×

Адвокатам рассказали о проблемах квалификации преступлений, совершенных в соучастии

В ходе вебинара ФПА с соответствующей лекцией выступил заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин Университета прокуратуры РФ Константин Ображиев.
Фото: Пресс-служба ФПА
Лектор подчеркнул, что совместность деяния является ключевым признаком соучастия – самостоятельные действия нескольких лиц, совершенные в одном месте и в одно время, не признаются соучастием.

27 мая в ходе очередного вебинара ФПА по повышению квалификации адвокатов с лекцией на тему «Проблемы квалификации преступлений, совершенных в соучастии» выступил заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин Университета прокуратуры РФ, доктор юридических наук, профессор Константин Ображиев.

Как сообщает пресс-служба Федеральной палаты адвокатов, в начале своего выступления лектор пояснил, что квалификацию преступлений, совершенных в соучастии, необходимо начинать с установления признаков соучастия. По его мнению, именно вопрос «есть ли признаки соучастия в совершенном преступлении либо они отсутствуют» зачастую является ключом к решению сложных квалификационных проблем.

Константин Ображиев рассказал об общих признаках соучастия: объективных (множественность субъектов, совместность участия) и субъективных (единство умысла, умышленный характер совершаемого преступления).

Говоря о множественности субъектов, спикер указал, что, с точки зрения Верховного Суда РФ, совместное совершение преступления с лицом, не достигшим возраста уголовной ответственности, не исключает вменение такого квалифицирующего признака, как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

Профессор отметил, что совместность деяния является ключевым признаком соучастия и имеет место лишь там, когда объединенными усилиями соучастников совершено общее для всех, одно и то же преступление. Не признаются совместными и не образуют соучастия самостоятельные действия нескольких лиц, совершенные в одном месте и в одно время.

Переходя к анализу субъективных признаков соучастия, Константин Ображиев уточнил, что соучастие в преступлении предполагает наличие единства умысла соучастников, когда каждый соучастник осознает, что совершает преступление не один, а совместно с другими лицами. Соучастие становится возможным лишь при совершении умышленного преступления, где с умыслом должен действовать каждый из соучастников. При этом несовпадение мотивов или личных целей виновных лиц не исключает соучастия в преступлении.

Отдельное внимание эксперт уделил вопросу соучастия в преступлениях с двумя формами вины, где возможно лишь «простое» соучастие, проявляемое в виде соисполнительства. «Сложное» соучастие с распределением ролей в преступлениях с двумя формами вины исключено. Неосторожное причинение исполнителем дополнительных тяжких последствий следует расценивать как эксцесс исполнителя.

Как разъяснил Константин Ображиев, от соучастия в преступлении с двумя формами вины следует отличать неосторожное сопричинение вреда и неудавшееся соучастие в преступлении. В первом случае несколько лиц, заранее не договариваясь и не согласовывая между собой свои намерения, действуя в одиночку, по неосторожности совершают одно преступление. В случае неудавшегося соучастия действия по выполнению организаторских, подстрекательских или пособнических функций независимо от воли виновных лиц не приводят к совершению исполнителем преступления. По общему правилу, оно должно квалифицироваться как приготовление к преступлению.

Лектор также подчеркнул, что обязательным этапом квалификации преступления, совершенного в соучастии, является установление функциональных ролей всех соучастников, характера их участия в совершении совместного преступного деяния.

Константин Ображиев дал характеристику соучастникам – исполнителю, организатору, подстрекателю и пособнику. Кроме того, он упомянул, что на практике часто встречаются случаи, когда одно лицо сочетает функции различных видов соучастников преступления. Квалификация преступных деяний такого лица подчиняется ряду правил: если наряду с осуществлением функций организатора, подстрекателя или пособника соучастник выступает в качестве соисполнителя преступления, то он признается только соисполнителем; если организатор преступления помимо организаторских функций выполняет функции подстрекателя и (или) пособника преступления, то ему вменяется только организация преступления; если лицо одновременно или последовательно выполняет функции подстрекателя и пособника в совершении одного преступления, то в формуле квалификации отражается ссылка как на ч. 4, так и на ч. 5 ст. 33 Уголовного кодекса.

В заключение спикер выделил две основные теории ответственности соучастников – акцессорную и теорию самостоятельной ответственности. Суть первой заключается в том, что в любом преступлении ключевой является деятельность исполнителя, а роль остальных соучастников рассматривается как второстепенная, не имеющая самостоятельного значения. Во второй теории каждый из участников несет ответственность только за свои личные самостоятельные действия, без привязки к действиям исполнителя. По словам Константина Ображиева, в настоящее время в российском уголовном законодательстве получили распространение элементы обеих теорий, они очень сложно переплетены, что также порождает проблемы в квалификации преступлений, совершенных в соучастии.

Повтор вебинара состоится в субботу, 1 июня.

Рассказать: