обособленного спора по делу № А73-11617/2018 истребованы из АС Хабаровского края по результатам рассмотрения жалобы, поданной в порядке ч. 8 ст. 291.6 АПК.


1 Федеральный закон от 27 июня 2019 г. № 151-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

2 См. определения от 11 августа 2022 г. № 309-ЭС21-27350 (2) по делу № А50-26007/2018 и от 17 августа 2022 г. № 309-ЭС21-17482(3,4) по делу А50-31643/2019.

3 Такая правовая позиция нашла подтверждение в постановлении АС Поволжского округа от 28 сентября 2021 г. по делу № А72-4943/2017.

4 Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 218-ФЗ «О публично-правовой компании "Фонд развития территорий" и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». 

Рассказать:
Другие мнения
Владимиров Вячеслав
Владимиров Вячеслав
Адвокат АП Ставропольского края, КА «Дзалаев и Партнеры»
«Неопределенный» ущерб
Уголовное право и процесс
Кассация поддержала доводы защиты, отменив приговор и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию
19 июля 2024
Бибиков Сергей
Бибиков Сергей
Старший юрист МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"», преподаватель Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Добросовестность – прежде всего
Третейское разбирательство
КС конкретизировал понятие публичного порядка для целей выдачи исполнительного листа по решению третейского суда
18 июля 2024
Бочинин Илья
Бочинин Илья
Юрист Практики по проектам в энергетике VEGASLEX
Нарушение или нет?
Конституционное право
КС разъяснил спорный вопрос о субсидировании МУПов публично-правовым образованием
17 июля 2024
Васильков Константин
Васильков Константин
Адвокат АП Алтайского края, Алтайская краевая коллегия адвокатов (АК № 1 Индустриального района г. Барнаула)
Суд присяжных: прошлое, настоящее, будущее
Уголовное право и процесс
Анализ отечественной практики и зарубежных правопорядков
15 июля 2024
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Яндекс.Метрика