×

Французская эволюция

Объединение практикующих юристов в единое сообщество во Франции продолжалось 20 лет
 

Объединение практикующих юристов в единое сообщество во Франции продолжалось 20 лет

 
12 ноября в Федеральной палате адвокатов состоялась встреча представителей ФПА с известным французским адвокатом Полем-Альбером Ивеном. В свое время он возглавлял Национальный совет адвокатов Франции, парижские адвокаты неоднократно избирали его своим ботанье. Господин Ивен рассказал российским коллегам о современном состоянии французской адвокатуры и поделился опытом объединения практикующих юристов в единую адвокатскую корпорацию.


Поль-Альбер Ивен


Два пути юридической профессии


По мнению господина Ивена, у профессии практикующего юриста четко обозначились два пути: традиционный – при верховенстве корпоративных традиций и принципов адвокатуры, когда защитительная миссия адвоката остается доминирующей, а профессиональная корпорация выступает в роли института гражданского общества, и коммерческий – где главным становится фактор прибыли, а адвокатские образования оказываются включенными в финансово-промышленные структуры.

По первому пути развиваются адвокатские корпорации Франции, Германии, Италии. Вторым путем идут адвокаты Великобритании, Испании, Бельгии. В этих государствах адвокатские фирмы открыли двери для банковского капитала и, как следствие, – утратили контроль над развитием ситуации. Адвокаты превратились в своего рода миноритарных акционеров, а коммерсанты – в управляющих адвокатскими компаниями. В результате адвокатура этих стран все больше теряет свою независимость, а следовательно, утрачивает и главную функцию – независимого правового защитника и советника граждан и юридических лиц. Популярная сейчас в Англии идея китайской стены внутри адвокатской фирмы (когда один и тот же адвокат может обслуживать противоборствующих клиентов), по мнению г-на Ивена, не выдерживает критики.

Неприемлемым для классической адвокатуры он считает и метод аутсорсинга, при котором английский адвокат, сидя в Лондоне и получая $400 за час работы, может вести дело в Индии руками индийского адвоката, который делает свою работу по тарифу $10 в час. Такой подход, считает Ивен, не только не этичен (адвокат должен делать свою работу сам), но и размывает суть адвокатской профессии. Он полагает, что от того, каким путем идет адвокатура, во многом зависит не только уверенность конкретного человека в профессиональной юридической защите, но и общее состояние прав и свобод в стране.

«Рынок коммерческого права – богатый рынок, – говорит г-н Ивен, – а рынок защиты прав и интересов частных лиц – бедный “рынок”. Если этот последний обнищает совсем, то там скоро некому будет работать…»

Французские адвокаты сумели найти золотую середину: не дав подчинить себя финансовым структурам, они привлекли в свое сообщество консалтинговых юристов, открыв для адвокатуры по меньшей мере несколько десятков направлений деятельности. При этом французская адвокатура остается социально ответственной, защищая и консультируя граждан вне зависимости от их материального достатка.

Монополия по-французски

До 1991 г. практикующие юристы Франции делились на две большие профессиональные группы – адвокаты и юридические консультанты. Адвокаты на 80 % были заняты судебным представительством и на 20 % – консультационными услугами. Консультанты занимались исключительно консультационной деятельностью. Так же как и в России, консультанты обладали большей индивидуальной свободой: не подчинялись этическим и профессиональным правилам, по которым жила адвокатская корпорация, не участвовали в социальной защите малоимущих граждан.

Дуализм профессии при объективных конкурентных преимуществах консультантов создавал множество проблем, начиная от коммерциализации правоотношений и оттока капиталов за рубеж и заканчивая сужением сферы деятельности адвокатуры с перспективой ее вырождения. В этих условиях были выработаны меры, направленные на объединение профессии на основе принципов адвокатской деятельности. Были приняты законодательные акты, согласно которым частной юридической практикой и консультированием могли заниматься только адвокаты. По новому закону адвокатами становились все практикующие юристы, вплоть до юрисконсультов на предприятиях. Консалтинговым юристам был предложен выбор – перейти в структуру финансовых объединений или вступить в адвокатуру. На своем съезде они приняли решение вступать в адвокатуру. Так была образована адвокатская монополия.

Долгий путь к согласию

Накануне реформ французами владели те же страхи, которыми нынче болеет российское юридическое сообщество. В самой адвокатуре почти поровну разделились голоса «за» и «против» вступления консультантов адвокатскую корпорацию. Адвокаты опасались, что среди их новых коллег окажутся не слишком добросовестные юристы. А юрисконсульты переживали по поводу утраты независимости, возможности потерять бизнес и перспективы не попасть в органы адвокатского управления.

В то время во Франции уже прочно обосновались международные юридические и консалтинговые компании, руководимые из Лондона и Соединенных Штатов Америки. Они реально контролировали значительную часть рынка юридических услуг. Французские адвокаты опасались, что приход в корпорацию столь влиятельных сил поставит под угрозу независимость национальной адвокатуры. Однако этого не произошло, поскольку в этих фирмах уже работали французские адвокаты, которые со временем вышли на ключевые посты в управлении национальными офисами транснациональных корпораций.

Для окончательного завершения реформы монополизации адвокатской профессии французам потребовалось 20 лет. Зато не пришлось прибегать к методам гильотины в отношении тех, кто противился вступлению в адвокатуру.

Итогом объединения практикующих юристов явился численный и профессиональный рост корпорации. Адвокатура приобрела больший авторитет, юридическая практика получила дополнительный импульс к развитию, а национальный рынок юридических услуг завоевал новые позиции. Сегодня во Франции нет юриста, который бы назвал это решение ошибочным.

Евгений ЧЕРНЯЕВ

Рассказать: