×
Николаева Мария
Николаева Мария
Адвокат, партнер и руководитель практики «Недвижимость, строительство, инвестиции» КА «Pen & Paper»

Конфликт между Художественным фондом «Биеннале современного искусства» и индивидуальным предпринимателем Георгием Арзамасовым, который уже дошел до суда, является лишь верхушкой айсберга. Как известно, 8-я Московская международная биеннале была омрачена публичным скандалом: 14 иностранных художников и сотрудников Биеннале-2017 и один российский художник написали открытое письмо, в котором обвинили комиссара Юлию Музыкантскую в нарушении финансовых обязательств и неэтичном поведении и призвали участников 8-й биеннале к бойкоту выставки.

Сообщается, что Фонд задолжал в выплате гонораров не только Арзамасову, выполнявшему подрядные работы по техническому обеспечению выставки, но и архитектору, члену группы Forensic Architecture Самане Моафи, менеджеру дискуссионной программы Медее Маргошвили, автору проекта «Будь моим другом» Валентину Фетисову, норвежской художнице Сиссель Толаас и другим.

Судя по информации из картотеки арбитражных дел, по рассматриваемому Арбитражным судом г. Москвы спору между Георгием Арзамасовым и Фондом состоялись уже несколько заседаний, ответчиком заявлены встречные исковые требования, и дальнейшее рассмотрение дела вполне может оказаться не быстрым.

Между тем очевидно, что независимо от исхода данного спора и потенциальных других сам факт конфликта может непоправимым образом отразиться на репутации регулярной международной выставки, проводимой в Москве раз в два года, и затронуть интересы ее крупных партнеров-организаторов, в том числе Третьяковской галереи.

В таких ситуациях невольно вспоминаешь о медиации – процедуре, к сожалению, пока мало популярной в России. А ведь она как альтернативная судебному разбирательству технология урегулирования споров с участием независимого профессионального посредника могла бы позволить выставке грациозно и быстро, без вынесения всех подробностей на широкую публику, выйти из компрометирующего положения, а заодно продемонстрировать ответственную позицию и владение современными способами поиска компромисса, уже хорошо известными за рубежом, что, думается, имело бы значение и для будущих участников биеннале, и для партнеров.

Многие годы наблюдая как адвокат в судах бесконечные битвы за правоту и «бумажные победы», я точно знаю, что удовлетворенность от положительного результата судебного спора у выигравшей стороны бывает далеко не всегда. И сейчас все больше людей понимают, что само по себе получение судебного акта, вынесенного в их пользу, отнюдь не гарантирует его исполнение.

Какие чувства переживает сторона, когда ценность полученного ею результата нивелируется невозможностью его «монетизировать», примерно можно представить. Однако зачастую бывает и так, что итог не соответствует реальному положению вещей в силу некачественного документооборота или воздействия иных «третьих» сил. Уверена, что каждый, кто выступал в качестве судебного представителя, не единожды испытывал разочарование и в какой-то степени ощущение потери смысла, когда начинал задумываться о значении и ценности своей профессии.

Наверняка всем знакома фраза «Худой мир лучше войны». Если поразмыслить над этим тезисом применительно к конфликтам, переносимым в суды, далеко не все согласятся с таким утверждением. Конечно, всегда будут те, для кого война является источником дохода, – категорий таких субъектов много, и юристы в их числе. Но если говорить о сторонах, в войне всегда есть победитель и побежденный, бывают «аннексии и контрибуции». В конечном итоге война – это всегда расходы, причем с обеих сторон, а результат далеко не всегда является предрешенным и гарантированным. Если же говорить о судебных «войнах», нередко приходится сталкиваться с неисполнимостью «добытого» – порой с огромным трудом – судебного акта.

Однако зачастую желание быть правым и доказать (подтвердить) свою правоту движет людьми в абсолютно разных сферах жизни. И одно дело, когда человек выбрал профессию юриста, и судебное представительство, по сути, его хлеб, и совершенно иное, когда данную модель взаимоотношений он несет через собственную жизнь. Это влечет неизбежное разочарование и неудовлетворенность, которые уже сложно как-то компенсировать. Есть такое не самое поэтичное выражение-вопрос: «Что ты в итоге хочешь: сыр или правоту?». По сути, это вопрос о том, что дороже – быть правым или сохранить отношения?

На самом деле далеко не каждый готов отделить одно от другого – понять, что сохранить отношения – не значит признать свою неправоту, потерпеть поражение, а позволить спорящим сторонам увидеть, что можно открыть новые стороны и глубины отношений, которых, возможно, они никогда бы не достигли, не отказавшись от борьбы за «правоту».

Если перенести данное понятие на модель правовых конфликтов, это означало бы готовность урегулировать спор без установления (подтверждения) статуса «правого» – победителя. И если в личных отношениях от спора отказаться проще, то в бизнесе – в правовых конфликтах – зачастую именно это является мотивирующим фактором. И в таких ситуациях личные амбиции будут «работать» на разжигание конфликта.

Но я все-таки исхожу из понимания того, что – для кого-то изначально, для кого-то в конечном итоге, устав порой от бессмысленной и беспощадной борьбы, – большинство людей так или иначе все-таки стремятся руководствоваться здравым смыслом, а не удовлетворить амбиции.

Хотя и медленно, но растет количество обращений к технологиям внесудебного урегулирования конфликтов, позволяющим более эффективно преодолевать возникающие сложности еще до того, как они стали проблемами, и процедура медиации является одним из наиболее действенных механизмов. В рамках ее применения нет поиска правых и виноватых, нет победителей и побежденных – все стороны равны и действуют сообща в рамках общей задачи, что позволяет им творчески подходить к разрешению спора. Отсутствие обязательных требований к выработке вариантов урегулирования ситуации, каких-либо норм и правил, алгоритмов, обязывающих стороны прийти к тому или иному способу разрешения конфликта, открывает широчайшие возможности не только для его прекращения, но и для возможного развития сотрудничества сторон в дальнейшем.

Все мы, конечно, отдаем себе отчет, что исторически и в силу особенностей менталитета медиативный подход к урегулированию споров пока не нашел широкого применения в России. Однако мир быстро меняется, и общество становится все более сознательным. Медиация – одна из таких возможностей, но идти вперед или топтаться на месте – всегда выбор каждого.

Смогут ли участники конфликта, о котором я упоминала в начале статьи, воспользоваться данной возможностью, покажет время. А пока остается надеяться, что этот замечательный творческий проект бесславно не закончит существование именно по названной причине.

Рассказать:
Другие мнения
Зорин Николай
Зорин Николай
Адвокат АП Ростовской области
Не взысканная по вине банка сумма долга является убытком
Гражданское право и процесс
Как доказать это в отсутствие устойчивой судебной практики и разъяснений ВС РФ
27 Марта 2020
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ
«Беззалоговое» правосудие
Уголовное право и процесс
Судебная практика последних 10 лет превращает залог в «вымирающую» меру пресечения
25 Марта 2020
Павловский Николай
Павловский Николай
Адвокат Санкт-Петербургской коллегии адвокатов «Агарта»
Спецдекларация как вещдок: закон суду не указ?
Уголовное право и процесс
Тенденции правоприменения позволяют усомниться в абсолютной неприкосновенности данных декларанта
23 Марта 2020
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области
Удар по независимости адвокатуры
Уголовное право и процесс
Наивно думать, что уголовное преследование Булата Юмадилова предполагает иные цели, кроме контроля органов АП
20 Марта 2020
Колосовский Сергей
Колосовский Сергей
Адвокат АП Свердловской области
Выше ответственность – больше гарантий защиты
Международное право
ЕСПЧ указал, что преследование и притеснение адвокатов «бьют по сердцу конвенционной системы»
19 Марта 2020
Гуляев Сергей
Адвокат, арбитражный управляющий юридической фирмы INTELLECT
Суды на стороне АСВ
Гражданское право и процесс
Законодатель создал преимущество для конкурсного управляющего
17 Марта 2020