×

Бороться с мошенничеством заключенных предлагают при помощи блокировки телефонов в колониях

Разработчики законопроекта исходят из того, что заблокирован может быть даже номер, зарегистрированный на третье лицо, никак не связанное с преступлением
Фото: Пресс-бюро ФСИН России
Эксперты крайне негативно оценили инициативу. Один из них указал, что такие изменения являются очередной неуклюжей попыткой решить насущные проблемы при помощи запретов. Второй назвал поправки пустыми, подчеркнув, что они позволят заблокировать номер адвоката под предлогом ошибки. Третий заметил, что разработчики не учитывают развитие технологий, что делает предлагаемые изменения несколько старомодными. Четвертый эксперт полагает, что эффективнее использовать подавители сотовой связи, а не усложнять правовое регулирование. Пятый в свою очередь рассказал «АГ» о перспективах «заблокированных» абонентов в ЕСПЧ.

9 января в Государственную Думу поступил законопроект № 876381-7, направленный на предупреждение и предотвращение преступлений, совершаемых лицами, осужденными к лишению свободы и находящимися под стражей, при помощи мобильной связи и интернета.

Предложение по блокировке абонентских номеров на территории учреждений ФСИН

В соответствии с Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений и Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы осужденным, подозреваемым и обвиняемым не разрешается иметь при себе средства мобильной связи. Статьей 19.12 КоАП установлена ответственность за передачу и попытку передачи лицам, содержащимся в учреждениях уголовно-исполнительной системы и местах содержания под стражей, вещей, хранение или использование которых запрещено законом. При этом с 8 марта 2013 г. размер административного штрафа за осуществление указанных действий увеличен с 1–1,5 тыс. до 3–5 тыс. руб.

Авторы законопроекта отмечают, что число средств связи, ежегодно изымаемых на территории исправительных учреждений и СИЗО, снижается, однако по-прежнему остается высоким. Так, в 2016 г. количество изъятой техники составило более 69,5 тыс. единиц, в 2017 г. – 64 тыс., а в 2018 г. – свыше 56 тыс.

По мнению разработчиков поправок, рост количества нарушений, связанных с незаконным использованием средств мобильной связи в исправительных учреждениях и СИЗО, способствует совершению различного рода преступлений содержащимися в них лицами. Как указано в пояснительной записке, согласно статистической информации МВД России, в 2017 г. было совершено более 44 тыс. преступлений мошеннического характера с использованием средств мобильной связи, при этом субъектом почти 300 являлись лица, находящиеся в местах лишения свободы. За первые три квартала 2018 г. эти цифры составили 59,6 тыс. и 508 преступлений соответственно.

Отмечается, что осужденные, содержащиеся в исправительных учреждениях, совершают и иные преступления при помощи средств связи. Так, ФСИН располагает информацией, что средства мобильной связи используются для оказания давления на свидетелей, организации координирования действий находящихся на свободе членов ОПГ, поставок запрещенных предметов и наркотических средств, а также в экстремистских целях.

Противоправное использование средств мобильной связи, по мнению разработчиков, также способствует распространению случаев оказания давления на администрацию учреждений в целях предоставления незаконных послаблений режима содержания, организации незаконных акций и созданию общественного резонанса. «Известно также, что через лицевые счета абонентских номеров сим-карт, находящихся в пользовании спецконтингента, происходит обращение безналичных денежных средств, за счет которых осуществляется финансовая поддержка лидеров уголовно-преступной среды», – подчеркивается в пояснительной записке.

При этом принимаемые ФСИН меры административного и технического характера, выражающиеся в усилении режимных требований и повышении качества проведения обыскных мероприятий, из-за недостаточного количества работников и финансирования, по мнению авторов законопроекта, не позволяют полностью решить обозначенную проблему. Кроме того, разработчики указали, что способы доставки на территорию исправительных учреждений средств мобильной связи становятся все более ухищренными, применяются даже беспилотные летательные аппараты.

Отмечается, что источником информации о незаконном использовании лицами, содержащимися в учреждениях уголовно-исполнительной системы, абонентских номеров мобильных телефонов являются результаты проводимых ОРМ, в том числе оперативно-технических и режимных. Наибольшую эффективность имеет использование при проведении оперативно-режимных мероприятий специальных технических средств, позволяющих достоверно установить наличие и активность в режимных зонах учреждений УИС сим-карт операторов мобильной связи.

По словам разработчиков, у ФСИН России имеется положительная практика приостановления услуг связи при выявлении незаконного использования абонентских номеров в ходе ОРД. Однако возможности приостановления либо прекращения оказания услуг связи в соответствии с Законом об ОРД ограничены случаями возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью лица, а также угрозы государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности РФ.

В связи с этим законопроектом предусматривается наделение руководителей территориальных органов УИС полномочиями по принятию решений об обращении к операторам связи с запросом о прекращении оказания услуг связи физическим и юридическим лицам в случае обнаружения в ходе ОРМ незаконно используемых на территории исправительных учреждений и СИЗО абонентских номеров. При этом предполагается, что это будет делаться не только для решения задач ОРД в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью граждан или угрозы безопасности государства, но и в целях обеспечения режима на территории соответствующих учреждений.

В соответствии с разработанными поправками операторы связи должны будут прекратить оказывать услуги связи юридическим и физическим лицам в случаях выявления незаконного использования выделенных им абонентских номеров на территории учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, а также на территории мест содержания под стражей. Предполагается, что основанием для этих действий будет выступать письменное мотивированное решение руководителя регионального управления ФСИН.

В случае принятия законопроекта Правительству РФ предстоит установить порядок взаимодействия операторов связи с местами содержания под стражей и учреждениями, исполняющими уголовные наказания в виде лишения свободы. Также будет утверждена форма обращения к оператору связи о прекращении оказания услуг по обнаруженным в ходе ОРМ незаконно используемым абонентским номерам.

Эксперты раскритиковали предлагаемые изменения

Адвокат, партнер АБ «ЗКС» Сергей Дякин назвал предлагаемые изменения неоднозначными. «Представляются сомнительными возможность их практической реализации и эффективность полученных результатов. В законопроекте отсутствует необходимая конкретизация предлагаемых к введению полномочий сотрудников ФСИН», – заметил он.

По словам эксперта, как правило, сим-карты, используемые в абонентских устройствах на территории СИЗО и исправительных учреждений, зарегистрированы на третьих лиц, а не на лиц, содержащихся там. «Таким образом, этим лицам ничто не помешает заключить с оператором связи другой договор на предоставление услуг связи, и соответствующая сим-карта вновь будет использоваться на режимных объектах ФСИН», – пояснил Сергей Дякин. Кроме того, добавил адвокат, непонятно, на основании чего будет ограничиваться доступ к услугам связи для этих лиц, ведь они не содержатся в местах лишения свободы, на них не распространяются указанные запреты. Более того, некоторые из них могут даже не знать, что выданная на их имя сим-карта используется незаконным образом.

«Властям следует, прежде всего, сконцентрироваться на обеспечении безопасности и надлежащих условий содержания в исправительных учреждениях в соответствии с международными нормами. Возможно, стоит подумать над тем, как сократить количество людей, отбывающих наказание в исправительных учреждениях», – полагает эксперт. В случае принятия предложенные изменения, по его мнению, станут очередной «неработающей и неуклюжей попыткой решить насущные проблемы запретительными, а не позитивными нормами».

Адвокат АП г. Москвы Евгений Москаленко полагает, что проблема использования лицами, находящимися под стражей и в местах лишения свободы, мобильных средств связи и сим-карт для совершения противоправных действий реальна. «Несколько лет назад по стране шла волна хищений с использованием телефона. Людям, как правило, пожилого возраста звонил сын (или дочь) и просил денег в связи с необходимостью решить срочный вопрос с полицейскими, так как он якобы сбил человека или, например, пойман с наркотиками», – рассказал эксперт. Напуганные родственники переводили деньги на указанный номер телефона, а злоумышленники «обналичивали» эти средства. По словам Евгения Москаленко, организаторы и исполнители таких звонков зачастую находились в местах лишения свободы.

«Сейчас мы можем наблюдать подобные хищения, связанные с банковскими картами. Нельзя отрицать и опасность связи обвиняемого с людьми “на воле”. Однако предлагаемые изменения не позволят изменить ситуацию», – заметил адвокат. По его мнению, проблема состоит в том, что принятие решения о запрете предоставления услуг связи зависит от инициативы администрации мест заключения: «Телефоны в соответствующих учреждениях используются годами, и никакие меры не принимаются по понятным причинам. Это же не позволит быть объективным и руководству мест заключения, “нужные” люди всегда будут пользоваться телефонами. Мне известны случаи, когда оперативники, расследующие мошенничество, совершенное, например, из камеры СИЗО, годами пишут рапорты с требованиями принять меры к установлению фактов использования телефонов – и ничего не происходит».

В то же время, подчеркнул он, предлагаемые поправки позволят заблокировать телефонный номер адвоката под предлогом ошибки. «Отмечу, что в законе не прописан порядок уведомления абонента и отмены ошибочного решения. Мой вердикт: закон пустой и не приведет к ожидаемому результату», – подытожил Евгений Москаленко.

Исполнительный директор HEADS Consulting, к.ю.н. Никита Куликов согласился с тем, что большое количество мошеннических звонков с просьбами назвать номер карты, сверить личные данные или перевести якобы ошибочно перечисленные на карту деньги поступает именно от лиц, находящихся в местах лишения свободы или под стражей. Тем не менее инициатива, по его словам, небезупречна.

Так, отметил он, для того, чтобы воспользоваться телефонным номером, необязательно его приобретать. Номер может быть «клонирован» с помощью определенных программ в смартфоне, которые позволяют совершить звонок с любого номера. «Именно поэтому предлагаемые нормы выглядят, в том числе, в определенном смысле старомодными», – заметил эксперт. Никита Куликов подчеркнул, что настоящий владелец «клонированной» сим-карты может не подозревать, что ей пользуется кто-то другой.

По его мнению, основная проблема в данном случае связана не с утратой номера, а с уголовно-правовыми рисками, обусловленных тем, что номер использовался для осуществления противозаконной деятельности. «Кто будет разбираться в таких тонкостях, с ведома или без ведома абонента телефонный номер использовался на территории соответствующего учреждения, в законопроекте не прописано. Тем самым бремя доказывания невиновности не делающего ничего противозаконного абонента может быть переложено на данное лицо, что как минимум несправедливо. Вместо решения одной проблемы законопроект создает другую», – пояснил эксперт.

Адвокат МГКА «Власова и партнеры» Людмила Космовская полагает, что предлагаемые нововведения представляют собой очередное ограничение, вводимое без судебного решения, на основании административного распоряжения должностного лица. «Прослеживаемая в последние годы тенденция введения подобных ограничений прав и свобод без обращения в суд, на мой взгляд, все более отдаляет РФ от правового государства», – заметила эксперт.

Адвокат посчитала странным избранный способ решения проблемы, отметив, что вместо изобретения сложной процедуры с вовлечением в нее операторов связи и возложением на них расходов на блокирование номеров можно было бы воспользоваться техническими средствами, например подавителями сотовой связи.

Перспективы «заблокированных» абонентов в ЕСПЧ

Юрист Николай Зборошенко обратил внимание, что правомерность требования о прекращении оказания услуг связи в этом случае предварительно не проверяется судом. Это, по его словам, предоставляет должностным лицам неограниченную свободу усмотрения и тем самым создает угрозу системного нарушения прав и законных интересов лиц, на которые зарегистрированы соответствующие абонентские номера.

«В случае реализации законопроекта в представленном виде физическим либо юридическим лицам о прекращении предоставления им услуг связи станет известно лишь постфактум, а действительные основания для прекращения предоставления им услуг связи, вероятнее всего, не будут предоставлены даже в случае обращения в суд», – указал эксперт.

Он полагает, что указанные ограничения будут опосредованно основаны на Законе об ОРД, ранее признанном Европейским Судом по правам человека не соответствующим критерию качества закона. По словам Николая Зборошенко, к выводу о несоответствии данного акта требованиям, предъявляемым к качеству закона, Большая палата пришла в Постановлении от 4 декабря 2015 г. по делу «Роман Захаров против России».

В этом деле ЕСПЧ руководствовался тем, что Закон об ОРД предоставляет российским правоохранительным органам неограниченную свободу усмотрения при сборе и хранении собранной о лице оперативной информации, пояснил юрист. В частности, ЕСПЧ указал на наличие у лица, в отношении которого проводятся ОРМ, возможности узнать о факте проведения ОРМ лишь после получения отражения проведенных ОРМ в рамках уголовного судопроизводства. Дополнительно Суд отметил формальный характер предварительной судебной проверки, а в ряде случае – ее отсутствие.

«В случае введения предложенного правового регулирования лица, предоставление услуг связи которым было прекращено, будут иметь правовые основания для обращения в ЕСПЧ в связи с нарушением права на уважение частной и семейной жизни по смыслу ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, указывая на несоответствие данного национального правового регулирования критерию “качества закона”», – полагает Николай Зборошенко.

Рассказать: