×

КС отказался рассматривать жалобу на действующий порядок ознакомления с материалами уголовного дела

Заявитель в свою очередь полагает, что УПК позволяет правоохранительным органам необоснованно возобновлять предварительное следствие, прерывать ознакомление и проводить следственные действия за рамками заявленных ходатайств
Фотобанк Freepik
По мнению одного из адвокатов, не стоит связывать попытки выгодного для одной из сторон толкования закона на практике «исключительно со злым умыслом государства». Другой обратил внимание на отсутствие у стороны защиты полноценной возможности ознакомления с материалами уголовного дела.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 1904-О/2020, которым отказал в принятии к рассмотрению жалобы осужденного на закрепленный в УПК порядок ознакомления с материалами уголовного дела.

Суд не увидел нарушения прав заявителя

Осужденный Евгений Попов обжаловал конституционность отдельных положений ст. 56.1, 109, 215, 217, 219, 281.1 и 317.3 УПК. Они, по его мнению, во-первых, являются основанием «произвольного, вне контролируемых судом сроков, содержания под стражей» обвиняемых. Во-вторых, дают возможность следственным органам в период ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела необоснованно возобновлять предварительное следствие, прерывать ознакомление, проводить следственные действия, выходя за рамки заявленных ходатайств, изменять обвинение и дополнять его после начала ознакомления с материалами дела. И, в-третьих, позволяют следователю и суду без должной проверки использовать для обоснования виновности обвиняемого «недопустимые и недостоверные доказательства» – показания его предполагаемых соучастников, уголовные дела которых выделены в отдельное производство и которые отказались от своих показаний, тем самым лишив обвиняемого права на допрос таких лиц.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС отметил, что ранее заявитель уже получил «отказное» определение Суда по ст. 109 и 215 УПК.

Относительно ч. 2 ст. 219 уголовно-процессуального закона КС указал, что она во взаимосвязи с другими положениями главы 30 УПК, в том числе и оспариваемой заявителем ст. 217, предполагает, что ознакомление с материалами уголовного дела осуществляется по окончании следственных действий. «Одной из целей такого ознакомления является дополнение материалов предварительного следствия, в том числе путем проведения следственных действий и принятия с учетом их результатов соответствующих процессуальных решений, в частности касающихся содержания и объема обвинения», – пояснил Суд.

В этом ключе КС напомнил о своей позиции из Определения № 2300-О/2016. Тогда он указал, что как в ходе, так и после окончания ознакомления с материалами уголовного дела, включая дополненные следователем после удовлетворения ходатайств других участников процесса, обвиняемый также имеет право заявить ходатайства, в случае удовлетворения которых следователь дополняет материалы уголовного дела. «Если же в результате удовлетворения ходатайств потерпевшего и выявления новых фактических обстоятельств дела следователь согласно статье 175 УПК Российской Федерации изменяет ранее предъявленное обвинение, то он выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому в обычном порядке, установленном статьей 172 данного Кодекса», – процитировал Определение № 2300-О Конституционный Суд. 

Читайте также
КС не решил проблему
Последствия нарушения обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве, не могут компенсировать отсутствие ответственности по ст. 307 и 308 УК РФ
19 Октября 2016 Мнения

Далее он отметил, что оспариваемые положения ст. 56.1 и 281.1 УПК введены в этот кодекс в рамках реализации Постановления КС от 20 июля 2016 г. № 17-П, которым установлено, что обвиняемый по уголовному делу, выделенному в отдельное производство в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве, может по ходатайству стороны обвинения участвовать в судебном заседании по основному уголовному делу для дачи показаний в отношении лиц, обвиняемых в соучастии в том же преступлении.

Такое лицо, напомнил Суд, не является по основному делу ни подсудимым, ни обвиняемым, ни свидетелем. На такое лицо, когда оно допрашивается в заседании по основному делу в целях получения показаний в отношении других соучастников преступления, не распространяются требования ст. 307 и 308 УК об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний. Однако в этом случае обвиняемый по «выделенному» делу предупреждается о предусмотренных гл. 401 УПК последствиях нарушения обязательств, указанных в досудебном соглашении о сотрудничестве, в том числе связанных с умышленным сообщением ложных сведений или сокрытием от суда существенной информации. 

Читайте также
КС: заключившее досудебное соглашение лицо при допросе по основному делу не является свидетелем
Суд напомнил, что такое лицо не подлежит уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и отказ от дачи показаний, а также, вопреки доводам заявителя, не является свидетелем в уголовно-процессуальном смысле
13 Сентября 2019 Новости

С этими правовыми позициями согласуется оспариваемая ч. 2 ст. 317.3 УПК, заметил КС. Согласно ей прокурор разъясняет гражданину, заявившему ходатайство о заключении досудебного соглашения, что в случае отказа от дачи показаний в суде в отношении соучастников преступления и иных лиц, совершивших преступления, его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу. Представитель стороны обвинения также должен сообщить, что приговор заключившего досудебное соглашение можно пересмотреть, в частности если после назначения наказания будет обнаружено, что подсудимый умышленно сообщил ложные сведения или скрыл от следствия существенные сведения.

При этом, подчеркнул Суд, обвинительный приговор в любом случае не может основываться на предположениях и постановляется, только если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных доказательств.

Эксперты «АГ» разошлись во мнениях

Адвокат АБ «А2К» Дмитрий Хомич подчеркнул, что немотивированное, произвольное продление сроков предварительного расследования, равно как и содержания под стражей, не допускается и противоречит законодательству. «Конечно, на практике все еще случаются попытки произвольного, выгодного той или иной стороне уголовного процесса, толкования законодательства. Но связывать такие попытки исключительно со злым умыслом государства или его представителей неправильно и некорректно», – считает эксперт.

Он также согласился с тем, что реагировать на нарушения права на защиту необходимо. «Важно только, чтобы были соблюдены основные принципы обжалования незаконных действий, такие как реальность нарушения права и относимость этого нарушения к автору жалобы. При наличии таких условий остается только выбрать правильный механизм правовой защиты. Что касается конкретных обстоятельств жалобы заявителя, мне кажутся наиболее приемлемыми механизмы, предусмотренные в ст. 124 и 125 УПК РФ. Уверен, что ни районный прокурор, ни суд первой инстанции не стали бы игнорировать реальные нарушения установленных сроков предварительного расследования и содержания под стражей», – пояснил свою позицию Дмитрий Хомич.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов, комментируя «АГ» определение КС, заметил, что окончание предварительного следствия – одна из сложных стадий, на которой остро ощущаются нарушение баланса состязательности и отсутствие полноценной возможности ознакомления с материалами уголовного дела. «Редакции ст. 215, 217 и 219 УПК РФ позволяют органам предварительного следствия по своему усмотрению устранять недостатки следствия, дополнять материалы уголовного дела новыми доказательствами после начала ознакомления, изменять объем обвинения, продлять меру пресечения на период ознакомления и утверждения обвинительного заключения, ограничивать защиту в сроке ознакомления, поэтому действующий порядок не идеален», – пояснил эксперт.

По его мнению, нынешняя процедура делает стадию ознакомления «прерывной», позволяет стороне обвинения злоупотреблять правами, что в итоге приводит к нарушению права на защиту. «Смысл обращений Евгения Попова в Конституционный Суд мне близок и понятен. Жаль, что КС РФ не заметил очевидного, а доводы заявителя оставил без должной оценки», – заметил адвокат.

Он обратил внимание на указание КС о том, что одной из целей ознакомления участников уголовного судопроизводства является дополнение материалов предварительного следствия, в том числе путем проведения следственных действий. «В ст. 217 УПК содержится положение о праве обвиняемого и его защитника заявлять ходатайства и заявления по окончании ознакомления. И только в случае удовлетворения ходатайства следователь дополняет материалы уголовного дела. Но заявитель обращал внимание КС РФ на произвольное возобновление предварительного следствия за рамками законных оснований, проведение следственных действий в период ознакомления с материалами дела, оставленные без внимания», – подчеркнул Алексей Иванов. Попытки обжалования таких действий в районные суды не приводят к положительным результатам, поэтому смыл обращения в КС РФ очевиден, уверен эксперт.

«Представьте, защитник знакомится с материалами дела без описи, следователь прервал процедуру ознакомления, дополнил материалы дела новыми доказательствами, одновременно ограничил в сроке ознакомления и параллельно продлил срок меры пресечения подзащитному. В силу ст. 217 УПК РФ материалы уголовного дела предъявляются обвиняемому и его защитнику в подшитом и пронумерованном виде, а в прокуратуру и суд они поступают с описью. Почему закон поставил защиту в заведомо неравное положение? Боюсь, что КС РФ и здесь не увидит элементарнейшее нарушение принципа состязательности сторон и ограничение права на защиту», – заключил Алексей Иванов.

Рассказать: