×

Является ли копия договора дарения надлежащим доказательством?

ВС исследовал и оценил не все доказательства, подтверждающие притворность сделки
Антонова Екатерина
Антонова Екатерина
Адвокат АП Краснодарского края, КА «Антонова и партнеры»

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла 20 июня 2023 г. Определение № 18-КГ23-32-К4 по спору о признании договора дарения, заключенного между близкими родственниками, притворной сделкой.

Читайте также
ВС разъяснил правила признания договора дарения притворной сделкой
Суд подчеркнул, что наличие родственных связей между дарителем и одаряемой само по себе не свидетельствует о недобросовестности сторон сделки и ее притворности
25 июля 2023 Новости

Ранее «АГ» писала об этом определении и излагала фабулу дела. Вкратце напомню: Олег Беликов, представителем которого я являюсь, обратился в суд с иском к бывшей супруге Елене Кузнецовой (Беликовой) и ее сестре Наталье Рыбалко о признании недействительным договора дарения денежных средств от 23 ноября 2016 г., ссылаясь на то, что данный договор, согласно которому Наталья Рыбалко передала Елене Кузнецовой (Беликовой) в дар денежные средства в размере свыше 2,9 млн руб., заключен между близкими родственниками после прекращения семейных отношений истца с Еленой Кузнецовой (Беликовой) и направлен исключительно на вывод денежной суммы в размере, указанном в договоре, из совместно нажитого имущества супругов.

Решением Горячеключевского городского суда Краснодарского края от 2 августа 2021 г. в удовлетворении иска было отказано. Апелляционным определением Судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 марта 2022 г. решение первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении исковых требований, согласно которому спорный договор дарения признан недействительным по трем основаниям:

  • суду не представлен оригинал договора;
  • в договоре не соблюдены положения абз. 2 п. 2 ст. 572 ГК РФ.

В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 572 ГК обещание подарить все свое имущество или его часть без указания на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности ничтожно.

Согласно п. 1.1 договора дарения даритель обязуется безвозмездно передать одаряемой денежные средства в сумме свыше 2,9 млн руб., однако в п. 1.5 того же договора отмечается, что денежные средства по данному договору в сумме свыше 2,8 млн руб. считаются полученными одаряемой в дар от дарителя с момента их фактической выдачи со счета. Кроме того, в п. 1.1 договора указано, что из суммы свыше 2,9 млн руб. одаряемая должна передать покупателю квартиры А. Жакубалиеву денежные средства в сумме 154 тыс. руб. и 40 тыс. руб.

Таким образом, даритель передает одаряемой деньги в сумме, которая меньше указанной в п. 1.1 договора дарения (2,9 млн руб.), – т.е. конкретная сумма, передаваемая в дар, в договоре не указана. В связи с этим обстоятельством апелляционный и кассационный суды признали договор дарения недействительным.

По обстоятельству, названному в абз. 2 п. 2 ст. 572 ГК, не указано, что к такому договору дарения применяются правила, предусмотренные п. 2 ст. 170 ГК.

Договор дарения является безусловным – то есть не предполагает оплату и оказание ответных услуг. В противном случае договор дарения является ничтожным, а сделка – притворной, поскольку даритель и одаряемый фактически осуществляют заем, мену или сделку купли-продажи. К притворной сделке применяются правила статьи, предусмотренной для той операции, которая производилась фактически (абз. 2 п. 1 ст. 572 ГК). При этом п. 1.1 спорного договора содержит обязательства (ответные услуги) по передаче денежных средств в сумме 154 тыс. руб. покупателю квартиры в целях оплаты им услуг риелтора и 40 тыс. руб. для оформления документов и в качестве компенсации затрат на совершение сделки купли-продажи квартиры, принадлежащей дарителю. Эти обязательства также указаны в п. 1.3 и 1.4 договора дарения.

Кассационным определением Судебной коллегии по гражданским делам Четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 22 сентября 2022 г. апелляционное определение было оставлено без изменения, а кассационная жалоба ответчиков – без удовлетворения.

Верховный Суд Определением № 18-КГ23-32-К4 отменил постановления апелляционной и кассационной инстанций и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию, разъяснив необходимость установить, на заключение какой прикрываемой сделки со всеми ее существенными условиями была направлена действительная воля сторон оспариваемого договора, и применить последствия недействительности сделки.

На мой взгляд, приведенные в данном определении выводы представляются противоречащими позиции, изложенной в Определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС от 13 февраля 2018 г. № 18-КГ17-263, в котором указано, что предоставление оригинала документа, положенного в обоснование исковых требований в качестве основного письменного доказательства, в случае сомнения одной из сторон в его подлинности является обязательным (абз. 38 установочной части Определения № 18-КГ17-263). Речь шла о договоре дарения денежных средств.

В суде первой инстанции мы ходатайствовали об истребовании у ответчиков оригинала договора дарения денежных средств и проведении судебной экспертизы на предмет установления давности составления документа ввиду имеющихся оснований полагать, что договор составлен не 23 ноября 2016 г., а гораздо позднее. В удовлетворении ходатайства было отказано. Таким образом, суд принял светокопию договора дарения в качестве допустимого доказательства, что, как представляется, является нарушением норм процессуального права, устанавливающих правила доказывания в гражданском процессе и правила исследования и оценки доказательств.

В рассматриваемом случае ответчики представили в суды трех инстанций только нотариально заверенную светокопию договора. При этом копия была нотариально заверена 26 мая 2021 г. Согласно абз. 3 ст. 77 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, утвержденных Верховным Советом РФ 11 февраля 1993 г. № 4462-1 (в редакции, действовавшей в 2021 г.), указано: «Свидетельствуя верность копий документов и выписок из них, нотариус не подтверждает законность содержания документа, соответствие изложенных в нем фактов действительности, личность, дееспособность и полномочия подписавших его лиц, правоспособность юридического лица, от которого исходит документ».

Оригинал спорного договора дарения также не был представлен в Верховный Суд, однако в нарушение позиции, изложенной в Определении № 18-КГ17-263, ВС признал светокопию договора надлежащим доказательством. Тем самым ВС посчитал, что апелляционный суд признал спорный договор недействительным только по одному основанию, указанному в абз. 2 п. 1 ст. 572 ГК, однако полагаю, что это неверно: апелляция признала договор недействительным по трем указанным основаниям, которые подробно изложены в выводах суда. Таким образом, Судебная коллегия по гражданским делам ВС, отменяя обжалуемые решения и возвращая дело на новое апелляционное рассмотрение, не исследовала и не оценила два других доказательства, по которым договор дарения признан недействительным:

  • судам всех инстанций представлена только светокопия договора дарения;
  • в договоре не соблюдены положения абз. 2 п. 2 ст. 572 ГК.
Рассказать:
Другие мнения
Бочинин Илья
Бочинин Илья
Юрист Практики по проектам в энергетике VEGASLEX
Нарушение или нет?
Конституционное право
КС разъяснил спорный вопрос о субсидировании МУПов публично-правовым образованием
17 июля 2024
Васильков Константин
Васильков Константин
Адвокат АП Алтайского края, Алтайская краевая коллегия адвокатов (АК № 1 Индустриального района г. Барнаула)
Суд присяжных: прошлое, настоящее, будущее
Уголовное право и процесс
Анализ отечественной практики и зарубежных правопорядков
15 июля 2024
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Необоснованные меры
Уголовное право и процесс
Жалобы, поданные в ЕСПЧ до выхода России из Совета Европы, касались нарушений при избрании и продлении меры пресечения
11 июля 2024
Чумаков Артём
Чумаков Артём
Адвокат АП г. Москвы
«В обход» судебного порядка?
Гражданское право и процесс
Проблемы оспаривания отказа в праве управляющей организации на управление МКД
10 июля 2024
Яндекс.Метрика