×

Адвокат добился оправдания пенсионерки, обвиняемой в смертельном ранении сожителя

Адвокат доказал присяжным, что его подзащитная невиновна в смерти сожителя, хотя ее признали причастной к нанесению ранения, из-за которого он скончался
Фото: «Адвокатская газета»
Президент Сахалинской адвокатской палаты Максим Белянин рассказал «АГ», как ему удалось добиться оправдания своей подзащитной.

11 декабря Южно-Сахалинский городской суд на основании вердикта коллегии присяжных вынес оправдательный приговор (есть у «АГ») пенсионерке, обвинявшейся в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью своего сожителя, повлекшего смерть по неосторожности.

По версии следствия, 16 сентября 2017 г. между жительницей села Ключи Сахалинской области К. и ее сожителем И. произошла домашняя ссора, в ходе которой мужчина бросил в сторону гражданской супруги нож, попавший в пол. После этого, по мнению правоохранителей, К. взяла нож и ударила И. в бедро, повредив бедренную артерию. Мужчина скончался на месте происшествия в тот же день от острой кровопотери.

Предварительное следствие квалифицировало действия обвиняемой по ч. 4 ст. 111 УК РФ – как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предметов, используемых в качестве оружия, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Уголовное дело рассматривалось в Южно-Сахалинском городском суде с участием коллегии присяжных заседателей. Интересы К. в суде представлял защитник по назначению суда, президент Сахалинской адвокатской палаты Максим Белянин. Он рассказал «АГ», что ранее его подзащитная была признана виновной и приговорена профессиональным судьей к пяти годам лишения свободы, но апелляционный суд отменил приговор и возвратил дело в порядке ст. 237 УПК РФ, который в то время как раз подвергся изменениям, расширившим подсудность суда присяжных.

Читайте также
Суды присяжных смогут рассматривать дела женщин и пожилых мужчин
Госдума во втором чтении приняла проект закона, устраняющего дискриминационные ограничения на доступ к суду присяжных
18 Декабря 2017 Новости

По словам адвоката, особую сложность в этом уголовном деле представляли многочисленные протоколы допросов с признательными показаниями К. о причастности к причинению ножевого ранения путем случайного метания ножа. «Впрочем, эту версию опровергала ситуационная экспертиза, да и в суде подсудимая придерживалась иной версии о непричастности вообще к ранению гражданского супруга. Кроме этого, в материалах дела имелась и проверка показаний на месте, заснятая на видео, а также был свидетель, который сообщал, что подсудимая попросила его дать ложные показания о том, что потерпевший сам себе нанес удар в бедро, когда пытался зарезать козла. По словам этого мужчины, он дал такие показания, а теперь разобрался во всем, когда ему показали материалы дела, и отказывается от них. Понятно, что стороной защиты заявлялись ходатайства о недопустимости ряда доказательств, но нужно быть реалистами, и мы с подзащитной понимали, что не сможем доказать те нарушения, которые были на следствии и которые повлияли на дачу, в том числе частично признательных, показаний», – отметил он.

Защитник пояснил, что в рассматриваемом случае линия защиты была направлена на то, чтобы зародить разумные сомнения в виновности подсудимой. «Особый интерес также представляла проблема оглашения в присутствии присяжных медицинского документа, подтверждающего, что у подсудимой имелся выраженный вестибуло-атактический синдром (шатающаяся походка, нарушение координации, замедленные действия), так как практика применения ч. 8 ст. 335 УПК РФ запрещает исследовать подобные документы о личности подсудимого. Но защита акцентировала внимание суда на то, что своими действиями она не пытается вызвать жалость, а пытается донести до сведения, что данный синдром относится к фактическим обстоятельствам дела и ставит под сомнение то обстоятельство, могла ли вообще подсудимая нанести удар ножом такой точности и силы», – рассказал Максим Белянин.

Сделав подборку практики ВС РФ о подобных случаях, когда определенные факты о личности оглашались перед присяжными, удалось убедить судью огласить медицинский документ в этой части, несмотря на достаточно резкий протест гособвинения. «Кроме того, был приглашен врач-невролог, которого коротко допросили о том, что представляет собой указанный синдром», – добавил адвокат.

Максим Белянин также сообщил, что после допроса подсудимой, специалиста, приглашенного гособвинением, окончания судебного следствия и выступления гособвинителей в прениях ему дали всего два часа обеденного времени для подготовки к ним, несмотря на его возражения. «Наверное, это особенности небольших городов, когда все судьи знают всех адвокатов и их возможности. В прениях защите потребовалось указать на нетождественность уличения во лжи одного из свидетелей, который давал показания в пользу подсудимой, доказанности ее виновности, так как было доказано лишь то, что он солгал», – рассказал он.

В итоге коллегия присяжных заседателей признала доказанным факт нанесения ножевого удара И. в область правого бедра, от которого тот скончался на месте. Присяжные также сочли доказанным факт совершения такого преступления К. Однако при ответе на вопрос № 3 вопросного листа о виновности подсудимой в совершении инкриминируемого ей деяния присяжные дали отрицательный ответ, поэтому К. была оправдана по предъявленному обвинению в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления, в отношении нее была отменена мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. За женщиной также признали право на реабилитацию. Однако, по мнению Максима Белянина, гособвинение наверняка обжалует оправдательный приговор.

Рассказать:
Дискуссии
Дела, рассмотренные судом присяжных
Дела, рассмотренные судом присяжных
Уголовное право и процесс
14 Сентября 2022
Яндекс.Метрика