×

Защита репутации

Отказ подследственного, выдвигавшего свою кандидатуру на местных выборах, последовать совету следователя признать вину в совершении преступления и воспользоваться «особым порядком» привел к появлению новых эпизодов в деле и к колоссальным репутационным издержкам
Забуга Евгений
Забуга Евгений
Член квалификационной комиссии АП Омской области, к.ю.н.
Адвокатская корпорация ежедневно сталкивается с массой сложностей при осуществлении профессиональной деятельности. Природа этих сложностей имеет свою историю в отечественном правоприменении, стоит только вспомнить про «ежовые рукавицы» в исполнении вождя мирового пролетариата.

Между тем представляется объективно необходимым не только проявление лучших личных качеств каждым из нас, но и активный обмен положительной практикой, которая может облегчить наш совместный труд, ведь нет смысла изобретать велосипед, если он уже создан.

Начиная с этого момента и впредь основным ориентиром для себя я обозначил именно обмен опытом и свято верю, что члены корпорации примут эту «эстафетную палочку».

В 2015 г. я принял поручение на защиту в Омской области на предварительном следствии и в суде одного уважаемого в сфере ЖКХ человека, на тот момент находящегося на пенсии и желающего стать депутатом на местном уровне. Доверитель имел массу медалей и благодарностей, а его репутация сомнений не вызывала.

Однако в дополнение к пенсионному обеспечению он получил возбужденное уголовное дело по ч. 3 ст. 160 УК РФ местным территориальным органом СК России. Согласно фабуле постановления о возбуждении уголовного дела он подозревался «в оплате административного штрафа, назначенного ему как должностному лицу, со счета возглавляемого им муниципального унитарного предприятия».

Принимая во внимание возраст человека и нахождение его на пенсии, опытный следователь предложил ему «классику жанра» – признать вину в совершении преступления и воспользоваться «особым порядком». После того как доверитель, воспринявший это крайне негативно, дал свои показания относительно подозрения, следователь пообещал ему появление новых эпизодов, раз не хочет «по-хорошему».

Изначально обещания следствия воспринялись как метод психологического давления в тактических целях, но через неделю было возбуждено еще одно уголовное дело с аналогичной фабулой, соединенное в одно производство с уже расследующимся. Человек впал в отчаяние, поскольку репутационные издержки для него были, как никогда, велики.

Несмотря на старания защиты, хоть и с процессуальными нарушениями, но уголовное дело было направлено в районный суд. На первом же заседании суда удовлетворено ходатайство защиты о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. После этого постановление было отменено Омским областным судом в апелляционном порядке, дело направлено вновь в районный суд для рассмотрения по существу. Однако судья (он же председатель районного суда) посчитал вынесение им ранее постановления обстоятельством, препятствующим его дальнейшему участию в производстве по делу, а поскольку второй судья на тот момент отсутствовал, направил уголовное дело обратно в Омский областной суд для решения вопроса об изменении территориальной подсудности.

Вопреки доводам защиты о том, что постановление о возвращении уголовного дела прокурору не является итоговым решением, а лишь промежуточным, не влекущим основания для отвода (самоотвода) судьи, судья областного суда изменила территориальную подсудность. Не помогла при убеждении судьи даже ссылка защиты на доктрину уголовного процесса, а именно на монографическое исследование судьи Верховного Суда РФ А.С. Червоткина «Промежуточные судебные решения и порядок их пересмотра в российском уголовном процессе».

Однако позже аргументы защиты были услышаны судьями Омского областного суда, и постановление об изменении территориальной подсудности отменено, уголовное дело направлено в тот же районный суд.

Несмотря на все старания, все тот же районный суд занял позицию стороны обвинения, «подарив» защите применение ст. 64 УК РФ. При этом, как ни парадоксально, тот же судья счел необоснованными доводы защиты, по которым он же ранее направлял уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Доверитель впал в отчаяние, местные жители уже активно рассказывали друг другу о его судимости. Депутатская карьера закончилась, не начавшись, несмотря на поддержку электората.

Несмотря на наличие у ВС РФ практики прекращения аналогичных уголовных дел за отсутствием состава преступления в связи с малозначительностью (ч. 2 ст. 14 УК РФ), Судебная коллегия по уголовным делам Омского областного суда оставила приговор без изменения.

Однако свет в конце тоннеля все же загорелся. Сначала судья областного суда передал кассационную жалобу защитника для рассмотрения Президиума суда, а затем последний отменил состоявшиеся судебные акты и прекратил производство по уголовному делу за отсутствием состава преступления.

Это знаменательное для защиты событие состоялось 30 мая 2016 г. Полтора года процессуальной борьбы не прошли даром.

Вместе с постановлением Президиума суда появилась и надежда на изменение региональной практики по аналогичным делам. Есть надежда, что постепенное изменение подобной региональной практики отразится и на федеральной практике в целом, поскольку с аналогичными проблемами сталкиваются адвокаты в разных регионах страны.

Заканчивая эту публикацию, призываю всех коллег не опускать руки и бороться до конца, как бы обидно нас не били жернова судебной и следственной системы, ведь как говорил А.Ф. Кони «Адвокатура есть служение общественное».

Отвечу на вопросы всех, кого заинтересуют подробности и судебные акты по делу.

Рассказать: