×

Адвокаты прокомментировали позицию ВС о возможности оплаты юруслуг заемными средствами

В мотивированном определении Суда отмечено, что заказчик вправе использовать для оплаты юридических услуг заемные средства, которые были перечислены заимодавцем напрямую коллегии адвокатов
Все адвокаты, включая представителя заявителя, поддержали выводы Верховного Суда. По мнению двоих из них, высшая судебная инстанция упрочила идею судебного инвестирования в российской правоприменительной практике.

Верховный Суд изготовил мотивировочную часть Определения № 305-ЭС14-7285 по делу о взыскании участником судебного процесса судебных расходов с госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» в рамках дела о банкротстве банка.

Фабула дела

Как писала ранее «АГ», 27 мая ВС РФ рассмотрел жалобу по делу № А40-56428/2012 о взыскании участником судебного процесса судебных расходов и отменил постановление окружного суда, оставив в силе решение первой и апелляционной инстанций.

В июне 2012 г. ОАО «МИ-БАНК» было признано банкротом, в отношении него было открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим должника была назначена госкорпорация АСВ.

Читайте также
ВС: Оплата юруслуг заемными средствами – не повод для отказа в возмещении судебных расходов
Суд отменил решение кассации, посчитавшей, что судебные расходы не могут быть возмещены участнику разбирательства, если они были понесены в его интересах третьим лицом по договору займа
27 Мая 2019 Новости

Впоследствии арбитражный суд взыскал убытки с экс-председателя правления банка-банкрота Михаила Кудрявцева в пользу должника на сумму 389 млн руб. Апелляция оставила в силе решение суда первой инстанции. Кассация отменила судебные акты нижестоящих инстанций и отправила обособленный спор на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суд отказал в удовлетворении заявления. Вторая инстанция взыскала с Михаила Кудрявцева и бывшего председателя совета директоров банка в лице Гитаса Анилиониса 60 млн руб. убытков. Кроме того, с Михаила Кудрявцева в пользу банка были взысканы убытки в размере 389 млн руб. В дальнейшем кассация отменила постановление апелляции и оставила в силе решение суда первой инстанции.

Далее Гитас Анилионис обратился в суд с заявлением о взыскании с конкурсного управляющего банка судебных расходов на сумму 1,4 млн руб. В обоснование своих требований гражданин сослался на заключение им соглашения об оказании квалифицированной юридической помощи с КА «Тарло и партнеры», которая оказала ему услуги на вышеуказанную сумму. Для оплаты оказанной юридической помощи гражданин занял деньги у двух частных лиц по соответствующим договорам займа, указанные лица перечислили необходимые денежные средства напрямую адвокатской коллегии.

Арбитражный суд удовлетворил заявленные требования частично, взыскав с банка в пользу Гитаса Анилиониса 500 тыс. руб. Апелляция поддержала решение суда первой инстанции. Суды сочли, что в материалах дела имеются доказательства оплаты юридических услуг лишь на сумму 831 тыс. руб., а оказание услуг на сумму 1,4 млн руб. не доказано. С учетом специфики дела, количества судебных заседаний и подготовленных процессуальных документов сумма 831 тыс. руб. была уменьшена до 500 тыс. руб.

Со ссылкой на ст. 807 ГК РФ суды отметили, что стороны вправе договориться о том, что заем предоставляется путем оплаты третьему лицу. С даты такой оплаты деньги переходят в собственность заемщика, который распоряжается ими и исполняет свое обязательство перед третьим лицом. Действующее законодательство не запрещает производить оплату услуг денежными средствами, полученными в качестве займа.

Окружной суд отменил судебные акты нижестоящих судов и отказал в удовлетворении требования. Кассационная инстанция исходила из того, что право на возмещение судебных расходов возникает при условии фактического несения стороной затрат. Со ссылкой на п. 5 Обзора Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121 кассация отметила, что факт оплаты услуг представителя третьим лицом в счет исполнения денежного обязательства не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании судебных расходов. Однако для признания таких расходов понесенными именно заявителем требуется, чтобы лицо, оплатившее расходы, являлось должником заявителя по каким-либо обязательствам. В силу отсутствия таких отношений между заимодавцами и заемщиком кассация вынесла решение не в пользу заявителя.

Содержание кассационной жалобы в ВС

В поданной в Верховный Суд кассационной жалобе Гитас Анилионис просил отменить постановление суда округа, ссылаясь на существенное нарушение норм материального и процессуального права. По мнению заявителя, суд округа неправильно применил положения ГК РФ, регулирующие отношения займа, а также ст. 421 («свобода договора») Кодекса. Исходя из принципа свободы договора, в спорных договорах займа оговорено, что заем предоставляется путем оплаты третьему лицу. Сумма займа, переданная заимодавцем указанному заемщиком третьему лицу, считается переданной заемщику, который таким образом исполняет свое обязательство перед третьим лицом.

Из жалобы следовало, что оплата, перечисленная в пользу КА «Тарло и партнеры» заимодавцами за оказанные заявителю услуги, являлась расходами, понесенными непосредственно Гитасом Анилионисом, и, соответственно, он имел право потребовать их возмещения. Заявитель утверждал, что он необоснованно лишился возможности компенсации значительных судебных расходов, при этом его обязательство по возврату суммы займа заимодавцам сохранилось.

Выводы высшей судебной инстанции

После изучения материалов дела и доводов сторон Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ удовлетворила кассационную жалобу заявителя. ВС подчеркнул, что заказчик не лишен правовой возможности использовать для оплаты юридических услуг заемные средства, которые при передаче их заимодавцем заемщику переходят в собственность последнего (п. 1 ст. 807 ГК РФ).

«Если за счет заемных денежных средств заказчик исполнил свое обязательство перед лицом, оказавшим ему юридические услуги в связи с рассмотрением дела в арбитражном суде, то оснований полагать, что его имущественная масса не уменьшилась, не имеется. Как следствие, нет законных оснований для отказа в восстановлении его имущественной массы посредством применения правил возмещения судебных расходов. Не меняет положение дел факт перечисления денежных средств заимодавцем по указанию заемщика непосредственно исполнителю юридических услуг, поскольку в силу п. 5 ст. 807 ГК РФ сумма займа, переданная заимодавцем указанному заемщиком третьему лицу, считается переданной заемщику», – указано в определении Суда.

Определение ВС упрочило идею судебного инвестирования

В комментарии «АГ» управляющий партнер АБ «Тарло и партнеры» Алексей Попов, представлявший интересы Гитаса Анилиониса в ВС РФ, отметил, что заказчик не лишен правовой возможности использовать для оплаты юридических услуг заемные средства, которые были перечислены напрямую заимодавцем в оплату таких услуг, и вправе компенсировать их по правилам возмещения судебных расходов за счет стороны спора, не в пользу которой состоялся судебный акт. «Таким образом, своим определением ВС РФ существенно продвинул юридическое сообщество на пути развития судебного инвестирования (финансирования судебных расходов инвесторами)», – резюмировал адвокат.

Эксперты «АГ» также поддержали выводы высшей судебной инстанции. Так, партнер юридической компании Tenzor Consulting Group Антон Макейчук назвал справедливыми и обоснованными выводы Верховного Суда РФ: «Окружной суд, указав в отмененном судебном акте, что договоры займа и платежные поручения не подтверждали несение расходов заявителем, грубо нарушил право ответчика по делу (и клиента коллегии адвокатов) на возмещение расходов на оплату услуг представителя».

По словам эксперта, заказчик юридических услуг на законодательном уровне не лишен возможности оплачивать их заемными средствами или иными законными способами, позволяющими доказать факт несения судебных издержек, связанных с оплатой услуг представителей. Обратное означало бы ограничение прав клиента, а также влекло бы нарушение его права на судебную защиту.

«Если бы в правовой системе была закреплена модель полного возмещения затрат, это стимулировало бы участников гражданского оборота (под страхом несения крупных судебных расходов) не обращаться с несостоятельными исками и разрешать спор в досудебном порядке или с использованием альтернативной процедуры – медиации. В практике зарубежных судебных юрисдикций институт возмещения расходов на представителей развит в полной мере, судьи почти во всех случаях взыскивают с проигравшей стороны расходы на оплату услуг представителя в полном объеме, даже если стоимость юридических услуг превышает стоимость иска», – заключил Антон Макейчук.

Руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян полагает, что спор весьма интересен тем, что в нем столкнулись вопросы существа защищаемого интереса и его формального регулирования, и в этой схватке, по мнению эксперта, победил первый принцип.

«С одной стороны, есть установленный АПК РФ принцип о том, что каждый имеет право на защиту своих интересов любым не запрещенным законом способом и на возмещение разумных судебных расходов за счет проигравшей стороны. С другой стороны, есть положение п. 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121, согласно которому право на возмещение судебных расходов возникает при условии фактического несения затрат, документального подтверждения размера расходов», – отметил эксперт.

По его словам, Верховный Суд исследовал существо защищаемого интереса и указал, что в ситуации, когда деньги фактически заплачены консультанту и эти обстоятельства документально подтверждены, такие расходы подлежат возмещению в разумном размере.

Артур Зурабян полагает, что подобное решение будет использоваться при возмещении судебных расходов, произведенных третьим лицом в рамках инвестирования судебных расходов, то есть когда потенциальный инвестор вкладывается в оплату правового сопровождения того или иного спора в целях получения части возможного положительного результата: «В этом случае, по общему правилу, денежные средства также идут напрямую консультанту, минуя процессуальную сторону, расходы которой оплачиваются».

Он также не исключил возможности расширительного толкования такой позиции. «Зачастую недобросовестные стороны пытаются “нарисовать” судебные расходы через различного рода расписки, расчеты с третьими лицами путем зачетов, моделирование гражданско-правовых договоров с работниками. То есть суд при анализе финансирования от третьей стороны всегда должен добраться до существа правоотношений и убедиться, что деньги были фактически уплачены консультанту и что на стороне лица, участвующего в деле, в пользу которого взыскиваются судебные расходы, действительно возникло обязательство по их компенсации. В анализируемом деле таким доказательством выступили платежные поручения и уступка права на получение судебных расходов непосредственно заимодавцу», – подытожил Артур Зурабян.

В свою очередь, руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко также поддержала выводы Суда о необходимости возмещения судебных расходов на оплату услуг представителей, которые были оплачены третьим лицом за доверителя не в счет оплаты обязательства перед стороной спора, а по иному основанию.

Эксперт также обратила внимание, что в рассматриваемом споре о привлечении к субсидиарной ответственности в банкротстве (дело прошло две стадии рассмотрения во всех инстанциях) в пользу выигравшей стороны была взыскана всего лишь треть заявленной суммы. «Вероятность получения заявителем реально взысканных средств крайне мала по причине того, что судебные расходы кредитора и иных лиц, в пользу которых был принят судебный акт по соответствующему обособленному спору, не являются текущими платежами и подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов», – заключила Александра Улезко.

Рассказать:
Дискуссии
Финансирование судебных процессов
Финансирование судебных процессов
Юридический рынок
11 Июня 2019