×

Вас здесь не стояло

Через какие только «огни и воды» не приходится проходить, какие унижения терпеть, чтобы пробиться в СИЗО и посетить своих подзащитных
Бушманов Игорь
Бушманов Игорь
Адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ»
С какой насущной проблемой постоянно приходится сталкиваться адвокатам-криминалистам, особенно в последнее время? Уверен, большинство коллег ответят – с проблемой доступа в следственные изоляторы.

Через какие только «огни и воды» не приходится проходить, какие унижения терпеть, чтобы пробиться в СИЗО и посетить своих подзащитных. Ночные и дневные стояния в изматывающих очередях, в мороз и непогоду, давка в душном «предбаннике», записи в списки, которые бесследным образом исчезают, а взамен появляются новые, покупка-продажа места в очереди, проход без очереди отдельных представителей силовых ведомств, придирки к адвокатским удостоверениям и т.п.

И только удается пройти в вожделенные стены, увидеть после долгого изматывающего ожидания обрадованного подопечного и начать беседу с ним, как уже за час – полтора до окончания рабочего времени в дверях кабинета появляется равнодушный надзиратель, объявляющий, что «у них работа завершена» и он обязан увести арестанта. И так изо дня в день, из года в год.

Сменяется руководство УФСИН, СИЗО, а некоторые из «бывших» переселяются уже в стены ранее курируемых ими изоляторов. А воз и ныне там. Прокуратура фактически самоустранилась и не реагирует на данную проблематику. А суды продолжают и продолжают «конвейерный» загон подследственных в стены следственных изоляторов, никак при этом не контролируя и не отвечая за реализацию их прав и обеспечение гарантируемого права на безограничительное свидание с адвокатом.

Все это не лучшим образом влияет на следственные ситуации по уголовным делам, ведет к нарушениям и ограничениям гарантируемых Конституцией РФ, УПК, Законами об адвокатуре и содержании под стражей, прав, а также к затягиванию сроков судопроизводства.

Адвокаты попусту теряют драгоценное время, стоя в очередях (прямо как в советские времена – «за колбасой»), переживают, если не удается попасть на свидание, что ведет к профессиональной «апатии» и формированию стрессового состояния. Наши подзащитные также страдают от невозможности своевременного общения, что еще больше усугубляет их и без того незавидное положение.

Кроме того, подобная ситуация позволяет отдельным недобросовестным представителям правоохранительной и исполнительной системы безнаказанно совершать противоправные действия в отношении заключенных, склонять их к оговорам и самооговорам.

Надо отдать должное, что отдельные члены корпорации обращают внимание на ненадлежащую организацию работы следственных изоляторов, в том числе в социальных сетях. В последнее время внимание к этой проблеме привлекают и репортажи журналиста МК, заместителя председателя ОНК г. Москвы Евы Меркачевой, которая много делает для облегчения «существования» арестованных граждан.

Однако подобная проблема существует не только в Москве, но и в других регионах страны. Мне приходилось пробиваться к подзащитным, стоя в одной очереди с гражданами, сдающими передачи в изоляторах Курска и Саратова, общаться с подзащитным бок о бок со своими коллегами, ведущими беседы с другими арестантами в неизолированных помещениях СИЗО Новосибирска, находиться под «дулом пистолета» нетрезвого зама Можайского СИЗО, грудью не допускающего в его стены. А сколько таких неприятных историй скопилось у каждого из нас за долгие годы служения адвокатуре.

Арестантов, адвокатов, следователей различных ведомств в последнее время становится все больше, а мест и возможностей для их совместных официальных встреч все меньше. Знаю, что многие коллеги, да отчасти и я сам, именно по рассматриваемой причине не стремятся заключать соглашения на ведение дел по защите граждан, содержащихся под стражей.
Как выйти из такой порочной ситуации? Сменой руководства изоляторов и ФСИН проблему не решить. Коллеги предлагают различные пути – от организации электронной очереди до увеличения времени окончания работы следственных кабинетов. Кто-то из коллег «старой гвардии» рассказывал мне, что в 70-е годы некоторое время существовала практика, когда адвокат мог посещать своего подопечного в СИЗО фактически без ограничения времени, даже ночью.

На днях, на заседании Комиссии по защите профессиональных и социальных прав адвокатов АП г. Москвы обсуждалась ситуация, сложившаяся с ограничениями доступа адвокатов в следственные изоляторы столицы для оказания правовой помощи своим доверителям. В 2015 г. АПМО также инициировалось принятие мер, в связи с недопуском адвокатов в СИЗО. Но не только отдельным адвокатским палатам, но и ФПА РФ давно пора обратить внимание на эту проблематику и «бить» во все колокола. Но лучше поздно, чем никогда.

Полагаю необходимым руководству ФПА РФ направить все усилия для нормализации ситуации, привлечь в качестве союзников представителей СК РФ и СД МВД России, представители которых также испытывают неудобства с доступом к подследственным, а также подключить к решению проблемы нового Уполномоченного по правам человека в РФ; с участием представителей Минюста России, Генпрокуратуры РФ, МВД РФ и ФСИН России обсудить за «круглым столом» сложившуюся ситуацию и принять совместные решения. Также целесообразно инициировать внесение в административное законодательство ответственности за ограничение права лица, содержащегося под стражей, на свидание с защитником.

Надеюсь, что при совместном «мозговом штурме» найдется множество адекватных вариантов для решения проблемы, и они будут в ближайшее время реализованы для создания благоприятных условий работы с «временными жильцами» следственных изоляторов. Польза от этого будет для всех участников уголовного судопроизводства и для правосудия – в целом.


Рассказать коллегам: