×

Адвокаты обсудили вопросы прекращения защиты по уголовному делу при неоплате по соглашению

Дискуссия состоялась в рамках научно-практической конференции «20 лет Федеральному закону “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”: история и современность»
Фото: «Адвокатская газета»
Спикеры рассмотрели вопрос прекращения оказания юридической помощи с разных точек зрения – с позиций подзащитного, общественности и государства, особо остановившись на его этической и гражданско-правовой сторонах.

20 мая в отеле «Moscow Country Club» прошла научно-практическая конференция «20 лет Федеральному закону “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”: история и современность».

Как сообщает пресс-служба Федеральной палаты адвокатов, участники конференции обсудили историю создания Закона об адвокатуре, его принятия и дальнейшего развития. В ходе своего выступления первый вице-президент ФПА Евгений Семеняко, в частности, заметил, что российская адвокатура является единственной из адвокатур европейских стран, где адвокатская корпорация самостоятельно устанавливает правила вступления в профессию, профессионального поведения и дисциплинарную процедуру.

Также в ходе конференции вице-президент ФПА РФ Елена Авакян рассказала о ходе внедрения Комплексной информационной системы адвокатуры России (КИС АР). По приведенным ею данным, сейчас в КИС АР зарегистрированы и активно используют ее порядка 11 000 адвокатов, около 15 000 различных уполномоченных лиц, большую часть которых составляют судьи и помощники судей. В целом число активных пользователей КИС АР составляет более 27 000. Кроме того, 51 адвокатская палата использует подсистему автоматизированного распределения поручений на защиту по назначению; 34 палаты находятся в режиме ожидания, 12 из них имеют собственные системы распределения дел по назначению и ждут возможности интеграции с этой подсистемой.

Вторая часть мероприятия, как пишет пресс-служба ФПА, была посвящена обсуждению вопроса о том, может ли адвокат отказаться от защиты в связи с прекращением оплаты. Советник ФПА, член Совета АП Ставропольского края Нвер Гаспарян заметил, что этот вопрос активно обсуждается в адвокатском сообществе, причем существует точка зрения, что адвокат вправе прекратить оказание юридической помощи, если доверитель перестает ее оплачивать. Тем не менее, по мнению Нвера Гаспаряна, адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты.

Аргументируя свою позицию, он предложил взглянуть на проблему с разных точек зрения – с позиций подзащитного, общественности и государства, которое заинтересовано в защите прав граждан, особенно в условиях сложной экономической ситуации. «Наши предшественники, родоначальники присяжной адвокатуры, передали нам очень важные правила адвокатской профессии, которые составляют несущую опору адвокатской конструкции, – недопустимость отказа от защиты, адвокатская тайна и необходимость ее хранить, недопустимость занимать позицию вопреки воле доверителя и другие важные постулаты. Мы должны уважительно относиться к нашим предшественникам и к тому наследию, которое мы от них получили», – заключил Нвер Гаспарян. При этом, по его мнению, запрет на отказ от защиты в случае неоплаты ее доверителем не может носить абсолютного характера: необходимо принимать во внимание конкретную ситуацию, в которой находится адвокат.

Советник ФПА, член Совета АП Белгородской области Борис Золотухин не согласился с точкой зрения Нвера Гаспаряна, обратив внимание, что следует говорить не об отказе от защиты, а о возможности ее прекращения при расторжении соглашения доверителем в связи с неоплатой, если этот пункт прописан в соглашении. По мнению спикера, адвокат, труд которого перестает оплачивать доверитель по соглашению, может продолжить участие в деле по назначению, если адвокат согласен на это, а доверитель не возражает. Но нельзя заставлять адвоката работать по принуждению, уверен Борис Золотухин. «Соглашение – это гражданско-правовой договор, и обе стороны должны выполнять его условия», – подчеркнул он, добавив, что в случае расторжения соглашения доверителем достаточно корпоративных актов, чтобы разрешить этот вопрос.

Советник ФПА, адвокат АП Московской области, доцент кафедры нотариата МГЮА Сергей Макаров обратил внимание коллег, что остается абсолютным положение о том, что адвокатская помощь по определению является оплачиваемой. Выплата вознаграждения – одно из существенных условий соглашения об оказании юридической помощи, и это вознаграждение должно выплачиваться, а в случае его невыплаты оказание юридической помощи должно приостанавливаться или даже прекращаться.

По его мнению, «отказ от принятой на себя защиты» может толковаться по-разному. Так, можно воспринимать его как произвольное нежелание работать, и тогда этот отказ – произвольный, а можно воспринимать его более узко, как устранение оснований для работы. И если защита осуществляется на основании соглашения, то и положения ГК РФ должны быть здесь полностью применимы. Сергей Макаров заметил, что те нормы, которые приводятся как аргументы недопустимости отказа от принятой на себя защиты со ссылками в том числе и на Кодекс профессиональной этики адвоката, говорят о том, что адвокат не может отказываться от линии защиты также на последующей стадии при отсутствии уважительных причин – значит, при уважительных причинах он может отказаться.

Поэтому, считает Сергей Макаров, необходимо толкование термина «отказ от принятой на себя защиты», которое должно дать профессиональное сообщество. И если все-таки оно придет к выводу, что можно при неуплате вознаграждения, предусмотренного соглашением, подписанным доверителем, приостановить, прекратить оказание помощи, то сообщество должно дать всем адвокатам на федеральном уровне алгоритм действий. «Никто из нас не собирается произвольно отказываться от работы. Ведение дел и получение гонораров нужно всем нам. Это наша работа, это наш заработок. Не надо этого стесняться. Однако адвокат в случае проявления доверителем циничного нежелания оплачивать его помощь не должен как раб или как крепостной продолжать ее оказывать бесплатно», – отметил Сергей Макаров. По его словам, зная о сложных обстоятельствах доверителя, защитник будет согласен продолжать работу по делу и продолжит ее, но, если адвокат не готов защищать бесплатно, необходимо освободить его от дисциплинарной ответственности.

В продолжение дискуссии советник ФПА, вице-президент ПА Самарской области Дмитрий Тараборин высказал мнение, что, если адвокат, получив от доверителя значительную сумму в качестве вознаграждения по делу, затем откажется от защиты при прекращении оплаты, это будет неэтичным поступком. Далее он перешел в своем выступлении к проблемам уголовного судопроизводства.

Он пояснил, что наиболее социально и публично значимой функцией адвокатской корпорации является осуществление адвокатами защиты по уголовным делам: «Более того, именно в этой отрасли права адвокатура имеет фактическую монополию и потому несет повышенную ответственность за все, что в ней происходит».

По словам Дмитрия Тараборина, государство поступательно превращает уголовное судопроизводство в услугу, которая оказывается по определенному алгоритму, не терпящему ни индивидуального подхода, ни отклонения от заданного вектора. И эту услугу оно оказывает себе. «В сложившейся ситуации фактически единственный эффективный инструмент – наш профессионализм, используя который, мы можем подготовить и донести до власти нашу позицию относительно видящихся нам опасных тенденций и наше предложение о том, как всем нам избежать окончательного низведения уголовного процесса до не имеющего практической ценности ритуала», – отметил он.

Выступая на конференции с докладом «Соглашение об оказании юридической помощи: актуальные проблемы», советник ФПА, председатель АА МГКА «Власова и партнеры» Ольга Власова перечислила некоторые проблемы адвоката, участвующего в уголовном судопроизводстве. С момента принятия Закона об адвокатуре соглашение об оказании юридической помощи воспринималось как договор поручения или договор о возмездном оказании услуг, заметила она. После внесения в Закон изменений в нем осталось упоминание о гражданско-правовом договоре, однако термины «доверитель», «поручение», «поверенный» никуда не делись, а в гражданском процессе положение адвоката ничем не отличается от положения любого представителя.

Возвращаясь к вопросу о прекращении защиты в случае прекращения оплаты, Ольга Власова призвала отличать причину от следствия. Она выразила сожаление, что Закон об адвокатуре не содержит определения термина «юридическая помощь», а Гражданский кодекс РФ – терминов «юридическая помощь» и «помощь». Отсутствие дефиниции ряда терминов и новых институтов в отраслях права не позволяет строго определить их правовой характер, полагает спикер. Поэтому соглашение адвоката с доверителем не может являться гражданско-правовым договором, так как в вопросах соблюдения прав граждан речь идет не только о частном, но и о публичном праве.

Ольга Власова поддержала коллег, которые считают, что заставлять адвоката работать безвозмездно достаточно сложно, и оснований для этого нет. «Мы вправе ожидать, что наша профессиональная деятельность будет оплачена», – резюмировала она. При этом спикер призвала определить, что такое юридическая помощь и оказывают ли адвокаты юридические услуги, а также более подробно регламентировать порядок расторжения соглашения адвоката с доверителем. Что касается оказания бесплатной юридической помощи – это публично-правовые отношения, и, если такое поручение принято, адвокат должен его исполнять.

Вопросы, касающиеся соглашения об оказании юридической помощи и отчетности адвоката по нему, затронул и член Комиссии ФПА по этике и стандартам, адвокат АП города Москвы Вячеслав Голенев. По его словам, при разрешении споров, касающихся выплаты вознаграждения адвокатам, суды исходят из того, что составление такого отчета или акта является обязательным, особенно актуальным это стало в вопросах банкротства.

Вячеслав Голенев привел судебную практику по обоснованности получения адвокатского гонорара и поставил вопрос, каким образом адвокат должен отчитываться перед доверителями о том, как были потрачены полученные денежные средства. По его словам, есть практические способы защиты адвоката в случае осуществления государством контроля за тем, как адвокат оказывает «услуги» (это термин Верховного Суда РФ) по уголовному делу, и отчетность здесь играет довольно важную роль. Он перечислил несколько специальных юридических приемов, позволяющих устранить расхождения в финансовых документах.

Завершая заседание, вице-президент ФПА Генри Резник отметил: «Не надо стесняться договариваться об оплате. Адвокат живет в своей профессии, его помощь должна быть оплачена, и стыдиться этого не стоит». При этом, уверен он, о размере гонорара надо договариваться заранее, чтобы при потенциальном разбирательстве в адвокатской палате или в суде были зафиксированы все аспекты тех действий, которые должен совершить адвокат.

Также в рамках конференции прошла торжественная церемония вручения высших адвокатских наград имени Ф.Н. Плевако. С полным списком лауреатов можно ознакомиться здесь.

Рассказать:
Яндекс.Метрика